175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  2. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  3. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  4. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  5. Завтра начинают судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Большинству обвиняемых — от 19 до 24 лет
  6. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  7. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  8. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  9. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  10. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  11. «Дочка успокаивает: папа вернется». Минчанину, которого задержали на репетиции барабанщиков, дали 6 лет колонии
  12. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  13. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  14. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  15. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  16. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  17. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  18. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  19. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  20. Лишился более 200 тысяч долларов. Белорус принял участие в «спецоперации» по выявлению мошенников в банке
  21. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  22. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  23. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран
  24. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  25. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  26. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  27. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  28. На МТЗ реконструкция, в основном — за кредитные займы
  29. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  30. В Будславе начали работу альпинисты. На восстановление костела белорусы уже собрали 170 тысяч рублей


Книга Джейн Грейсон "Владимир Набоков" вышла в серии "Иллюстрированные биографии", публикуемой издательством Penguin Illustrated Lives. Как сообщает ВВС, книга как нельзя лучше пользуется возможностями, предоставляемыми именно этим жанром: на 146 страницах - 127 картинок.

На обложке - затылок, правое ухо и дужка очков Набокова, который, сидя в машине, что-то пишет на маленькой карточке - похоже, что по-английски. "Загадочный, неуловимый русский писатель, забравшийся в американскую машину, сразу напоминающую о Лолите, о жарких американских дорогах, по которым колесит Гумберт Гумберт". А дальше - папа и мама Набокова в зимних пальто и шапках, на снегу - далеко за спиной у них лес, на переднем плане - борзая. Белая, элегантная, аристократичная. Затем - красивый, снедаемый честолюбием мальчик в кембриджской накидке и шапочке. Маститый автор в шляпе и галстуке у газетного латка в Швейцарии. А на фронтипсисе – совершенно неожиданный - незащищенный, ранимый, лирический Набоков 1939 года.

Но заслуга Джейн Грейсон, конечно, не только в том, что она так сумела подобрать и расположить фотографии. На небольшом предоставленном ей пространстве текста она прочертила соотношение между реальной жизнью Набокова и той его жизнью, которую он сам ввел в свои книги и даже в свои воспоминания.

Первая глава в книге называется Border Crossing - "Пересечение границ", и это не только четко поделившее жизнь писателя пересечение государственных границ стран, где Набоков жил (первые 20 лет - Россия, вторые 20 лет - Европа, затем 19 лет - Америка, и последние 18 - снова Европа), это пересечение границ между жизнью и искусством. Как говорит Джейн Грейсон, Набоков, словно Алиса в Зазеркалье, уходит в автобиографию и самоперевод и таким образом латает страшные разрывы своей жизни, возвращая себе необходимую цельность. Трагедию своей судьбы он обращает в искусство. Однако на долю его биографа выпадает задача, не утеряв восхищения этим искусством, все же проверить, как обстояло дело в реальности.

Книга Джейн Грейсон полна раскиданных тут и там точных фактов и подробностей. Раскиданных - потому что часто они встречаются не в основном тексте, а в подписях под фотографиями. Например - нежный пастельный портрет матери Набокова - Елены Ивановны, копия с хранящейся в Русском музее работы Бакста 1909 года. Джейн Грейсон обращает внимание на нитку жемчуга у нее на шее. Оказывается, именно этот жемчуг пошел на то, чтобы оплатить первые два года Набокова в Кембридже.

Или известная фотография Набокова с маленьким сыном Дмитрием, снятая женой Набокова Верой, и приводимая в Speak memory - английском варианте автобиографии. Выясняется, что эта фотография и подпись под нею о досаждавших в Ментоне комарах призваны утаить тяжелый период семейных ссор, связанных с романом Набокова с Ириной Гуаданини, о котором в автобиографии нет ни слова, ни намека.
-25%
-15%
-10%
-50%
-10%
-15%
-50%
-20%
-80%
-50%