Политика
Экономика и бизнес
Общество
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY

В мире


Дмитрий Кириллов, Владимир Дергачев,

Вокруг убийства украинского адвоката Юрия Грабовского появляются новые подробности, которые, впрочем, пока не пролили свет на мотив этого жестокого преступления. Эксперты считают, что гибель Грабовского, защитника одного из «бойцов ГРУ», независимо от мотива расправы над ним вряд ли будет иметь серьезные политические последствия и повлияет на возможный обмен осужденной Надежды Савченко на Евгения Ерофеева и Александра Александрова.

Фото: rbc.ua
Фото: rbc.ua

События последних суток связывают языки любых киевских источников. Дело об убийстве Юрия Грабовского в Украине если и обсуждают, то только как совершенно неясный криминальный сюжет, у которого всю пятницу появлялись новые подробности. Главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос на пресс-конференции заявил, что уже арестованы двое подозреваемых. Показания второго из них позволили найти тело Грабовского под городом Жашковом Черкасской области.

По словам прокурора, адвоката психологически «ломали» какими-то совершенно экзотическими методами. Ему якобы надевали наручники со взрывчаткой, которые взорвались бы при попытке побега. При этом преступники зачем-то возили телефон Грабовского в Египет, выкладывали на странице в социальной сети от его имени фото отеля и «засветились» при получении денег с его кредитной карты.

Эта почти детская наивность (опознав отель, журналисты в течение суток выяснили, что Грабовского в Египте не было, а правоохранители и так знали, что его документы остались в Украине вместе с вещами) вместе с совершенно необъяснимой жестокостью ставят в тупик любого наблюдателя.

«Я не знаю, кому нужно было убивать Грабовского, — говорит адвокат Виктор Чевгуз. — Он никак не влиял на процесс сейчас, и его исчезновение затормозило его всего на пару недель. Нужно знать мотивы, все ждут мотивов! Пока же ничего не понятно. Даже снятие денег с карты и воровство крупных сумм из сейфа в офисе не говорят однозначно о непричастности спецслужб. Сейчас такие спецслужбы, что могут и не побрезговать и деньги снять, и имущество забрать».

В украинских СМИ утверждается, что тело адвоката нашли на околице села Канела, что в 10 км от Жашкова. Местные жители слышали два громких выстрела меньше недели назад, а молодой человек, помогавший милиции с выносом тела, клянется, что видел у убитого большую дыру в области печени и сильно обожженные руки.

Эти рассказы делают заявление прокурора Матиоса еще более загадочным и зловещим. «Грабовский был убит насильственным путем с достреливанием из огнестрельного оружия,» — сказал он.

Правоохранители Украины уже несколько раз делали заявления, намекающие на участие российских спецслужб в исчезновении адвоката. Рассказывая о задержании первого подозреваемого в убийстве Грабовского, прокурор Матиос говорил о «северном следе». В частности, он утверждал, что операция по исчезновению Грабовского была спланирована «бывшими украинцами» и спецслужбами РФ «для создания картинки» на заключительной стадии рассмотрения дела в отношении «российских спецназовцев».

«Подозреваемый, который имеет отношение к исчезновению адвоката Грабовского, даже сам не осознавал, как его использовали, он дает показания», — говорил Матиос еще несколько дней назад.

Но после того как нашли тело адвоката и задержали второго подозреваемого, его комментарии стали более сдержанными. «Следствие наряду с бытовыми и корыстными мотивами убийства рассматривает версию спецоперации», — пояснил в пятницу Матиос.

В пятницу вечером стало известно, что прокуратура не допустила родственников Грабовского на его опознание.

Сдержанность прокуратуры может иметь две причины. Возможно, в ближайшие дни появятся очень громкие разоблачения. А возможно, познакомившись с реальными исполнителями — которые, если верить поступающим сообщениям, страшно пытали известного адвоката, возили его по всей стране от Одессы до Киева, а потом до Черкасс якобы в эксклюзивных наручниках с взрывчаткой, уничтожали свою одежду и работали над личными алиби и при этом почему-то не подозревали о видеозаписи под банкоматами и не брезговали небольшими суммами с кредитной карты, — прокуроры решили аккуратно уходить от темы следа «иностранных спецслужб».

Впрочем, главному украинскому военному прокурору немало досталось в последние дни. Его не раз обвиняли в «конфликте интересов», потому что якобы именно его версии разваливал в суде убитый Юрий Грабовский.

Есть и другие мнения. «Газета.Ru» пообщалась с одним из подопечных СБУ из военной прокуратуры, которого сейчас судят. По понятным причинам мы не указываем его фамилию.

