Валентин ПЕПЕЛЯЕВ,

Новый спектакль Венедикта Расстриженкова "Кто полюбит мадам?" по пьесе молодого драматурга Анатолия Шурпина в Республиканском театре белорусской драматургии — фарс грубого помола времен эстетической смуты 90-х, когда, казалось, стоит показать на сцене неприкрытый акт любви — и любовь зрителя обеспечена.
 
В 90-х поток театральной, киношной "чернухи" и пошлости был объясним накопившимися эмоциями, сломом социальных устоев, тревожным ожиданием перемен. Каждая уважаемая актриса считала необходимым раздеться в кадре по пояс, а худруки театров сжигали партбилеты в прямом эфире. Происходившая вакханалия производила впечатление бразильского карнавала, так как шла от чистого сердца. До тех пор, пока не встала на коммерческие рельсы. Тем не менее все же обидно, когда в конце 2008 года вдруг появляется спектакль, сшитый из отработанных лоскутов театрального "сэконд-хэнда" эпохи первоначального накопления капитала.

"Кто полюбит мадам?" — гротеск для дам старшего бальзаковского возраста с душком простенькой антрепризы. Любовный треугольник с сомнительными углами, непроработанными характерами, плохим языком, неостроумными репликами — вот тот "арсенал", который обрушивает на зрителя драматург Шурпин. Положительным спектакль можно назвать только в том смысле, что заслуженная артистка Беларуси Татьяна Мархель не испугалась в преддверии своего грядущего юбилея выйти к зрителю с таким дерзким и неожиданным материалом. Это достаточно рискованный шаг, но вот оправдан ли он? Ни особой прелести, ни выдающейся логики поступков, ни четкой проработки характеров в пьесе Шурпина нет. Кажется, в первоначальном варианте пьеса была невероятно слаба. Чтобы отыскать литературное "зерно" в таком тексте, нужно быть, наверное, очень внимательным читателем, каким, видимо, и является режиссер спектакля Венедикт Расстриженков. Но связываться с такой драматургией опасно, потому что она не несет в себе ничего, кроме хаоса и разрушения. Она не созидает, а пытается вырвать с корнем все то человеческое, что должен нести в себе настоящий театр: веру в человека, искренность, оптимизм. Что высмеиваем мы в спектакле: стареющую женственность, фанатиков церкви, мещанские нравы? Если бы пьеса была решена режиссером в эстетике театра абсурда — ведь происходящие здесь события действительно довольно абсурдны, — вполне возможно, что нечто художественное на стыке этого поиска все же возникло бы. Пока же не возникает ничего, кроме катавасии, неразберихи и, конечно же, неловкости, у интеллигентного зрителя после просмотра.

Серьезные актрисы Галина Чернобаева и Татьяна Мархель истошно вопят, пытаются ухаживать за местным священником-гомосексуалистом в исполнении Сергея Шимко, при этом совершенно не слышат друг друга, перебивают, что называется, не "попадают" в партнера репликами. Тем самым давая понять, что партнерство как таковое в данной истории им просто не интересно и каждая из актрис рассчитывает сделать из спектакля, видимо, только свой бенефис. Героини развлекаются тем, что морочат друг другу голову различными упреками, доводят себя до истерики. Им отчаянно хочется любви, но вокруг, как назло, ни души. Их кроваво-алый будуар так и не познает настоящей страсти. Мужские образы приходят к ним только в виде сладострастных ночных кошмаров. Они с завистью смотрят вслед эффектной, как сами считают, служанке, спешащей на свидание, завидуя ее молодости. Служанку почему-то тоже исполняет актер Сергей Шимко… Скажем прямо, не самый удачный опыт с переодеваниями в этом театральном сезоне.

Грустно, что пьеса совершенно оригинальна и написана белорусским автором, живущим в наше время. Ей-богу, мастер криминальной комедии Джон Патрик с классической "Как пришить старушку" был гораздо понятнее в своем авторском месседже. А уж сентиментальная мелодрама "Я не покину тебя" в режиссуре Марии Захаревич в Купаловском театре — инструкция по выживанию для old-ladies на фоне "Кто полюбит мадам?" — настоящий шедевр.

Тем не менее, слыша одобрительные смешки в зале во время генерального прогона, с горечью приходится признать, что и внутри театрального люда есть свои охотники на подобную смесь пошлости, глупости и хамства. Признать и то, что многие из нас глубоко больны и выздоровление, увы, уже невозможно. А мадам так и останется одна. Потому что невозможно быть счастливой в компании духовных банкротов.
 
Фото: Александр РУЖЕЧКА
-40%
-40%
-25%
-30%
-50%
-15%
-40%
-50%
-12%