Кастусь ЛАШКЕВИЧ, / Кастусь ЛАШКЕВИЧ

11 декабря в Израильском культурно-информационном центре публике представят

Павел Костюкевич родился в 1979 году в Минске. С 1998-го живет в Израиле, регулярно наведываясь в Беларусь. Окончил Академический колледж в Тель-Авиве (бакалавр психологии).
Один из первых в истории переводчиков с иврита на "мову". В 2007-м в его переводе вышел сборник рассказов культового израильского писателя Этгара Керета "Кіроўца аўтобусу, які хацеў стаць Богам" (Минск, "Логвинов" ).
С английского на белорусский перевел легендарный роман Курта Воннегута "Бойня номер пять", ожидающий издания. Работает над составлением иврит-белорусского словаря.
 

первую в истории антологию израильской литературы на белорусском
языке "Чалавек, які скраў Сьцяну Плачу" (издательство "Логвинов", Минск)". Каково это, жить на перекрестке белорусской и израильской культур, мы беседуем с литератором и переводчиком Павлом КОСТЮКЕВИЧЕМ.
 
 
Для 18-летнего минчанина все переменилось, когда он отправился на Землю обетованную, чтобы проститься с лежавшим при смерти дедом. "Страна понравилась, и я остался. Без семьи, друзей сразу пришлось осознать, что детство закончилось и нужно самому зарабатывать на жизнь. Можно сказать, что я изведал на себе "оскал капитализма", — рассказывает Павел.
 
За год освоил разговорный иврит, поступил на "психологию" в Тель-Авивский академический колледж. Но, получив диплом, понял, что это не его и подался на курсы рекламы. За эти десять лет кем он только не работал: официантом, грузчиком, рекламным агентом, даже охранником бывшего премьер-министра Израиля… В свободное время занимался любимым делом — писал "беларускамоўную" прозу и переводил израильскую литературу. Многие из его самобытных текстов увидели свет в газете "Наша Ніва", а в минувшем году в Минске состоялась презентация сборника рассказов культового израильского писателя Этгара Керета в переводе Костюкевича. Книга разошлась с прилавков и получила высокую оценку критиков.
 
 
"ТРАСЯНКА" — КЛЮЧ К ИЗРАИЛЮ?
 
 
— Будучи одним из первых в истории переводчиков с иврита на "мову", автором дебютных книг израильской литературы по-белорусски, ощущаешь ли себя первопроходцем?
 
— Довольно глупо гордиться тем, что для других народов — уже давно пройденный этап. Проблема белорусской культуры в том, что она недостаточно переводится, маловато контактирует с другими культурами. А поскольку и белорусская, и еврейская составляющие — естественные части меня, было ощущение, что я переводил со своего на свое.
 
 
— Осваивая в Израиле иврит, планировал заниматься переводом?
 
— Вовсе нет. Возможно, повлияло то, что я всю жизнь учил языки, и мне это нравится. Моя бабушка была учительницей английского — с пяти лет я занимался им. Потом началась белорусизация — в школе мы учили "мову". Затем иврит… Знание языка и тяга к письму позволяют доносить до соотечественников культурное богатство других стран, народов. Для этого не нужно открывать Америку. Достаточно перевести какого-либо автора.
 
 
— А на каком языке ты думаешь?
 
— На "трасянке" из иврита, белорусского, русского и английского. Русский для меня первый, белорусский — родной, иврит — государственный язык в Израиле и мой второй родной, а английский — вездесущий. Способствует этому и израильское культурное разнообразие. У каждого сообщества в Израиле — коренных израильтян, выходцев из Союза, арабов-мусульман, арабов-христиан — свои традиции. Именно тут чувствуешь, какие мы все разные. И если хочешь жить в этом мире, нужно найти общий язык со всеми.
 
 
— Иврит тяжело давался?
 
— Знаешь, не так сложно было выучить иврит, как понять менталитет, проникнуться культурой. Людям в возрасте, выросшим в моноязычной советской среде, это дается с трудом. Помимо сильного русского влияния эмигранты их бывшего СССР зачастую недооценивают самобытную и разнообразную израильскую культуру, сформировавшуюся на пересечении еврейской, арабской и европейской традиций, относятся к ней с высокомерием.
 
 
НА РАЗЛОМЕ КУЛЬТУР
 
 
— Чем отличаются белорусский и израильский менталитеты?
 
— Белорусы — сдержанные, довольно-таки молчаливые, никто просто так на улице не остановит, чтобы поговорить. В Израиле главный принцип: делай все что угодно, только не молчи.
 
 
Или вот такое сравнение. Скажем, вы продаете мороженое разных сортов: клубничное, ванильное, шоколадное. В конце рабочего дня у вас остался только один сорт — ванильное. К вам подходит покупатель и заказывает как раз его. Что скажет в этом случае белорусский продавец? "Ой, как вы угадали?! Такое совпадение! Как раз одно ванильное и осталось!" Что скажет продавец-израильтянин? "Ванильное? Да проще простого. Для вас все, что угодно!"
 
