178 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В Беларуси сокращается количество банкоматов, инфокиосков и платежных терминалов
  2. «Здесь очень скучно». История Марии и Максима, которых по распределению отправили в агрогородок
  3. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  4. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию
  5. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  6. Замначальника Генштаба рассказал о возможной отработке нанесения авиаударов НАТО по Беларуси и России
  7. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  8. И снова умерли 10 человек. Минздрав выдал свежую суточную статистику по коронавирусу в Беларуси
  9. В «Песочнице» засадили овощами новые грядки, теперь полить и прополоть лучок может любой минчанин
  10. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  11. По деньгам выходит дешевле, чем отели. Путешествие на автодоме по Полесью
  12. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  13. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  14. Мексиканка стала победительницей «Мисс Вселенная»
  15. Культурная революция в Китае: как школьники вырезали интеллигентов в рамках «классовой борьбы»
  16. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  17. Очевидцы сообщили о задержании ОМОНом велосипедистов на Цнянке
  18. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  19. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  20. Беларусь лишили права проведения этапа Кубка мира по биатлону
  21. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  22. С чем полезнее съесть шашлык: с майонезом или кетчупом? Главное о здоровье за неделю
  23. Как Юрий Зиссер менял жизнь белорусов к лучшему. Рассказывают коллеги
  24. «Скинул 20 кг за 5 месяцев». Белорус рассказывает, как похудел, а потом набрал мышечную массу
  25. «Среди стран Европы хуже только в Молдове и Албании». Изучили статистику по белорусской науке
  26. «За попытку скрыться». Задержали работника «Белоруснефти», который записал видео против насилия
  27. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  28. «Открыл нам неограниченный кредит и разрешил тратить, сколько хотим». Меценат Юрий Зиссер
  29. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  30. Генпрокурор: «Установлены сведения о еще живых нацистских преступниках. Из литовских батальонов СС и Армии Крайовой»


Александр Гарцуев, режиссер-постановщик Национального академического театра им. Я.Купалы, становится популярным. В режиссуре он всего семь лет, но его часто приглашают уже и другие театры. К примеру, параллельно с "Детьми Ванюшина" А.Найденова в Купаловском (премьерные спектакли уже набирают обороты) Александр работал над "Блаженным островом" Миколы Кулиша в Новом драматическом театре. Вскоре начнет репетировать в Гомельском молодежном пьесу "Залеты" В.Дунина-Марцинкевича. А потом на родной сцене воплотит очередную свою мечту — "Хам" Э.Ожешко.
 
Валентина ЖДАНОВИЧ

— Александр, вы ведь пришли в Купаловский как актер. Уход в режиссуру — это что, кризис возраста? Или не захотелось мириться с подчиненностью, которая неизбежна в актерской профессии?

— Да-да, это тот самый кризис возраста, когда хочется перевернуть всю жизнь: поменять жену, профессию, место жительства. В 33 года я остро почувствовал, как стало ускользать детское восприятие бытия. Начал ощущать, что сам могу что-то театру предложить…

— А как Раевский? Художественный руководитель театра слышит вас?

— Слышит. И работать мне позволяет. Многому у Валерия Николаевича научился. Он блестяще владеет чувством формы.

— А с мастерами сцены творческие отношения сложились?

— Не жалуюсь.

— Хотите сказать, что и диктат в процессе репетиций не применяете? Ведь и маститые актеры могут капризничать в силу, мягко выражаясь, немягкого характера и настойчиво предлагать свое видение образа?

— Случается и такое. Но я учился режиссуре у Леонида Хейфица. Он и еще Петр Фоменко для меня большие авторитеты: их режиссура замешана на актерах. Поэтому, если даже вижу, что актер идет вразрез с моим замыслом, терплю, не ломаю его через колено: ведь актер — инструмент чрезвычайно тонкий. В противном случае он тебе ничего не выдаст. А выразил он что-то свое, значит, открыл какие-то свои болевые точки. Начинает и тебя тогда слышать…

— Как бы вы охарактеризовали себя как режиссера, если бы пришлось говорить о себе в третьем лице?

