Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Авто


Михаил Баулин,

Сколько стоит ретромечта и в чем рознь реставратора реставратору – мыслями об этом с ET CETERA.Авто поделился Игорь Бедункевич, начальник производства СП ЗАО "Юнисон". Где искать запчасти и как объяснить спутникам на дороге, что авто другой эпохи требует и их уважения, читайте далее.

– Расскажите о своем увлечении и своем автопарке.


– Мне вообще нравятся старинные вещи, и не только машины. Я люблю предметы ручной работы, которые пахнут стариной. У меня есть "Победа", которую я приобрел в достаточно неплохом состоянии. К тому времени у меня уже был опыт работы со старыми машинами: в моем автопарке была "Волга-21". "Победу" я заново разобрал, и тогда начались мои мучения. Я вручную перебрал все детали машины, частично их восстанавливал, некоторым искал замену. Вся работа заняла год и восемь месяцев.



– Вы искали оригинальные запчасти к "Победе"? В наше время такие еще можно найти?

– То, что можно было восстановить самому или с помощью друзей и знакомых, которые работали на заводах, я восстановил. Некоторые детали пришлось искать на свалках в массивах старых гаражей. Одно время "Победа" была очень популярной машиной, о ней мечтал почти каждый советский гражданин. А теперь дети и внуки многие детали выбрасывают в мусорки рядом с гаражами. Весной и осенью, когда люди обычно проводят чистки гаражей, я пересматривал все выброшенные металлические детали и нашел очень много необходимых мне мелочей.

– Насколько точной получилась реставрация?

– Без учета некоторых саморезов оригинальные запчасти составляют 99,9%.

– В сегодняшних условиях это фантастический результат…

– Да, сегодня добиться такого результата в реставрации ретроавтомобиля очень непросто. В 2000 году моя машина была единственной отреставрированной "Победой" в Беларуси. Сейчас люди в основном восстанавливают внешний вид машины и ее форму, но меняют двигатели, красят современными материалами, обшивают салоны. Реставраторов, которые восстанавливают оригинал на 100%, немного. У меня же это получилось.



– Чем отличаются ваши подходы к реставрации от общепринятых, более легких?

– Я не считаю себя реставратором, потому что делал это в первую очередь для души. Я не ставлю себе целью коллекционировать старинные машины, как это делают некоторые в Европе или России. Для меня реставрация сродни хобби: мне очень нравится форма машины, запах, который она сохранила с 1956 года. На момент, когда я восстанавливал машину, мне хотелось сделать ее именно такой, какой она вышла с завода.

У меня есть автобус Т-1, но воссоздавать его оригинальный вид я не хочу.

– Расскажите, какие еще машины есть у вас в парке?

– Автопарк у меня, к сожалению, большой, супруга называет его хламом. У меня есть автобус Volkswagen Т-1, "Волга-21", два "Москвича". Над "Волгой" и автобусом я еще работаю. Один из "Москвичей" на ходу, до второго пока руки не дошли. Есть еще "Москвич-412" 1979 года выпуска. У меня немного возможностей заниматься автомобилями: все упирается в деньги и нехватку времени.

– Вы работаете на производстве легковых автомобилей, единственном в Беларуси. Динамика вашей жизни просто сумасшедшая. Как ваши автомобили соотносятся с темпом современной жизни?

– Для того чтобы заниматься ретроавтомобилями, самое главное – наличие желания. Я живу и работаю в ускоренном ритме: жизнь одна, и хочется все успеть. Хотя при выборе между скоростью и надежностью движения я выбираю результат. Я хочу видеть итог своего труда и труда тех людей, которые мне помогают. Есть, конечно, затраты и во времени, и на дорогу. Не всегда моя жена адекватно реагирует на такое мое увлечение. Но вы не представляете гордость моих детей, когда мы на День Победы выезжаем на отреставрированном автомобиле.



– Каким было самое длинное путешествие, которое вы совершили на вашем автомобиле?

