177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  2. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  3. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  4. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отравилась мухоморами
  5. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  6. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  7. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  8. «Молодежи здесь заняться нечем». История о вынужденном переселении в деревню — по распределению
  9. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  10. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  11. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  12. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  13. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  14. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  15. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  16. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»
  17. «Шахтер» обыграл «Неман» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ добыл волевую победу над «Рухом»
  18. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой». Мнение
  19. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  20. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  21. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  22. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  23. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен
  24. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  25. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  26. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  27. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-справочный центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  28. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  29. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  30. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось


Алексей ВАЙТКУН,

фото

В Большом театре специалисты уже приступили к работам в нижней части сцены и тем самым ознаменовали последний этап строительства, реконструкции и многочисленных восстановлений, которые продолжаются здесь почти два с половиной года. Сейчас рабочие формируют из бетона "скелеты" стен и технических помещений, после чего будет смонтировано восемьсот тонн металлоконструкций и уникального оборудования. Это станет апогеем реконструкции театра и "увертюрой" его открытия, которое запланировано на начало марта будущего года.

В унисон с пилорамой

Строительная площадка у стен Большого сегодня напоминает большой оркестр, где у каждого своя партия. В течение дня “солирует” специальная техника, в унисон с которой — электрические инструменты. Их дополняют редкие разговоры строителей (интеллигентные разговоры, кстати, почти без матерка), да и все работает на конечный результат. Покраска фасада здания уже завершена. Цвет — белый. И этот самый результат, по крайней мере снаружи, можно себе представить. Невольно вспоминаешь одного из классиков, который сравнил архитектуру с застывшей музыкой.

— Но чтобы почувствовать эту музыку, нужно немного… пошуметь, — шутит Константин Беловец, заместитель гендиректора по производству. — А “пошуметь”, в смысле поработать, есть кому. Сегодня над новым обликом театра трудятся почти 900 человек. Не отказываемся и от помощи различных предприятий, которые направляют своих сотрудников, например, для уборки мусора и других подсобных работ.

Комплексная реконструкция театра началась в феврале 2006-го, однако еще до этого историки и искусствоведы провели масштабные исследования. Ведь задача, которую поставили перед специалистами, — максимально приблизить внутренний и внешний облик обители Мельпомены к первозданному виду, который придумал и реализовал “всевышний в архитектуре” — Иосиф Лангбард.

Назад. В будущее

Театр пережил несколько реконструкций. Самая масштабная из них началась сразу же после войны. Кстати, здание оперного одно из немногих в столице, которое устояло, несмотря на фашистские бомбардировки. При повторной реконструкции полностью изменили зрительный зал, построив его уже по традиционной ярусной схеме. Особое внимание уделялось оформлению. Лепные детали в фойе и зале, портал сцены с известными всем позолоченными ромашками и символами Советской власти — серпом и молотом — создавал скульптор Бембель. Спустя два десятка лет очередная реконструкция коснулась технического оборудования и оформления некоторых интерьеров. Внешний вид театра сохранился, за исключением крыши, которая перестала быть плоской. Искусствоведы шутливо окрестили ее “безвкусным зонтом”. Теперь его снова “закроют”.

Нынешняя реконструкция сродни “машине времени” — зрители смогут увидеть тот самый театр, о котором мечтал Лангбард. Все работы разбиты на три пусковых комплекса. Первый и второй — административная часть и репетиционные, третий — сценический комплекс, его сдадут “под ключ” последним.

— Изначально мы усилили и укрепили стены здания, заменили крышу, которая дисгармонировала со стилем обители искусства, полностью обновили коммуникации и элементы декора, — продолжает Константин Беловец. — Многие работы ведутся одновременно, так что здесь и не скажешь, сколько в процентом соотношении уже сделано. Сроки нам установили в 36 месяцев, то есть по всем подсчетам мы должны были завершить строительство в феврале 2009-го, но после того как здесь побывал глава государства, сроки ужали, однако на качестве это никак не скажется. Работы мы завершим к Новому году. Кстати, как один из положительных моментов Александр Лукашенко отметил, что даже “ювелирную работу”, такую как нанесение позолоты на элементы декора или изготовление и укладка венецианской мозаики на полу, мы делаем своими силами без привлечения специалистов из-за рубежа и этим очень гордимся.

В фойе и зале театра станет больше элементов декора. Их восстанавливают по чертежам и старым фотографиям.

— Однако не все так просто, — рассказывает Сергей Соловьев, производитель работ и куратор по части декора. — В годы войны многие фотографии внутренней отделки пропали, а на уцелевших снимках некоторые детали плохо различимы. Вот здесь-то мы и делаем несколько вариантов таких элементов — цветы, листья… Все должно быть в едином стиле. Затем вместе с научным руководителем сравниваем полученные образцы и выбираем то, что гармонирует с остальными деталями. Кстати, иногда декоративные элементы мешают работам, тогда мы их просто снимаем, заранее сфотографировав и пронумеровав. Затем возвращаем на место. Некоторые тут же корректируют позолотчики.