— Режиссер Гарцуев, который еще в поиске стиля…

— Ой ли… Вот и в "Детях Ванюшина" проявился гарцуевский почерк поклонника старого доброго классического театра переживаний…

— Да, мне этот актерский театр интересен, потому что я убежден: людям нужны яркие чувства, страсти — в жизни их не хватает. И я хочу сопереживать. Другой театр мне не по душе.

— И литовский?

— И литовский. Смотрел "Мастера и Маргариту" (Вильнюсский городской театр. — Прим. авт.). Изобретательно, технично, ярко и… холодно. Публика устала от авангарда, скучает по простым вещам. Ей интересно, почему человек страдает, кого любит.

— Каково, на ваш взгляд, состояние белорусского театра в целом?

— Не очень. Кризис молодой режиссуры, кризис молодых идей очевиден. Предвижу, что скажут молодые: так вы не пускаете…

— А вы пускаете?

— Бывает, не пускаем. Но если бы яркая личность пришла в режиссуру, кто бы стал препятствовать…

— Интересен ли вам стиль жизни молодых?

— Боюсь оказаться несовременным, но… неинтересен. Легковесность, как в американских фильмах: легко сходятся, легко расстаются. К театру относятся потребительски. Мне очень больно слышать, как, проработав два-три года, некоторые могут сказать: мы не патриоты театра… И уходят: кто в бизнес, кто едет в Москву. Я понимаю: рыба ищет, где глубже… А я не могу им объяснить, что Купаловский для меня хотя и сбывшаяся мечта, но остается мечтой. Особый дух в театре, которому скоро 90 лет. И самая лучшая труппа в стране, как ни крути. Мне тут сами стены хороши.

— Но конфликт старшего поколения и младшего — вечен и, как известно, дает движение.

— Понимаю, диалектика, когда надо ломать стереотипы, нарушать привычную логику вещей.

— Может, поэтому вы и взялись за постановку "Детей Ванюшина"?

— Тема отцов и детей меня интересовала давно. Думаю, этот спектакль о человеческом одиночестве и об огромных душевных барьерах, которые люди возводят между собой, получился современным. Мы редко слышим друг друга, замыкаемся в своей скорлупе. Отсюда большинство межличностных столкновений. Барьеры душевные снимаются — начинаем прозревать. Я очень боялся, смогут ли актеры воплотить кульминационный момент пьесы, когда отец, словно впервые видит своего сына, понимает, что сын его не мерзавец, а хороший человек. У Ромы Подоляко (исполнитель роли Алексея. — Прим. авт.) прекрасные взаимоотношения со своими родителями, ему трудно понять другой стиль общения с ними. Но у него получилось!

— В паре с народным артистом Геннадием Овсянниковым, наверное, трудно сыграть плохо. А как вам работы Зои Белохвостик и Валентины Гарцуевой?

— В целом и женой я доволен, и дочерью. Обе меня слышат. Валя, конечно, больше, ведь мы с ней связаны на хромосомном уровне. Театральная семья — это, конечно, нечто особенное: все несем в дом, обсуждаем и репетиции, и премьеры, и все, что вращается вокруг театра, кино, телевидения.

— Зачем вам снова "Хам" Ожешко? Вы ведь его как дипломный спектакль на курсе Лидии Манаковой успешно поставили. Снова страсти?

— Они, родные. Признаюсь, когда репетировал спектакль в академии, думал: и кто его смотреть будет, кому сегодня интересны чувства крестьянина к паненке, его душевные мучения. "Хама" сыграли 15 раз, и на каждый спектакль зритель валом валил и молодежи было много.

— Что вы сами постигаете через иллюзорную реальность, которую создаете?

— Процесс начинается еще тогда, когда читаю пьесу. Вот потряс меня кульминационный момент в пьесе Найденова и сам я по-новому, как-то очень глубоко осознал свои взаимоотношения с отцом.

— Ваш любимый драматург — Чехов?

— Угадали. Это абсолютная драматургия.

— Скоро ли возьметесь за нее?

— Пока и не думаю. Надо дорасти.
 
Фото: Артур ПРУПАС
-20%
-10%
-80%
-70%
-25%
-5%
-30%
-20%
-17%
-15%