«Вы просто не понимаете уровня проблемы — СИЗО переполнены людьми со смешными делами, слепленными из ничего. Их берет СБУ, зная, что большинство из них пойдут потом на обмен. По этой причине доказательства по делам «закрепляются» кое-как, да еще много вопросов к профессионализму оперативников и следователей, работающих в зоне АТО, — говорит он. — Что касается «гэрэушников» (Ерофеева и Александрова. — «Газета.Ru»), то их взяли после реального боя, тяжело раненными, неподалеку от убитого на посту солдата. Чудо, что их просто оставили живыми и после перевязки отдали СБУ. И совершеннейшим чудом было бы лазанье следователей по передовой ради закрепления каких-то там доказательств.

Да и какие могут быть экспертизы? Идет война, которая почему-то называется АТО. Мирные законы не соответствуют сложившейся ситуации, и все низовые исполнители это прекрасно понимают.

И любое дело в зоне АТО разваливается при появлении в нем хоть сколько-нибудь серьезного адвоката. Грабовский же просто делал свою работу».

Молодой адвокат Валентин Рыбин, сменивший Грабовского, не комментирует дело т. н. бойцов ГРУ, поскольку его «еще не изучил». Грабовский на суде утверждал, что смертельная пуля у погибшего украинского солдата не была 9-миллиметровой, а значит, Александров и Ерофеев не причастны к его гибели. Но пуль было пять, и какими были остальные четыре, пока неизвестно. Процесс приостановили после исчезновения Грабовского.

При этом адвокаты, защищающие россиян, мягко говоря, крайне непопулярны в украинском обществе.

Незадолго до исчезновения Юрий Грабовский жаловался друзьям, что из его квартиры украли два пистолета.

Он серьезно опасался, что они скоро «всплывут» в каком-нибудь резонансном уголовном деле. Друзья говорят, что Грабовский ждал серьезного давления на него.

Хотя военный прокурор рассматривает две основные версии, в реальности их четыре. Это могла быть и отмороженная криминальная банда; мог быть т. н. российский след; украинские спецслужбы, борясь за честь мундира, могли убить адвоката. Наконец, праворадикалы могли отомстить «предателю», спасающему очевидных врагов от справедливого суда.

Может ли убийство Грабовского как-то повлиять на обмен осужденной Надежды Савченко на «бойцов ГРУ» Ерофеева и Александрова или даже сорвать его?

Источник «Газеты.Ru» в одной из международных организаций, связанной с минским процессом, считает, что его смерть может затянуть рассмотрение дела бывших российских военнослужащих, но не прекратит торг между Киевом и Москвой по обмену Савченко.

«Украина в последние недели проводила колоссальную работу в среде зарубежных парламентов и МИД. Из Киева зарубежным политикам звонили на самом высоком уровне с просьбой заставить Кремль освободить Савченко. И Штайнмайер, и Керри (Франк Вальтер Штайнмайер — министр иностранных дел Германии; Джон Керри — госсекретарь США. — „Газета.Ru“) не могли не отреагировать на эти сигналы», — объясняет он.

Решение вопроса по обмену Савченко находится на самом высоком уровне, и все зависит только от президента России, считает близкий к Кремлю директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков. По его словам, поспешный обмен Савченко грозит «потерей лица страны» и усилению антироссийской истерии в Украине. В любом случае Москва должна получить соответствующие компенсации.

«Сложно говорить и о простом обмене на Александрова и Ерофеева — он выглядит неравноценным, исходя из тяжести вменяемого им обвинения. Они никого не убивали, а политически их нахождение в Украине не столь резонансно, как дело Савченко. К тому же, согласно российской позиции, дело Савченко не имеет отношения к Минским соглашениям», — говорит Чеснаков. Он тоже считает, что убийство адвоката Грабовского напрямую не влияет на возможный обмен Савченко.

Замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин говорит, что решение по этому вопросу будет приниматься исходя из общеполитических целей Москвы, возможно, в контексте вопроса урегулирования ситуации на Донбассе.

Эксперт полагает, что для украинцев Савченко фигура знаковая и возможный обмен на Александрова и Ерофеева не вызовет скандала в украинском обществе. Хотя, если она вернется в Украину и займется политической деятельностью, Савченко рискует стать менее консенсусной фигурой для страны, когда начнет высказываться по актуальным темам.

«С Россией же все непросто. Есть слой людей, который считает, что Савченко должна сидеть, — говорит Макаркин. — Но внимание к процессу у нас в стране меньше, чем в Украине, и для россиян тема Савченко глубоко периферийна, и логика такая: судят — значит, надо, а если обменяют — значит, своих не бросаем».