Молчанье. Золото

У позолотчиков своя мастерская, в которую сразу и не достучишься — как-никак работа с благородным металлом. Новые декоративные элементы сначала шлифуют, затем покрывают лаком и лишь после этого приводят в “театральный вид” — покрывают сусальным золотом. Специальная “золотая” книжица, в которой находятся несколько десятков квадратных пластинок — “золотых страничек”, продается в магазинах, а чистый вес в ней чуть более одного грамма, так что даже на сережки не хватит.

— Работа в самом деле ювелирная, — подчеркивает позолотчик Анастасия Завала. — Руками к таким тонким пластинкам мы даже не прикасаемся. Открываем страничку, переносим содержимое на мягкую подушку и отрезаем нужное количество специальным ножом. Затем кисточкой золотую пластинку накладываем на декоративный элемент и укатываем ватным тампоном. Самое сложное в такой работе — терпение, оно есть не у каждого. Видимо, именно поэтому у нас в мастерской большинство женщин, шутим мы.

Терпение необходимо и гранитчикам, которые создают шедевры на полу — мозаику. Вначале дизайнеры придумывают рисунок, затем его вырисовывают в полную величину на картоне, используя всю необходимую колористику. И лишь после этого начинается работа гранитчиков: вырезание элементов и их укладка. Скорость — полметра в день.

Акробаты искусства

Плафон театра расписывают шесть художников. Они — словно артисты цирка под куполом, где и находится их временная мастерская. В ближайшее время ее закроют — строительные леса уберут, так как роспись практически завершена.

— Самое сложное и одновременно интересное в нашей работе — стилистика, — рассказывает Игорь Шикулов, главный художник. — Здание построено в стиле ампир, и живописи тут практически не было. Мы решили, что нужно добавить что-то свое — передать некий привет из настоящего, но добавить это “свое” очень аккуратно и незаметно. Посему решили, что поскольку ампир вышел из ренессанса, то художественные элементы этого стиля должны дополнить ампир. И когда начали работы, увидели, что оба стиля “приняли” друг друга. Да и само название “ренессанс” в переводе означает “возрождение”, так что все символично. Используем мягкую цветовую гамму, чтобы у зрителя было ощущение чего-то легкого и воздушного. Кстати, мы очень любим театр. Будучи студентами, часто ставили пьесы. Именно поэтому к данной работе отнеслись, как к серьезной постановке. Так что можете нас поздравить с грандиозной художественной премьерой!

Все работы обойдутся государству в 260 миллиардов рублей, включая затраты и по благоустройству прилегающих территорий. Полностью изменится прилегающий сквер, который, скорее всего, будет называться Театральным. На главной аллее архитекторы разместят светодинамический каскадный фонтан, появятся дополнительные аллеи — Балетная и Оперная, их украсят небольшие скульптуры. Что же до самого здания, то, по утверждению специалистов, в реконструкции использованы такие современные материалы, которые позволят не возвращаться к ремонту этого храма искусства несколько десятков лет.

Из “биографии” театра

Конкурс на лучший проект здания театра оперы и балета в Минске впервые провели в тридцатых годах прошлого века. Помимо Лангбарда в нем приняли участие такие известные архитекторы, как Троцкий, Бархин, Лавров и многие другие. Жюри склонилось к архитектурному решению Лаврова (автора здания Ленинской библиотеки в белорусской столице). Лавров даже написал статью в издании того времени “Искусство и революция”, в коей подробно рассказал о своем детище, поразившем всех своими размерами. 11 июня 1933 года на бывшей Троицкой горе в день празднования освобождения города от белополяков состоялась торжественная закладка первого камня.

— Правда, в конечном итоге от варианта Лаврова решили отказаться, хотя фундамент залили по утвержденным ранее размерам, — рассказывает Галина Шостак, ведущий научный сотрудник архива научно-технической документации. — Дело в том, что в тридцатые годы прошлого века наблюдается перестройка в театральном искусстве. И если до этого было очень модно создавать постановки масштабные, например, на сцену выкатывали автотранспорт, ездили экипажи, запряженные живыми лошадьми, были популярны массовые сцены с привлечением большого количества актеров, то в середине тридцатых такие “режиссерские находки” вышли из моды, и уже камерность диктовала свои требования архитектуре.

После дополнительных конкурсов в 1934 году лучшим признают проект Иосифа Лангбарда (на фото сверху), автора Дома правительства, Дома Красной Армии и многих других зданий. Зрительный зал согласно эскизам и чертежам мастера выглядел, как крутой амфитеатр с партером, большим балконом и двумя боковыми ложами. Тем не менее от помпезной отделки внутренних интерьеров Лангбарда любезно попросили отказаться. Видимо, архитектурные боссы посчитали их ненужными излишествами, “легким запахом запада”. Остались в эскизах и скульптуры, которые архитектор планировал разместить в нишах главного фасада. Урезала специальная комиссия и количество мест в зале. Если изначально их планировали почти две с половиной тысячи, то в итоговом варианте оставили почти в два раза меньше. Основные работы завершили в 1937-м, а открытие театра состоялось спустя два года.

-45%
-21%
-10%
-20%
-20%
-55%
-80%
-20%
-10%
-5%