МнениеЮлия Чернявская. Куропаты: воспоминание о надеждеНе всем должно заведовать государство: есть вещи, которыми должно заниматься общество. Оставьте мертвым их вечный покой! А нам — могилы наших мертвых.
Мнение«Жертвы тут оба — и сын, и отец». Юлия Чернявская о травле отца, на которого напал сынС семьей Тимашковых я не знакома, так что о трагедии знаю в основном из СМИ и социальных сетей. Чем она зацепила на фоне других ужасных историй, о которых мы ежедневно читаем в новостях? В каком-то смысле она — наше зеркало, начиная с конфликта отца и сына и заканчивая общественным резонансом.
ЛитератураКниги, о которых говорят. Ричард Йейтс — о безумии и разумеСпустя сорок с лишним лет после написания наконец появился русский перевод романа Ричарда Йейтса «Нарушитель спокойствия». Читатель, возможно, вспомнит, каким образом к нам пришел Йейтс — так же, как многие тексты, — через кино.
ЛитератураКниги, о которых говорят. "Лунный свет", или Смешной роман о страшномЕсли вы любите книги Майкла Шейбона "Приключения Кавалера и Клея" и "Союз еврейских полисменов" — то вам в эту дверь. Если вы не имеете представления о Майкле Шейбоне, но любите Курта Воннегута или Дж. С. Фоера — то вам в ту же дверь. Если вы увлекаетесь магическим реализмом, темой Второй мировой войны, семейными сагами, плутовскими романами и мемуарами — вам опять же сюда. Если вы любите романы, написанные о бедствиях с чувством юмора, — то эта дверь ждет вас.
ЛитератураКниги, о которых говорят. Почему стоит почитать бестселлеры Селесты ИнгЗа последние два года Селеста Инг вошла в топ современных американских писателей. Я медлила с рецензией на ее книги. По-хорошему, для того, чтобы рассказать о писателе, нужно дождаться его третьего романа. Первый может быть случайной удачей, второй часто оказывается гораздо хуже, и лишь третий дает представление о масштабе автора.
МнениеЮлия Чернявская. О "Саломее", "Матильде", Сталине, оскорбленных чувствах и любви к доносамМне неважно, кто эти люди, настрочившие дурно пахнущее послание. Главное, что именно они претендуют на выражение мнения от лица всех верующих и — шире — всего народа. Нас с вами.
ЛитератураКниги, о которых говорят. Гузель Яхина: от "Зулейхи" к "Детям"Гузель Яхина шла в литературу тихой поступью. До поры до времени ее имени никто не знал, а в 2015 году узнали сразу и все. Появился роман "Зулейха открывает глаза", мгновенно снискавший и несколько престижных премий, и перевод на тридцать языков. Фамилия Яхина стала известна всему читающему кругу постсоветского пространства. А совсем недавно вышел второй ее роман "Дети мои".
МнениеДень карнавальной войны. Юлия Чернявская о портретах Сталина на ступеньках филармонииБыли надежды на то, что мы придем к более торжественному, более продуманному и более скромному празднованию. Увы, они не оправдались. Позачерашний день оказался не почтительным поклоном перед Трагедией и Победой. Он оказался днем карнавальной войны.
МнениеПо следам одной дискуссии в Facebook: субъективно — о белорусахНедавно в Facebook я задала короткий вопрос — буквально в одном предложении — о положительных и отрицательных чертах белорусов. Конечно, эта формулировка упрощена. Из антропологии и социологии известно: народ (нация) не может обладать некими особыми качествами — ими обладает человек. Зато у народа есть разделяемые ценности, их иерархия, стереотипы поведения, модели мышления и действия — собственно, это и имелось в виду.
МнениеНи поступка, ни искусства. Цели и средства перформанса в АушвицеЖанр перформанса — это соединение искусства и поступка. Не симуляции — поступка. Со всеми возможными вытекающими.
Литература"Русский мир" тогда и сейчас, священники-педофилы и, конечно, любовь: топ-десять книг 2017 годаВ канун Нового года Юлия Чернявская составила свой субъективный рейтинг — топ-десять зарубежных книг 2017 года. Книги расположены от последней к первой — по мере нарастания качества.
ЛитератураКниги, о которых говорят. "Девочки" Эммы Клайн – бестселлер о секте Чарльза МэнсонаТак бывает: появляется молодой — и одновременно на удивление зрелый талант. Никому не известный двадцатипятилетний Дж. С. Фоер пишет "Полную иллюминацию" — и в один день становится не просто знаменитостью, но и одним из лучших писателей Америки. Никому не известная двадцатипятилетняя Теа Обрехт пишет роман "Жена тигра" — и становится классиком магического реализма. Тридцатилетний Маркус Зусак, автор трех положительно оцененных критикой, но не ставших известными романов, пишет "Книжного вора" — и выходит в дамки!
Из жизниИстории от Юлии Чернявской. ВтроемЭта история началась тридцать пять лет назад. Теперь она кристаллизовалсь, выстроилась, и ее можно рассказать как новеллу. Ее участники – реальные люди, потому придется изменить имена и кое-какие реалии. Суть останется неприкосновенной.
КиноРазгадывающие любовь. Шведский режиссер пять лет следовал с камерой за Алексиевич и снял фильмВ Стокгольме прошла мировая премьера документального фильма шведского режиссера Стаффана Юлена, который пять лет следовал за Светланой Алексиевич, слушая и снимая людей, дающих ей интервью.
Письма Еве: "Женская дружба тоньше, потому и рвется легче"Письма Еве: "Женская дружба тоньше, потому и рвется легче"Женская дружба - дело трудное, но необходимое.
МнениеЮлия Чернявская. Белорусы — люди без эмоций, или Что-то другое…Мы не люди, исполненные сплошь негативных эмоций. Мы — не люди, у которых преобладают позитивные эмоции. Мы люди малоэмоциональные — вот о чем свидетельствует исследование. Вопрос — почему?
Письма Еве. Можно ли спасти семью с помощью банальностей? Часть втораяПисьма Еве. Можно ли спасти семью с помощью банальностей? Часть втораяДаже если семья, не дай Бог, разваливается на ходу, как старая телега, то после усвоения этих истин станет крепкой, как бронепоезд. Начнем, благословясь.
МнениеНе стыдно не знать, или У нас есть ГуглКогда-то я спросила моего бывшего студента — он моложе меня лет на пятнадцать-семнадцать: "Денис, скажите, почему так: с вами я могу говорить на одном языке, а с теми, кто моложе вас лет на семь, — уже нет?". Он ответил: "С теми, кто моложе меня лет на семь, я и сам не знаю, на каком языке говорить".
Из жизниИстории от Юлии Чернявской. Миша, или История о верности себеВ этом проекте автор рассказывает истории из собственной жизни, жизни знакомых и незнакомых людей, об исторических фигурах и тех, кого мы никогда не заметили бы на улице; о значительных событиях и сущих мелочах; о любви и ненависти, жестокости и доброте. Единственное, что объединит эти пестрые фрагменты в причудливое лоскутное одеяло, — понимание: только оно способно сделать мир светлее и терпимее.
"Письма к Еве". Одинокая женщина: десять шагов к исцелению"Письма к Еве". Одинокая женщина: десять шагов к исцелениюВстать и идти!