Коронавирус
Выборы-2020
Коллапс с водой в Минске


Дмитрий ЛУКАШУК,

фотоЛидер группы "Нейро Дюбель" Александр Куллинкович рассказал "Е", почему в нашей стране начался бардак, как относится к любви за деньги, что получил из рук Владимира Мулявина и что хорошего вышло из встреч с Пролесковским и Милинкевичем.

- На прошлой "Рок-каранацыі" вы второй раз получили "рок-корону". На очередной "каранацыі" рассчитываете на какую-либо награду?

- В этом году новый альбом мы не выпустили, каких-то выдающихся концертов не было, поэтому вряд ли можем на что-то претендовать. Единственное достижение - клип сняли.

- Расскажи коротко биографию дважды "рок-короля" Куллинковича…

- Родился в городе Смолевичи. Мать, Зоя Александровна, - бухгалтер, отец, Михаил Григорьевич, - электрик на Тракторном заводе. Учился я в обычной средней школе, а потом - в ПТУ №23 на сантехника. Потом короткое время - в БГУ на журфаке. Но быстро понял, что это не мое, и однажды ушел с лекции и больше туда не вернулся. На этом учеба закончилась. Дальше была куча разных работ: я был рабочим на стройке, работал дворником в Совете министров при Дементее. После того, как я оттуда уволился, в стране начался бардак.

- А где факты обучения азам музыки?

- У меня нет никакого музыкального образования ни в душе, ни в корочках. Я музыкально бездарен и необразован.

- Откуда же такое стремление к музыке?

- В генах точно ничего нет. Но я с детства, как только услышал, безумно полюбил KISS, AC/DC. И особенно The BEATLES. Я был жутким "битломаном" и до сих пор остаюсь им. И верен им буду до самой смерти.

- Зная Куллинковича только по его творчеству, трудно его представить "битломаном"…

- А почему нет? "Битлз" - это безумно интеллигентная музыка. Я хоть на сцене и веду себя как дурак, на все-таки нескромно считаю, что я не быдло и достаточно воспитанный человек. Можно не быть "битломаном", но любой воспитанный человек эту музыку слышал и уважает ее. Я мало знаю быдла, которое бы слушало "Битлз". Меня "Битлз" от малолетней тюрьмы спас. Я жил в новом районе, в Уручье. Все вокруг такие шебуршные, мозги набекрень, какие-то компании. Они пошли одной стезей, а меня "Битлз" научил думать, и я пошел другой дорогой, чем та, по которой пошло большинство моих друзей.

- Как произошло твое вхождение в большую музыку?

- "Нейро Дюбель" родился 17 июля 1989 года. Мы с шурином, мужем моей сестры, проснулись с какого-то бодунища, и он что-то такое наиграл на гитаре. Я же всю жизнь хотел петь и что-то под его наигрывания налялякал. С этого момента мы периодически стали вместе что-то играть, лялякать и записывать это на магнитофон. Потом появился гитарист Юра Наумов. И уже с ним под ритм-машинку в течение двух лет что-то писали на этот же магнитофон. В 1991 году мы собрали концертный состав и в первый раз вышли на сцену.

- Сколько раз с тех пор менялся состав?

- Несколько раз. И в основном менялись басисты. В 1993 году мы первый раз сменили басиста ввиду его тотального пьянства. В 2003 году опять пришлось менять басиста и опять ввиду тотального пьянства. А остальное - это люди, которые сами уходили по каким-либо причинам. Макс Ивашин уехал сначала учиться, а потом работать в Канаду. Он то уезжал, то приезжал, и это было очень неудобно. В качестве сессионных музыкантов брали клавишников "Крамы", других групп. И в конце концов решили вообще отказаться от клавиш в музыке. Ну и так далее. Но с 2003 года состав не меняется.

- Становление Куллинковича-музыканта мы отследили. Расскажи, как ты мужал. Помнишь, например, свой первый сексуальный опыт?

- Если честно, то очень смутно. Это не оттого, что я был пьян или не хочу рассказывать. Просто после определенных событий и операции на голове, которую мне пришлось перенести, некоторые мои воспоминания очень расплывчатые. То, что было со мной в 80-х, 90-х, в памяти расплывается. Хотя, может, раньше про это просто не думал, а сейчас что-то всплывает. Но говорить все равно не буду. Одно могу сказать - когда желание получить первый сексуальный опыт возникнет, то никуда от этого не деться и получать его надо. Как - каждый выбирает сам. Помню, что у меня от него никакого гнетущего впечатления не осталось.

