176 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  2. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  3. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-кассовый центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  4. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  5. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  6. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  7. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  8. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  9. Возле Дома правосудия задержали журналиста TUT.BY. Ее отправили на Окрестина, в субботу ее будут судить
  10. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  11. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  12. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  13. Фоторепортаж. На Куйбышева открылась «Песочница» — площадка с уличной едой, которую любят минчане
  14. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  15. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  16. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  17. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  18. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  19. Стартовала выставка-конвент Unicon & Game Expo. Вот как выглядят ее гости и участники
  20. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  21. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  22. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  23. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  24. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  25. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  26. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  27. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  28. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  29. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  30. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга


фото
Белорусский кинематограф уже не тот, каким был в 80-е годы прошлого века. И новая эра белорусского кино пока что не наступила. Более того, остается неясным, когда же она наступит. Своим мнением по этому поводу в эфире Радио TUT.BY поделилась искусствовед Нина Фрольцова.
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Белорусы практически ничего не знают о белорусском кино. А что, с вашей точки зрения, мы должны знать о нашем кино?
 
На мой взгляд, знания о белорусском кинематографе не исчерпываются тем, что могут сказать о нем киноведы, искусствоведы или литература, которая у нас есть в достаточно большом количестве. Пару лет назад было выпущено четыре тома энциклопедии о белорусском кино – это полная история белорусского национального кино, начиная от 1924 года. Кроме того, есть сборник "Все белорусские фильмы", который рассказывает обо всех фильмах, созданных национальным кинематографом, начиная с 20-х годов ХХ века.
 
Недостаток знаний у широкой аудитории объясняется тем, что в этом деле плохо используются современные технологии передачи информации. Плохо задействованы интернет-ресурсы, нет сайтов, посвященных национальному кино, созданных профессионалами-искусствоведами. В мире есть очень много положительных примеров, которые нужно брать на вооружение. Нужно снимать программы об отечественном кинематографе, о режиссерах, фильмы о том, как снимаются фильмы, и выкладывать все это в интернет. Интернет – это прерогатива молодежи, и именно на молодежную аудиторию нужно рассчитывать в продвижении знаний о кинематографе. Нужно дать молодым людям повод поинтересоваться какими-то сведениями о кино, заглянуть в интернет-библиотеки, на профессионально созданные сайты.
 
Но такой работой должны заниматься те, кто заинтересованы в этом, то есть люди, которые продают фильмы. А у нас фильмы никто не продает…
 
У нас фильмы продаются. Понадобилось пятнадцать лет, чтобы мысль о том, что фильм является произведением искусства, которое делается для продажи, проникло в социалистическое сознание нашего кинохудожника. Стереотипное мышление привело к тому, что в конце 80-х годов в странах СНГ, в том числе и в Беларуси, кинопрокат отделили от кинопроизводства. Для крупных стран типа России прокатное пространство оказалось монополизированным. Даже такие великие люди, как Никита Михалков со своим колоссальным имиджем и влиянием во властных структурах, жалуются на то, что прокат фактически не показывает российское кино. В России снимаются талантливые фильмы, но зритель их просто не видит, потому что прокатная сеть живет по своим законам. Это очень существенная проблема.
 
В нашей стране это так не ощущается, потому что рынок кинопроката очень ограничен. Но работа с белорусским фильмом у нас ведется. На эту идею направлена организация ежегодного кинофестиваля "Лістапад", в рамках которого проходят просмотры новых белорусских фильмов. Но здесь встает вопрос о конкурентоспособности, потому что очень медленно осознается идея, что произведения искусства должны продаваться.
 
В нашей стране есть продюсеры, кроме "Беларусьфильма", которые понимают это?
 
В нашей стране продюсером является государство – это субъект продюсерской деятельности. Надо отдать должное нашему политическому руководству, оно не бросило национальный кинематограф на произвол судьбы. Если брать страны Европейского Союза, то такого шведского кино, которое мы знали по имени Бергмана, сейчас практически нет. Хотя есть Королевская киношкола, готовят специалистов, но шведского кинематографа почти нет.
 
Глобализация аудиовизуальной индустрии в целом сделала невозможным факт выживания кино как части этой индустрии в отдельно взятой стране. Обязательно должны быть какие-то условия кооперации усилий. Подобные кооперативные усилия, сотрудничество позволяет поддерживать национальное кино. При этом очень важна роль государства – оно может как способствовать, так и препятствовать развитию национального кинематографа.
 
Очень показателен в этом смысле пример Австралии. Австралийский фильм "Пианино", вышедший в 1992 году, вызвал широкий резонанс в Европе. Правительство страны очень многое сделало для того, чтобы тенденцию знаний об австралийском кино в мире поддержать. В результате вышел фильм "Австралия" с Николь Кидман в главной роли. Сюжет фильма очень простой, но интересно то, что в создании его огромную роль сыграло австралийское Министерство туризма. Оно организовало вокруг себя такую творческую ауру, которая привлекла инвесторов и позволила снять фильм как визитную карточку страны. Так что роль государства очень важна, оно может протежировать создание национальных фильмов.
 
Но австралийский кинематограф основывался на "Пианино". Получается, что и нашему кинематографу нужно снять что-то подобное, чтобы двинуться куда-то… Сняли "В августе 44-го…" и до сих пор не можем разобраться, чей это фильм – наш или российский.
 
