174 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  2. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  3. «Дочка успокаивает: папа вернется». Судят минчанина, которого задержали на репетиции барабанщиков, — ему грозит 6 лет
  4. Самое лютое соперничество в женской «фигурке» закончилось нападением. В Голливуде об этом даже сняли кино
  5. Прогноз погоды на короткую рабочую неделю
  6. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  7. Отключение горячей воды, обострение конфликта, рекордное подорожание древесины и дожди — все за вчера
  8. В Могилеве начался суд над Павлом Северинцем и другими, он закрытый. Всех пришедших поддержать выгнали из здания
  9. В чем секрет храма в Будславе и что о нем надо знать. Вопросы и ответы о костеле, пережившем пожар
  10. Семье Ромы, который спас брата из горящего дома, выделили арендное жилье
  11. Белорусские сигареты почти на 2 млн долларов задержали в Польше
  12. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  13. «Парни, подкатывая, просят посоветовать пилу». История лесоруба Вики
  14. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  15. Против беззакония и насилия. Девушки в белом гуляют по Минску уже девять месяцев
  16. Дело Тихановского и Статкевича будет рассматривать Гомельский областной суд
  17. Трехкратный восходитель на Эверест — о рисках, очередях к вершине и коронавирусе на такой высоте
  18. Многие известные люди поддержали перемены и осудили насилие. Что с ними теперь?
  19. В Беларуси не хватает почти 84 тысяч работников. Какие кадры в дефиците
  20. «Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели
  21. Выходец из БРСМ стал новым директором Оперного театра
  22. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  23. В Green City открывается фудкорт. Первым там заработает «МакДональдс», будет и новый для Минска бренд
  24. «До переезда я думал, что это типичный Техас с перекати-поле». Белорусы — о жизни в Остине
  25. Мэр израильского Лода заявил о полной потере контроля над городом. Нетаньяху ввел режим ЧП
  26. Дерматолог — о влиянии гель-лака на кожу и ногти, тревожных симптомах и противопоказаниях
  27. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  28. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  29. Один из лучших минских спектаклей этого сезона. Почему надо посмотреть «Записки юного врача»
  30. В Беларуси — сильная геомагнитная буря


Алексей Вайткун, Марина Шкиленок,

Личное дело Центральной научной библиотеки им. Якуба Коласа Национальной академии наук Беларуси в своей очередной программе составлял журналист Алексей Вайткун. А помогал ему в этом, представлял библиотеку с интереснейшей историей и фондами заведующий отделом редких книг и рукописей Александр Стефанович.

Александр Викторович, зачастую слово "библиотека" ассоциируется с чем-то не очень интересным или даже занудным. Чем уникальна ваша библиотека?


Наша библиотека относится к Национальной академии наук Беларуси и в настоящее время является единственной крупной научной библиотекой нашей страны. В фондах собраны уникальные печатные научные документы, которые представляют большую научную ценность не только по прикладным и естественным отраслям знаний, но также и по гуманитарным наукам

Библиотека была основана раньше, чем Академия наук, и, по сути, взрастила ее. Первоначально носила имя Белинского, а потом ее переименовали в библиотеку им. Якуба Коласа.

Вы - заведующий отделом редких книг и рукописей. Буду ли я прав, если скажу, что ваш отдел - самый интересный во всей библиотеке?

Наверное, так оно и есть. Наш отдел уникален тем, что в его структурное подразделение входит два сектора. Первый - это сектор рукописей он занимается учетом и описанием богатого рукописного наследия деятелей науки и культуры, внесших значительный вклад в национальную культуру Беларуси. Кроме этого у нас хранятся многочисленные собрания рукописей, посвященных краеведению Беларуси.







Второй сектор - книговедение. Сотрудники этого сектора занимаются изучением и описанием книжных памятников XV-XXI вв. Такое объединение двух секторов в одно целое сыграло решающую роль и в пропаганде, и в комплектовании фонда. Наш отдел - это и музей, и книгохранилище одновременно: мы обеспечиваем сохранность рукописных и книжных материалов, одновременно изучая их, и пропагандируем их же путем выдачи данных документов потенциальным читателям.

Какие экспонаты вашей коллекции вы считаете уникальными?


Уникальность нашей коллекции заключается в том, что значительная часть документов, которые мы часто представляем на выставках, - это книги по разным отраслям знаний, подаренные, переданные нам или купленные библиотекой у частных лиц. Это могут быть отдельные издания и цельные коллекции. Например, фонды Национальной библиотеки Российской Федерации были сформированы на основе частных коллекции. То же самое и у нас: частные книжные собрания послужили основой для создания книжного фонда ЦНБ НАН Беларуси.

Кто передавал книги вашей библиотеке?