- А как у тебя складываются отношения с фанатками? Как относишься к женщинам легкого поведения?

- Всех в кучу сгреб! Ты еще феминисток сюда добавь! "Дюбелевские" фанатки - это в большинстве своем нормальные и хорошие девушки. Никаких вешаний на шею (на мою шею, например) за всю историю группы не было. Всегда все было интеллигентно и, как правило, на "вы". Иногда я видел влечение в глазах, но на шею не вешались и ширинку не расстегивали, слава богу. Терпеть не могу навязчивых женщин! А к женщинам, которые дарят любовь за деньги, я отношусь никак. Но - спрос рождает предложение. Этим я не пользовался никогда и никогда не буду. Неинтересно. Но проституция - это работа, и работа тяжелая. Как, в общем-то, и любая другая работа.

- Почему русскоязычный "Дюбель" в один прекрасный момент запел на "матчынай мове"?

- Я "обчитался" Короткевичем. И в состоянии подпития начал думать, как мне казалось, по-белорусски. В таком состоянии начал писать по-белорусски, как мне казалось, песни. Вот так постепенно и втянулся. Добрые люди помогали с редактурой текстов, убирали откровенные "русизмы". Дань уважения нашей культуре и нашей стране.

- И это стало примером для молодых "панковских" групп…

- Это плюс нам. Многие молодые группы, которые нам подражали, начали петь по-белорусски. Это наша заслуга, и я этим горжусь.

- Первую "рок-корону" ты получил из рук Мулявина. Какие остались впечатления?

- Самые восторженные. Страшно этим горжусь. Если, когда я буду умирать, меня попросят назвать самые дорогие вещи из прожитой жизни, я назову именно этот случай - что корону мне вручал сам Владимир Мулявин. Тем более что и со сцены и в кулуарах он говорил о том, что слышал нас и что награда нашла героев. И это вдвойне приятно.

- В жизни я тебя знаю как спокойного и уравновешенного человека. Что за метаморфозы с тобой происходят на сцене?

- Это что-то вырывается изнутри. Как только я вышел на сцену и взялся рукой за микрофон, в меня идет какое-то вливание. Выхожу на сцену абсолютно трезвый и вдруг начинаю вести себя, как обдолбанный. Безусловно, частично - это сложившийся имидж. Публика этого ждет, и мы им это даем. Но в остальном это энергетика. У нас очень заряженные энергетикой песни. Мы их выкладываем в зал, и, если хорошая публика, мы обратно получаем заряд еще больший. Это просто подбрасывает на сцене.

- Как жена относится к твоему творчеству и как воспринимает тебя на сцене?

- Уже нейтрально. Мы ведь живем вместе уже 10 лет. Просто как к моей работе. Ахов и вздохов по поводу написанных песен нет. Хотя ей нравится то, что я делаю. По крайней мере, она так говорит.

- Не думал задействовать ее в группе - на подпевках, например?

- Нет. Она, может, и захотела бы, если бы я сильно позвал, но я не хочу. Сцена - это как бой. Не хочется с собой в бой тянуть жену. Сын - другое дело. Захочет - пускай идет. Он, как ни странно, очень музыкален.

- Ты с коллегами был не только на встрече в Администрации президента, но почти тем же составом и на встрече с Милинкевичем. Как относишься к общению людей творческих с сильными мира сего?

- Плохо. Я и с Пролесковским, и с Милинкевичем разговаривал достаточно агрессивно. Я против таких походов - музыкант должен заниматься музыкой. Единственный позитив, который после этого произошел, в том, что политики перестали интересоваться музыкой. С нас сняли запрет, но нас как бы и нет. Нас принято "не звать". И это хорошо. Если раньше оппозиция знала, что мы есть, и звала нас, а власть знала, что мы есть, и не звала, то сейчас не зовут ни те, ни другие. Делают вид, что нас не существует, и это самая лучшая ситуация для музыкантов. Зато мы существуем для своей публики. И это главное.

- Как ты в жизни относишься к алкоголю и наркотикам?

- К алкоголю я отношусь неплохо в разумных пределах. Хотя последние полгода практически не пью. Меня даже можно встретить с безалкогольным пивом. К наркотикам отношусь резко отрицательно.

-30%
-25%
-30%
-23%
-20%
-15%
-30%
-10%