– На "Победе" я ездил в Тушино на выставку антикварных автомобилей, ездил на выставку в Киеве, в Варшаве. До Германии пока, к сожалению, не добрался, хотя возможность такая была.

– С точки зрения профессионала, как можно избежать конфликта между техническими требованиями автомобилей прошлого века и современными горюче-смазочными материалами, средствами ухода за авто?

– Конечно, современные технологии не стоят на месте. Производятся новые масла, смазочные материалы, гораздо лучше тех, что были еще несколько лет назад. Вряд ли они смогут как-то навредить машине. Конечно, не стоит заливать синтетику в двигатель, который на нее не рассчитан, но минеральные масла будут подходить просто прекрасно и продлят жизнь мотора.

– Я знаю, что у вас вызывает недоумение реакция спутников на дорогах. Каковы ваши претензии?

– К сожалению, основная масса белорусских автомобилистов, особенно молодых водителей, неуважительно относится к ретроавтомобилям. Иногда ездить на таких машинах очень опасно: люди не задумываются о том, что машина при выходе с конвейера была рассчитана на другие дорожные условия, да и интенсивность движения была совершенно другой. Бывает, что и подрезают на дороге, не учитывая длину тормозного пути моей машины, и кулаками стучат, проверяя металл на прочность, поэтому в выставках, которые проходят в последние годы в Беларуси, я не участвую: мне жалко своего труда.

– Сколько стоит "Победа" сегодня?

– Купить можно и за 50 долларов. Вопрос только в том, что это будет за машина. Важность приобретения ретроавтомобиля состоит в том, чтобы купить ее целой, а не залатанной. Мне в этом плане повезло: моя машина оказалась целой, не подвергалась никаким переваркам. Купить сегодня старую машину за 100-200 долларов не очень сложно, но если все днище будет в латках, то говорить о стопроцентной оригинальности такого автомобиля не приходится.

– А сколько потом нужно вложить в реставрацию машины?

– Вложить в нее потом придется очень много: счет идет на тысячи долларов. Реставрация моей машины в 2000 году обошлась мне порядка трех тысяч долларов. На тот момент это было очень много, потому и реставрация длилась почти два года.

– Как семья реагирует на такую вашу страсть?

– Жена уже реагирует нормально, а дети просто счастливы: сын часто просит машину покататься вечерком. Дочка просто души не чает в машине: ей очень нравится поваляться на заднем диване.

– Состоите ли вы в каких-нибудь клубах любителей ретроавтомобилей?

– Да, я состою в минском клубе двадцать первых "Волг". Но нас, к сожалению, осталось очень мало: еще лет восемь-девять назад членов клуба было больше. Некоторые продают машины, у некоторых здоровье не позволяет полностью отдаваться такой страсти, а некоторые, к сожалению, уходят из жизни. Людей остались считанные единицы.

Но, к счастью, появляется новое поколение любителей ретроавтомобилей. У нас растет достойная смена. Им будет еще труднее: уже сейчас очень сложно найти оригинальные детали, хотя в производстве "Волги" в те годы использовались многие узлы и детали от ГАЗ-24, поэтому детали взаимозаменяемы. Самое главное – грамотный подход и внимательное изучение парка автомобилей, выпускавшихся вплоть до 80-х годов.

– Что самое трудное в сохранении автомобиля?

– Самое трудное – это не потерять желание заниматься машиной.

– А вам не хотелось все бросить и распродать весь свой автопарк?

– Было и такое, руки опускались неоднократно. Но, безусловно, "Волга", "Победа", "Москвич-412", автобус Т-1 у меня останутся. Возможно, один из своих стареньких "Москвичей" подарю клубу на запчасти.

– С чего вы посоветуете начать человеку, который хочет заняться реставрацией ретроавтомобилей?

– Нужно хорошенько все взвесить и понять, действительно ли вы хотите и готовы этим заниматься. Нужно определиться, сможете ли вы выделить на такую работу средства. Если вы действительно готовы пожертвовать многим для автомобиля – тогда в бой. Самое главное – не отчаиваться и не опускать руки.