У нас особенная ситуация. Каким был белорусский кинематограф до 1991 года? Вошел ли он в мировое пространство? Безусловно, он вошел, сначала как органичная часть советского кинематографа, а затем отдельные фильмы вошли в кинематограф, заявляя себя примером национального кинематографа. В этом отношении наши отечественные кинематографисты, которые создали наше кино послевоенного времени, составили основную когорту белорусского документального, игрового кино. Они определили какой-то уровень национального самосознания в отношении к белорусскому фильму и сумели эмоционально и эстетически выразить тему Великой Отечественной войны, потому что каждый из них имел личный эмоциональный опыт жизни во время войны.
 
Для того, чтобы снять фильм, подобный фильму М.Пташука "В августе 44-го…", нужно иметь именно такой личный эмоциональный опыт, эмоциональное сопереживание. Если в душе художника такого нет, то не получится настоящего искусства.
 
М.Пташук проектировал свою картину три года, проживал ее в душе. Режиссер должен быть таким, и, к сожалению, сейчас подобных художников нет.
 
Когда после 1991 года пришлось полностью перестраивать всю систему, в том числе и кинематографическую, только благодаря авторитету таких художников, как В.Туров, М.Пташук, В.Дашук, В.Никифоров, удалось сохранить киностудию в качестве элемента национальной индустрии и экономики. Но этого не получилось бы без поддержки государства. В тот момент проще всего было продать эту студию в частные руки, как было сделано в других государствах. К счастью, этого не случилось.
 
Каковы же причины конфликта между Москвой и Минском по поводу фильма Пташука "В августе 44-го…"?
 
Это затяжное дело. Когда картина была запущена в производство, были составлены договорные отношения и определены денежные вопросы. Так получилось, что производство осуществляется в основном за наш счет, потому что белорусы - это очень исправные и дисциплинированные люди. Дело в том, что в наших странах различный подход в области налогообложения и сохранения авторских прав. Эти разногласия для нормального человека не представляются сложными, потому что всегда можно попытаться договориться. Например, наш писатель может договориться с российским издательством о конкретных суммах и процентах, которые будут отчисляться на технологию производства его книги. А в кинематографе очень тяжело состыковать вопросы экономического и правового порядка. Этим, к сожалению, и пользуются недобросовестные люди в Москве. Нельзя забывать, что в России капитализм строится в формате девятнадцатого века. Они стремятся обставить и обойти конкурента. Фирма, с которой заключаешь договор сегодня, завтра может исчезнуть. Надо отдать должное директору "Беларусьфильма" Владимиру Петровичу Заметалину, который придает огромное значение этому вопросу. Не думаю, что эта история может повториться.
 
В кинопроизводстве мы решили консолидироваться с Москвой. Не потеряем ли мы свой белорусский кинематограф?
 
Основная масса белорусов не знает особенностей кинопроизводства. У Беларуси хорошие отношения с Москвой в творческих аспектах. У нас себестоимость продукта и всех услуг, которые производит "Беларусьфильм", намного ниже, чем в России. Поэтому наша производственная база полностью загружена и съемка фильмов проходит в Беларуси. Россияне предпочитают производить многие работы у нас из-за низкой себестоимости продукта.
 
У нас всегда были хорошие условия для производства, потому что большая студия модернизировалась с середины восьмидесятых годов. На отечественной киностудии сейчас есть оборудование, которое отвечает всем требованиям. В частности, можно перевести кинопленочное изображение на цифру и наоборот. Самое дорогое в технологическом производстве фильма – это кинопленка и стоимость ее обработки. Сейчас почти во всех странах предпочитают миновать первоначальный пленочный процесс, потому что это существенно удешевляет индустрию.
 
Чего не хватает белорусской киноиндустрии?
 
Никакое искусство не может жить в изоляции. Еще А.С. Пушкин говорил, что вдохновенье не продается, но можно рукопись продать. Искусство – это производство и личность писателя. Если человек идет в искусство и в глубине не видит себя в нем, он должен быть готов к определенным проблемам. Даже красный диплом об окончании Белорусской академии искусств или сертификат с золотым отличием, полученный на высших режиссерских курсах в Москве, не делает вас хорошим режиссером. Какую кинематографическую школу заканчивал Лукас, Спилберг, Форман? Художник должен развиваться сам, потому что он похож на монаха. Только тогда может что-то получиться. А если не получается, надо задуматься, стоило ли тебе идти в кино.
 
Получается, что на "Беларусьфильме" работают люди, которым не стоило идти в кино?
 
В Беларуси готовят операторов и звукорежиссеров для телевидения, но никак не для работы с кинофильмами. Кино – это костер, в который все время нужно забрасывать поленья. Благодаря инициативе Турова и Дашука в восьмидесятых годах в Беларуси начали готовить кадры для кино. Жаль только, что система внушила людям, что диплом дает власть над всем. На самом деле, нужно постоянно отстаивать право на возможность быть художником. Проблема в том, что наших режиссеров тянет на фильмы, которые не соразмерны их жизненному опыту. Мы должны гордиться нашими военными фильмами.
 
Когда важнейшим из искусств в нашей стране станет кино?
 
Чтобы это произошло, нужно учиться, учиться и еще раз учиться! Об этом говорил вождь пролетариата. Но ведь он повторил истину, которая была известна всем с незапамятных времен. В белорусском кинематографе мало таких опытных людей, как Александр Ефремов и Вячеслав Никифоров. А молодые авторы пока не могут достойно показать себя.
-25%
-14%
-30%
-70%
-20%
-50%
-25%
-25%