Книги, написанные великими художниками: уроки страсти и смиренияКниги, написанные великими художниками: уроки страсти и смиренияКниги художников, не всегда понятых при жизни и после нее, рассказывающих про свою жизнь и свои картины, дающих нам урок не столько искусствоведения, сколько восхищения силой духа и стремлением к творчеству.
Фильмы о сумасшедших: встретиться с собственной теньюФильмы о сумасшедших: встретиться с собственной теньюДушевное здоровье – тема, не самая популярная в кино, и понятно почему: психически больные люди часто представляются нам агрессивными или, наоборот, замкнутыми, а непредсказуемость заболевания вызывает тревогу.
Гданьск: путешествие в город-карнавалГданьск: путешествие в город-карнавалПо берегам же рек и каналов – дома всех оттенков красного, такого теплого цвета, что он, кажется, должен согревать горожан зимой вместе с солнцем...
Эксклюзив. Макс Фрай: "Торговцы наркотиками в Барселоне - нормальные люди с приветливыми рожами, все у них хорошо"Эксклюзив. Макс Фрай: "Торговцы наркотиками в Барселоне - нормальные люди с приветливыми рожами, все у них хорошо"Откровенное интервью с писательницей Светланой Мартынчик о городах и книгах, страхе смерти и простых человеческих радостях – терпкое и философское, как осень.
Таллин: кисло-сладкое сердце города в оболочке из слоеного тестаТаллин: кисло-сладкое сердце города в оболочке из слоеного тестаРетро-магазин пластинок с меланхоличным молчаливым продавцом; старый колодец, куда суеверные средневековые жители сбрасывали кошек; часы на одной из церквей, всегда показывающие время без пяти минут пять...
Фотография - Питер Хёг. Внутренняя СкандинавияПитер Хёг. Внутренняя СкандинавияОбзор творчества Питера Хёга – самой эксцентричной фигуры современной датской литературы.
5 душевных фильмов о любви5 душевных фильмов о любви5 душевных фильмов о любви к жизни, прошлому, вещам, музыке и тем, кто рядом.
Берлин: свобода, хаос и чудеса по расписаниюБерлин: свобода, хаос и чудеса по расписаниюМизансцена такова: нас четверо, два часа ночи, мы на какой-то Богом забытой автобусной станции в крошечной деревушке в сорока километрах от Берлина и, строго говоря, мы уже ближе к границе с Польшей, чем к немецкой столице. Часть берлинского метро закрыта ночью на ремонт, вместо закрытой части курсируют автобусы, но нас посадили не в ту сторону.