Глеб ЛОБОДЕНКО,

фото25 августа известному писателю-историку Владимиру Орлову исполнилось 55 лет. KP.BY расспросил Орлова о творчестве, семье и писательском хлебе 

“Надеюсь, что еще рано подводить итоги!..”

- Владимир Алексеевич, когда я говорил знакомым, что иду на интервью по случаю вашего 55-летия, люди не верили: не может быть, что Орлову уже 55!.. А на сколько себя чувствуете?

- Скажем так: 55 - это не юбилей. В античной традиции "юбилей" - это цифра, которая делится на 25. Это у нас, все что на "ноль" и "пять" называется юбилеем… Французский коллега рассказывал мне, что у них вообще отмечают 25 и 75 лет, а все, что между ними, - юность!.. А чувствую я себя по-разному: бывает, на 18, бывает, и на немного больше… Быть в тонусе мне помогает цыганская часть моей крови, которая постоянно вдохновляет на путешествия. Ведь путешествия обостряют зрение, делают моложе. Это могучая жизненная сила.

- То есть 55 для вас - не дата, чтобы подытоживать что-то, делать какие-то промежуточные выводы?

- Надеюсь, что рано еще что-то подытоживать! (Смеется.) Такая дата, о которой вы говорите, была пять лет назад, когда мне стукнуло полвека. Тогда я действительно подгадывал ко дню рождения выходы сразу нескольких книжек, а теперь как-то не думал об этом. Хотя так совпало, что как раз накануне этой даты вышло пятое издание моей книги “Таямніцы полацкай гісторыі” - той моей книжки, которую я, видимо, буду дописывать и издавать всю жизнь…


"Обязательную программу "дерево-сын-дом" перевыполнил с лихвой!"


- Вы уже выполнили обязательную программу каждого мужчины: сын-дерево-дом?

- У меня два замечательных сына. Старший Роман - гитарист группы J-морс, автор многих песен. Младший Богдан вместе с другом создал сайт, где футбольные новости и трансляции идут по-белорусски и по-русски. Деревьев посажено несколько десятков… Иногда в этот список добавляют еще и книгу - так здесь план вообще перевыполнен!.. А дом я не построил, имею квартиру на Карла Маркса…

- На концерты к старшему сыну ходите?

- Был уже на пяти концертах. Знаю многие песни на память. В последнем белорусскоязычном альбоме J-морс "Адлегласць" половину песен написал Роман.


"Сейчас мне интересно издавать аудиокниги…"

- За последний год вышло несколько ваших аудиокниг - новинка для белорусского культурного пространства. Кому они предназначены? Тем, кто ленится читать буквы?

- Было время, когда я и сам скептически относился к идее издания аудиокниг. Но однажды в бассейне я заметил человека, который каждый день плавал по соседней дорожке. И все это время он слушал плейер (видимо, водонепроницаемый). Когда я полюбопытствовал, какую музыку он слушает, оказалось, что он слушает… книги! Это и убедило меня, что дело нужное. Потом уже многие люди признавались мне, что почитать мою книгу руки не доходили, а с появлением дисков стали слушать их в машине в долгой дороге, дома… Сейчас я радуюсь, что за последний год увидела свет целая библиотечка моих аудиокниг: "Адкуль наш род", “Час чумы”, “Таямніцы полацкай гісторыі” (18 часов записи!). Буквально сегодня вышла книга "Сны імператара”, скоро появится "Ордэн белай мышы”, куда войдут избранные рассказы и эссе, и книга “Паўстанцы”, где будут эссе о тех, кто в разные времена боролся за свободу Беларуси.


“Спасибо “Комсомолке”, что помогла в борьбе с выселением!”

- Вы сказали, что живете на Карла Маркса, а я вспомнил, как совсем недавно вас вместе с другими жильцами пытались выселить оттуда. Борьба окончена?

- Надеюсь, что нас действительно оставили в покое! Я хочу сказать огромное спасибо “Комсомолке”, которая здорово поддержала нас в период борьбы, хотя в успех многие не верили. Это отличный пример, что белорусы способны объединиться и отстоять свои права. Теперь, когда борьба позади, многие на нашей улице вдохновленно взялись за ремонт. Только в моем подъезде три квартиры, в том числе и наша.

- И как такая творческая семья решает, в какой цвет что красить?

- Тут мы целиком полагаемся на вкус Валентины - моей жены. Она поэтесса и журналист, утонченный человек, который знает толк в красоте. Еще нам помогает мастер, которого зовут Алесь. Во время ремонта выяснилось, что он читатель моих книг. И, по-моему, это повлияло на качество ремонта!..


“Нелегко быть белорусским писателем…”

- Уже десять лет вы на вольных литературных хлебах. Легко в Беларуси прокормиться писателю?

- Как видите, удается. Это не очень легко, потому наша культурная ситуация ненормальная. Книга зачастую оторвана от читателя, потому что существуют целые списки “нежелательных” писателей для выступлений перед школьниками и студентами, для издания в государственных издательствах. Нелегко быть белорусским писателем в условиях циничной и брутальной русификации… Но я горжусь, что мое перо меня кормит. Приятно видеть на литературных встречах не десятки, а даже сотни читателей.

- А как вы стали писателем, да еще белорусским? Отец ваш, по-моему,был прокурором?..

- Белорусскость у меня от бабули Авгинни, которая и была моим первым учителем мовы, истории, белорусской мудрости… Папа действительно был прокурором, мама - учителем истории. И они были категорически против моего поступления на истфак. Мама живо помнила, как несколько их преподавателей истории арестовали, как на лекциях по команде педагогов студенты вырывали из учебников “неправильные страницы”…

- У вас довольно активная гражданская позиция: ходите на митинги, пикеты… По-вашему, поэт должен не только писать стихи?

- Я уверен, что, оставаясь в стороне от общественной жизни, от политики, литератор теряет не только как гражданин, но и как творец… Еще когда мы жили в Полоцке, однажды нас с женой вызвали в милицию. Как я понимаю, как раз за нашу активную гражданскую позицию. Следователь сказал, что имеется информация, будто у нас в квартире делаются подпольные аборты. А это уголовная статья! Когда я попросил показать документ, то увидел донос наших соседей со словами: “Ведут нелюдимый образ жизни, разговаривают на белорусском языке…” Я посмеялся и сказал: “Понимаю, что от белорусского языка до подпольных абортов один шаг…”

Интервью переведено с белорусского.

ДОСЬЕ “КП”

Владимир Орлов родился в Полоцке в 1953 году. Окончил истфак БГУ. Десять лет назад уволен из государственного издательства с формулировкой “за выпуск исторической и другой сомнительной литературы”. Автор 35 книг. Произведения Орлова переведены на 25 языков мира.
-20%
-47%
-80%
-20%
-20%
-10%
-20%
-10%
-20%