Не только передавали, но и продавали. Например, Давгяло, Эпимах Шипило, Колас, Купала и многие другие ученые, которые уже в 30-е годы осознавали значение научной книги для национальной культуры и для развития культуры в целом.

То есть эти люди были настолько благодарны Академии наук, что передавали часть личного фонда по завещанию, или это были передачи при жизни? Как технически это происходит?

Любой ученый комплектует литературу под себя и хранит у себя книги, которые соответствуют его кругу интересов. Для научной библиотеки особую ценность представляют книги с узкой направленностью, то есть научные издания. Например, если это ботаника или биология, то собрать уникальную книжную коллекцию этого направления довольно проблематично. Особенно если учесть, что на протяжении многих десятилетий, начиная с революционных лет и военного лихолетья, книги просто вывозились и терялись. Например, известен факт, что после Великой Отечественной войны более 80% литературы, которая находилась в библиотеках Беларуси, обратно в книгохранилища не вернулось.

Поэтому до войны ученые передавали свои книги библиотеке, и сами были заинтересованы в том, чтобы ими пользовались специалисты. К сожалению, сейчас такая традиция в некотором смысле тормозит: родственники ученых, которые ушли из жизни, стараются не передать личный фонд, а продать. Возможны и такие действия, ведь ученые никогда не получали много, из своего скудного бюджета выкраивали копейки, покупали интересующую их литературу, которая из-за своей узкой тематической направленности или малотиражности имела двойное значение в плане оценки материальной и духовной стоимости продаваемых книг.

Взять, например, Петра Глебку, политического деятеля, писателя, мемориальный кабинет которого до сих пор существует в нашей библиотеке. После его смерти по завещанию вдова передала всю его библиотеку с инвентарем, который находился в его рабочем кабинете. Книжные полки, статуэтки, письменный стол - все, что было в его кабинете, было передано нам. К моменту переезда имущества Петра Федоровича к нам мы нашли точно такое же по размеру помещение, в котором он работал до своей смерти. Совпало все, вплоть до высоты потолка. Теперь этот кабинет - излюбленное место наших гостей.

Удалось ли сохранить ту атмосферу, которая была при Глебке?


Когда там проходят круглые столы или встречи с интересными людьми, все обращают внимание на ауру, которая создается в этом кабинете. Видимо, портреты, которые висят на стенах, книжная атмосфера настраивают на определенный лад, поэтому довольно интересно и захватывающе проходит как само общение с людьми, которые находятся в этом месте, так и общение с книгами, находящимися там.

Глебка известен как директор академического института, как политический деятель. В советские времена упоминание врагов народа, а особенно хранение книг запрещенных авторов, таких как Шопенгауэр, Метерлинк, некоторых других, было чревато последствиями не только для служебного роста, но и для личной жизни и имиджа. Но в библиотеке Глебки издания этих авторов есть. В его библиотеке есть книги с дарственными надписями, где на титульном листе было конкретно написано "любимому другу" или "уважаемому собеседнику", тех репрессированных белорусских писателей, которые в 20-30-е годы были расстреляны.

То есть Глебка не боялся?

Глебка не боялся: мало того, что он не отказался от своих друзей, он также хранил их книги, которые изымались из государственных библиотек. Эта единственная частная библиотека пережила войну на оккупированной территории и была сохранена в том первоначальном составе, в котором собиралась.

Скажите, а нет ли у вас некоего чувства соперничества с вашими коллегами, например, с Музеем литературы и искусства? Ведь эту коллекцию вполне могли передать им. Как вы делите писательское наследие?

Есть такое мнение, что яйца нужно держать в разных корзинах. Это образное выражение, но оно прекрасно иллюстрирует то, что каждый документ должен храниться на своем месте. Мы не конфликтуем ни с одной библиотекой, ни с одним музеем, а друг друга обогащаем и помогаем не только интересующей информацией, но и проводим совместные мероприятия. Если где-то организуют выставку и не хватает документов, которые есть у нас, мы их предоставляем. Мы дружим, идем навстречу любой стороне, которая в нас заинтересована, ведь делаем общее дело - пропагандируем наследие, как наше, так и европейское.

Какой должна быть книга или документ, чтобы они попали в ваши фонды?


Есть общепризнанный критерий редких книг, который включает в себя массу признаков. Первое - это хронология: чем книга старше, тем большую ценность она представляет, хотя есть книги, которые были изданы в начале ХХ века, но по ценности могут соперничать с изданиями, выходившими в XVIII веке. Кроме того, ценность книги определяется тиражом, т.е. экземплярностью, тем, какой тираж был у нее, на какой бумаге она была выпущена, прижизненное это издание или посмертное, имеет ли иллюстрации (гравюры) или нет, индивидуальный ли это заказ, выполненный с тиснением и в изысканном переплете, или обычное тиражное издание.