 
— Ну, а что нас объединяет?
 
— Прежде всего, это 150 тысяч живущих в Израиле выходцев из Беларуси, которые кроме еврейской являются носителями ярко выраженной белорусской ментальности. "Памяркоўнасць", "рахманасць", "сарамяжлівасць" выделяют выходцев из Беларуси.
 
 
Беларусь и Израиль схожи и тем, что стоят на культурном разломе между Западом и Востоком. Хотя проявляется это у нас совершенно по-разному. С одной стороны, отношения между людьми в Беларуси построены по европейскому образу: сдержанность превыше всего, а в Израиле — по ближневосточному: люди готовы общаться всегда и всюду. С другой стороны, израильские женщины, как и западные, одеваются в обыденности попроще, не злоупотребляют косметикой. Белоруски же, наподобие восточных женщин, ходят в ярких, блестящих нарядах с ярко накрашенными губами…
 
 
— У нас много общего. На твой взгляд, в дальнейшем Беларусь и Израиль будут дружить культурами?
 
 
— Очевидно, что для каждого следующего поколения роль эмигрантского фактора будет уменьшаться. Новые израильтяне будут знать о Восточной Европе и о Беларуси только заочно, и поэтому двум народам придется выстраивать отношения наново. Надеюсь, мои переводы израильской прозы, построенные на изучении непохожего в наших культурах, — первый кирпичик в будущий фундамент.
 
 
"ИСКРЕННИЕ ДО КОСТИ НЕРВА"
 
 
— "Чалавек, які скраў Сьцяну Плачу" состоит из 15 рассказов 10 израильских писателей, в числе которых знаменитые Этгар Керет, Амос Оз, Меир Шалев, Эфраим Кишон… По каким критериям отбирался материал для антологии?
 
 
— Критерий один - чтобы белорусскому читателю было интересно. Активное участие в отборе принимал посол Израиля в Беларуси Зеев Бен-Арье. Он отлично разбирается как в израильской, так и в белорусской литературе. Господин посол не только прочитал на белорусском языке больше среднестатистического белоруса, но и успешно переводит на иврит творчество Василя Быкова. Мы вместе оценивали, что из израильского привлечет внимание белорусского читателя, а что слишком уж специфическое. В общем, подбор произведений для перевода вылился в творческий процесс. Мы спорили, часто не сходились во мнениях, но очень хотели, чтобы белорусский читатель оценил израильскую литературу по достоинству.
 
 
— Чем похожи израильская и белорусские литературы?
 
 
— Они искренние до кости нерва. Думаю, причиной тому драматическая история двух народов в первой половине XX века и теперешняя напряженность: в Израиле — внешнеполитическая, в Беларуси — культурная. Отличие же в том, что израильские авторы уже поднялись над своей мононациональностью, а белорусские все еще рассказывают соотечественникам "А хто там ідзе?", и это по-прежнему необходимо. Наша литература должна выспеть в себе.
 
 
— Всего месяц назад в серии "Кнігарня “Нашай Нівы” вышла дебютная книга твоей прозы “Душпастарскія спатканьні для дачнікаў”. Что для тебя интереснее: писать или переводить?
 
 
— Разница в том, что переводчик — это профессия. Да, мне нравится переводить, но я могу этим и не заниматься. Писательство же - призвание. Желание писать идет изнутри, и я не могу не делать этого. В мою книгу наравне с рассказами вошла повесть "Добрай раніцы, Карэя", рассказывающая про существование человека в двух совершенно различных странах, его отношения с государством, собой, окружающими. Я попробовал нырнуть в собственное сознание, и получилась такая внутренняя одиссея.
 
 
— В предисловии к первой книге ты написал: "Жыцьцё на два дамы не атрымліваецца" и, тем не менее, живешь то тут, то там. Кем ты себя ощущаешь: белорусом, израильтянином, эмигрантом?
 
— Тут — израильтянином, там — белорусом. Пока мне нравится это пограничье, жизнь между культурами. И из этого получилось уже две книги.

 

БАЙКА ОТ КОСТЮКЕВИЧА
 
"По телевизору в Тель-Авиве смотрим товарищеский матч между футбольными сборными Беларуси и Израиля из Минска. Вдруг на третьей минуте болельщик с многолетним стажем перескакивает на другой канал.
 
— В чем дело? — недоумеваем мы.

— Абсурд какой-то: наши играют против наших! Это все равно, что самому себе одолжить под процент деньги и думать при этом: "Какой же я классный бизнесмен!".

 
Потом мне рассказали про белорусский взгляд на тот футбол. За неделю до игры в минском метро повесили плакат "Болеем за наших!". Однако через пару дней его заклеили новым — "Болеем за Беларусь!".
-10%
-10%
-11%
-26%
-40%
-30%
-50%
-61%
-15%