Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Авто


Дмитрий СИНЕНКО,

Ответ на этот вопрос корреспондент “НГ” попытался получить на двух крупных столичных автомобильных рынках — в Малиновке и Ждановичах.

Честно сказать, поход на авторынок всегда в радость, если не надо покупать дорогостоящую деталь для ремонта. Ходи, броди, присматривайся, приценивайся, к грамотным разговорам продавцов с покупателями прислушивайся и ума набирайся. Может, еще какой подарок любимой машинке прикупишь. Если конечно, есть деньги и время. В таких случаях начинаешь немного понимать женщин, умеющих незаметно для себя провести часа три-четыре в секции одежды универмага. Шопинг — это по-нашему.

Первое, что ощущаешь на рынке запчастей, — отсутствие суеты и навязчивости со стороны продавцов. Чего не скажешь о торговцах автомобилями, нервно пытающихся побыстрее вытянуть прибыль, оказавшуюся вдруг зажатой в цепкой руке экономического кризиса. Машины не продаются и “подвисают”, цены падают вместе с покупательским спросом. Но с запчастями ситуация другая. Что вполне объяснимо. Если полетел какой-нибудь элемент подвески или двигателя, то проще его заменить, чем покупать каждый раз новый автомобиль. И разбежка в цене в 10 —30 тысяч рублей по сравнению с прошлогодней не остановит автолюбителя. Вряд ли здравомыслящий человек станет в таком случае “экономить”, ожидая понижения цен в салоне недвижимого авто.

На выходе с авторынка двое, как я понял, состоявшихся покупателей с глушителем в руках громко возмущались ценами. Точнее, их привязкой к евро. “Зарплату я получаю в рублях, и зачем мне их во что-то переводить, — не утихал один. — Продавец “втирает”, мол, у него все расходы в евро, поэтому, мол, и дороже стало. Но зарплату мне платят не в евро, почему я должен переплачивать?”

— Но 10 тысяч рублей тебе скинули, — резонно заметил его приятель.

Покупатели отправились на автобусную остановку, чуть не сбив меня своим “выхлопным” приобретением. А я пошел на авторынок, мужественно пытаясь “привязать” свою зарплату к евро.

Главное было найти компетентного и объективного представителя торговой братии. И через некоторое время я на него буквально налетел. Владелец павильона, в котором продаются запчасти к европейским авто, был в настроении, назвался Сергеем и охотно разложил всю ситуацию по полочкам.

— Запчасти к иномаркам мы берем у зарубежных поставщиков, а они выставляют цены в основном в евро, реже в долларах, — рассказывает предприниматель. — И пока курс рубля оставался на месте, все было нормально. Теперь он изменился, доллар, а особенно евро подорожали относительно рубля. Чтобы сохранить прибыль, нам приходится придерживаться нынешних валютных соотношений.

— Уменьшили бы цены хоть немного.

— Иногда мы так и делаем, но поймите, таможенные и другие выплаты мы производим по курсу, привязанному к евро. А покупатели расплачиваются с нами рублями. А где взять валюту для закупки очередной партии товара?

— В банке купить.

— Вот именно. А по какому курсу?! Да по такому, который установлен в банках для всех на сегодняшний день. А теперь решите, можно ли говорить о повышении нами стоимости запчастей?

Озадаченный, я отправился дальше и от трех продавцов услышал примерно то же самое. Один из них высказал мнение, что “нынешний ценник может увеличиться еще процентов на 10”. Не слишком заманчивая перспектива. На цену также влияет еще то, кем произведены детали. Сюда можно добавить марку, модель и возраст автомобиля. Скажем, для “французов” и “итальянцев” запчасти дороже, для “немцев” дешевле, не говоря уже о “жигулях”. К слову, задние газовые амортизаторы польского производства на 10—12-летний седан в среднем стоят 65 долларов, а аналогичные итальянские уже 85—95 долларов. Некоторые детали вообще надо специально заказывать через фирменный сервис. А это отдельная цена и отдельный разговор.

Но... в некоторых павильонах можно найти товары, закупленные еще до резкого скачка доллара и евро. И они дешевле своих “кризисных” аналогов. Стоимость термостата на 10-летний “Фиат-Мареа” в одном месте осталась, какой и была два года назад, — 45 долларов, в другом уже на десятку выше.

Но главное на рынке не хватать первую попавшуюся деталь и мчаться быстрее к “приболевшему” железному коню. Лучше спокойно поискать альтернативные варианты и по возможности поторговаться. Спешить в таких случаях не надо. Подобного мнения, кстати, придерживаются и продавцы. Они готовы к диалогу с покупателями. Как рассказал Андрей, торгующий запчастями к двигателям, скинуть цену не проблема. “Я смотрю вначале на человека. По покупателю всегда видно, принципиален для него каждый рубль или нет. Чего греха таить, бывает, что приходит дамочка, которой все равно, что и сколько стоит, тут я и накинуть могу, но в пределах разумного, — смеется парень. — Жить-то всем надо”.

Продавцы вполне обоснованно уверены, что спрос на автозапчасти будет в любом случае, тем более “цены мы не ломим”. Ведь каждому автовладельцу хочется, чтобы его машина была исправной и на ходу. А для этого при наличии выбора никакие валютные курсы не помеха.

Такой точки зрения придерживаются и покупатели. Например, 35-летний Александр пришел “на Малиновку” вместе с приятелем, чтобы прикупить кое-что для подвески своего 13-летнего “Форд-Мондео”. “Вначале думал поменять машину на что-то более новое, — говорит мой собеседник. — Свободных средств, чтобы приобрести другой автомобиль, не продав нынешний, у меня нет. Но продать машину за те деньги, которые мне предлагают, значит практически отдать ее даром. Учитывая, сколько в нее уже вложено. Одолжить не у кого, а брать кредит под предлагаемые сейчас проценты просто нереально. Поэтому подремонтирую свой “Форд” и буду спокойно ездить дальше до лучших времен”.

Ценовая разбежка

Масло моторное (10W40). Объем 5 литров:
COMMA — 85 тысяч рублей,
MANNOL — 43 тысячи рублей.

Аккумуляторы (необслуживаемые):
Бош — 480 тысяч рублей, российского производства—
146 тысяч рублей.

Шины 185/65 R 14 (летние):
Roadstone (Корея) — 64 доллара за штуку,
Cordiant (Россия) — 85—90 долларов пара.