Любая книга, независимо от ее выполнения, имеет свою ценность и своего читателя, но художественное оформление обращает на себя отдельное внимание.

Вы профессионально разбираетесь в книге. А за что вы ее любите?


Я люблю книгу за то, что она живая, за то, что книга – это мысли конкретного человека, с которым можно общаться, независимо от того, жив он или ушел в вечность. Книги - это "люди", которые тебя окружают, и ты окружаешь себя теми людьми, которые тебе интересны. Вы сами выбираете себе друзей и формируете свой круг общения, так же происходит и с библиотекой: это те же живые мысли людей, только воплощенные в форму книги.

В таком случае, как вы относитесь к тому, что есть квартиры без единой книжки?


Я не верю, что в квартире нет ни одной книжки. Чековая книжка - это тоже книжка, туда тоже надо писать, ее надо читать. Паспорт - это тоже книжка.

Но это не та книжка…

Неважно, это носитель информации. Другое дело, что он обезличен. Значит, тот человек, который не имеет книг, в них не нуждается, поэтому богатство его речи ограничивается тринадцатью выражениями Эллочки.

У человека широких взглядов может не быть книг, но у него есть друзья, которые читают и рассказывают ему о книгах, то есть он может быть интерактивным носителем информации. Если его что-то заинтересовало, он может это прочитать не только в книге, а и в полнотекстовом варианте в интернете.

На ваш взгляд, сегодня читают?

Книг стали читать меньше, но это не вина самих читателей. Раньше культуру прививали и насаждали, и, возможно, это кому-то не нравилось, но это работало. Я считаю, культуру надо прививать своим примером, общением, цитатами классиков. Сейчас модны сериалы по произведениям последних – Булгакова, Достоевского: через призму телеспектаклей книги доходят до читателей и зрителей. Это путь к книге посредством современных технологий.

Естественно, такого взрыва интереса к книге, который был раньше, уже не будет. Современные технологии делают не совсем хорошее дело, подменяют ценности, но все равно книга будет нужна во все времена. Она органична, так как сделана из натурального материала, ее запах и ауру не передаст никакой компьютер.

Но хранение и собирание книг - удел немногих. Те книжные собрания, которые хранятся у нас и хранились на протяжении столетий, могли позволить себе обеспеченные люди и ученые, те, для кого книга была главным орудием их деятельности и творчества. Отношение к книге в современном обществе изменилось. Сейчас мы поем и пляшем, не уделяя должного внимания внутренней культуре, которая появляется не на голом месте. А на песке, как известно, и трава не растет...

А что же делать, на ваш взгляд?

Нужно пропагандировать книгу в разных ее формах. Если люди не читают, нужно создавать передачи, озвучивать произведения классиков. В этом смысле аудиокниги в mp3-формате - хороший выход для домохозяек и школьников, которые играют в футбол.

Вернемся к вашей библиотеке. Насколько мне известно, у вас есть книги не только разного времени, но и разных размеров - от самых маленьких до огромнейших.

Да, размер - это отдельный параметр, который составляет ценность книги. У нас есть две маленькие книги - Коран и Библия, изданная в Санкт-Петербурге в 1909 году. Размер Корана - 1,5х1 см, толщина около 8 мм, Библия - 24х12 мм.









В советское время были коллекционеры, которые собирали только такие миниатюрные издания, а некоторые издания продавались вместе с лупами - столь мал был текст.

Самая большая книга, которая у нас есть, - это "Птицы Америки" Джеймса Дюбона. Автор был орнитологом, собирал птиц, рисовал их, а потом свои рисунки издал. Кстати, открылся интересный факт: он не только собирал птиц, делал из них чучела, но и дегустировал их мясо.

Большое внимание в прессе уделялось приезду семьи Радзивилл, которая выразила желание посетить именно вашу библиотеку.

На последнем заседании ЮНЕСКО, которое состоялось в этом году в Мирском замке, председатель Национальной комиссии Беларуси по делам ЮНЕСКО Владимир Счастный сделал сообщение, на котором отметил значительный вклад нашей библиотеки в продвижение и пропаганду книжного наследия князей Радзивиллов. Он указал на то, что в 1994 году в нашей библиотеке была устроена выставка, посвященная семье Радзивилл, на которой побывал и он сам. Счастного удивило то многообразие книжного наследия, которое хранится в нашем фонде.

А что у вас хранится?


Сама библиотека существовала с XVI века, предыдущие собрания, которые хранились в этой библиотеке в связи с разными историческими катаклизмами, были утрачены. Например, с 1768 по 1772 годы из Несвижа была вывезена библиотека Радзивиллов, которая на тот момент составляла более 20 тысяч единиц. Значительная часть этого материла была передана в Академию наук Российской Федерации (тогда - Императорской академии наук). Это собрание, которое вывезли в Питер, более 60 лет пролежало в деревянных сундуках и не разбиралось. Только в начале XIX века его стали комплектовать в фонды библиотеки. В тот момент оказалось, что специалистов по языкам не было, не было кому работать. Потом в университетской библиотеке в Хельсинки сгорел фонд, и они попросили пополнить их библиотеку теми дублетными фондами, которые были в Императорской библиотеке. Российская императорская библиотека предоставила часть книг из Радзивилловской коллекции. Кроме того, часть этой библиотеки была передана Московской епархии, Московскому университету.

У нас находится часть книжной коллекции князей Радзивиллов Несвижской ординации, собранная в XIX веке супругой Антония Радзивилла Марией де Каштелян. Данная библиотека относится к последней, которая существовала в Несвиже на протяжении XIX - начала XX века.

Сколько экземпляров из Радзивилловской библиотеки есть у вас?


В начале 40-х годов ХХ века Несвижский замок не был музейным экспонатом, его опечатали. Помимо служащих этого замка там были и красноармейцы, которые старались продать часть книг, чтобы заработать деньги. Имущество Радзивиллов стало появляться на "черном" рынке, поэтому была создана специальная комиссия, по указаниям которой все ценности, находившиеся на тот момент в Несвиже, должны были быть переданы: книги - Национальной библиотеке Академии наук, музейные экспонаты, картины и драгоценности – Государственному музею. Часть сокровищ, ювелирных изделий находится в Эрмитаже.

При участии фонда ЮНЕСКО мы выпустили компакт-диск того наследия Радзивиллов, которое сохранилось у нас, на территории Беларуси. Мы показывали это наследие, привлекали интерес зарубежных ученых и общественности, тем самым подчеркивая, что у нас есть, что показать, и есть, чем гордиться. Кроме того, это послужило первым этапом в дальнейшем становлении процесса виртуального возвращения культурных ценностей на их историческую родину.

Об этом узнали Радзивиллы, после чего приехали в Беларусь?

Они и раньше приезжали, в советское и перестроечное время, но отношение к ним было совершенно другим: их даже не пускали на порог собственного имения. Сейчас же ситуация изменилась.





В фондах нашей библиотеки хранится большая часть книжной коллекции, которая была собрана в XIX - начале XX века, у нас более трех с половиной тысяч наименований. Для дочери последнего хозяина Мирского замка пани Эльжбеты Радзивилл, которая недавно была у нас с визитом, было шоком увидеть книгу, которую она держала в руках в детстве. Она прижала ее к груди и сказала: "Эту книгу мне подарил мой дядя, я в детстве очень любила смотреть в ней картинки!".

Перед ее визитом мы выставили книги, которые были значимы в первую очередь для нас: несвижскую коллекцию. Но оказалось, что она состоит из различных коллекций других Радзивиллов: Антония Радзивилла, Станислава Радзивилла, Иеронима Радзивилла, Ежи Радзивилла...





Пани Эльжбету порадовали условия, в которых хранится коллекция, то, что все книги с экслибрисами, где указаны разные родственные отношения.

Как интересно… Скажите, а насколько возможно попасть в вашу библиотеку, ведь желающих посмотреть эти книги очень много? Кого вы записываете в свою библиотеку?

Мы - библиотека ведомственная, поэтому акцентируем внимание на специалистах узкого профиля. Но мы часто организовываем выставки, где пропагандируем книжное и рукописное наследие, которое хранится у нас. Это реальная возможность читателям и всем, кто заинтересован в культурном наследии, посмотреть и ознакомиться с теми документами, которые стоят на нашей выставке. Пользоваться этими документами в режиме читателя имеет право только тот, кто записан в нашу библиотеку.

Но вы же не всех записываете!

Мы записываем студентов-дипломников, ученых, сотрудников Академии наук, преподавателей. Но во время проведения выставок библиотеку может посетить каждый по специальному разовому читательскому билету.

Раз доступ к вам ограничен, не собираетесь ли вы в таком случае выкладывать свои фонды на цифровых носителях или организовывать разовые экскурсии для школьников?

Мы проводим экскурсии, в меру возможностей пропагандируем фонды. Что касается выставления цифровых копий книг - это вопрос не одной минуты. Мы готовы к сотрудничеству и разумному компромиссу, но для оцифровки нужна определенная техника, определенные условия. Кроме того, есть личные фонды, которые по закону об авторском праве мы не должны выставлять для широкого пользования пятьдесят лет.

Над чем работаете сейчас и чем планируете заниматься в ближайшее время?


Сейчас у нас идет научно-исследовательская работа. Что касается выставочной работы, то каждый год, исходя из юбилейных дат, мы планируем выставки, сотрудничаем со всеми, кому можем быть полезными.

-20%
-40%
-21%
-15%
-10%
-25%
-20%
-10%