Политика
Экономика и бизнес
Общество
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Популярное

В мире


Жители ФРГ из семей мигрантов часто испытывают неприязнь в отношении как коренного населения, так и новых иммигрантов. При этом многие из них сами прибыли когда-то в страну как беженцы.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Война, разруха, бегство — Дарко Толич (Darko Tolic) прошел через все это. Когда в начале 1990-х годов в его родном городе на севере Боснии и Герцеговины начались столкновения между сербами и хорватами, отец отвез Дарко, которому было тогда только пять лет, и его сестру к своим родителям, жившим в Германии, в федеральной земле Баден-Вюртемберг. Сам он затем вернулся воевать в Добой, а мать Дарко осталась в Германии. Она была по профессии медсестрой, поэтому быстро нашла работу в одной из больниц.

Семья Толича выиграла от недостатка квалифицированных рабочих на тот момент: после окончания войны на Балканах их не отправили из Германии обратно, в отличие от большинства боснийских беженцев. Сегодня Дарко 28 лет, он активно занимается политикой, направленной против беженцев и мигрантов. И прежде всего неевропейских мигрантов. «Европа — это родина европейских народов. Европа должна оставаться европейской, а Германия — немецкой», — убежденно говорит боснийский хорват из Штутгарта.

«Хорватский крестоносец»

Толич — основатель немецкого отделения националистической Хорватской партии права (HSP-А). В последние годы он открыто поддерживал немецких правых экстремистов, таких как праворадикальная партия НДПГ. Потому как они наиболее близки его мировоззрению, объясняет Толич в разговоре с DW.

«Хорватский крестоносец» — как называют его немецкие СМИ — хочет «спасти Европу от исчезновения европейских народов и нашествия других, неевропейских народов». По мнению Толича, немцы слишком наивны и не признают, мол, опасности неконтролируемой иммиграции. Африканских и азиатских мигрантов он называет «злоумышленниками, которые злоупотребляют декадансом Европы».

Дарко Толич. Фото с сайта dw.com
Дарко Толич. Фото с сайта dw.com

И он вовсе не одинок. Похожее мнение разделяют и многие другие молодые политики родом из бывшей Югославии, которые в 90-е годы сами прибыли в Германию как беженцы или экономические мигранты. Они активны в кругах правых радикалов или даже неонацистских групп. Как, например, Сафет Бабич (Safet Babic), председатель регионального отделения НДПГ в Трире, босниец по происхождению. Или Дубравко Мандич (Dubravko Mandic), адвокат из Фрайбурга, один из главных «подающих надежды» молодых политиков правопопулистской партии «Альтернатива для Германии» (АдГ), который публично оскорбил Барака Обаму, используя расистские выражения.

Феномен известен давно

То, что многие мигранты настроены против беженцев, явление далеко не новое, утверждает Фридрих Хекман (Friderich Heckmann), социолог из Бамберга: «В конце концов, у мигрантов тоже есть предрассудки. Они привозят их с собой, и затем таковые развиваются дальше. Предрассудки в отношении других групп мигрантов и, конечно, предубеждения против большинства немецкого населения».

Хекман вспоминает многих иммигрантов из бывших советских республик, которые приехали в Германию в начале 1990-х годов и у которых были «очень сильные предубеждения против мусульман».

Фридрих Хекман. Фото с сайта dw.com
Фридрих Хекман. Фото с сайта dw.com

Переехавшие в ту или иную страну давно часто испытывают неприязнь в отношении новых иммигрантов. Это явление хорошо известно из истории США, классической страны иммигрантов, где среди съехавшихся со всего мира людей большинство всегда выступает за ограничение иммиграции.

Конкуренция и страх

«Тогда, в начале 1990-х годов, мы столкнулись с серьезным миграционным кризисом, который сравним с нынешним. В 1992 году в Германию прибыло 1,5 миллиона иммигрантов, отмечались вспышки насилия в отношении беженцев, поджоги и даже убийства. В конечном счете ситуация нормализовалась после ужесточения правил предоставления убежища, после чего иммиграция пошла на убыль», — вспоминает Хекман.

Главная причина, по мнению социолога, это страх: опасение «конкуренции» со стороны новоприбывших, страх потерять то, что было наработано «старыми» иммигрантами, страх, что «новые» могут стать очередными «любимчиками» немцев. «По сути, это конкурентная борьба между „старыми“ и новоприбывшими иммигрантами за те же или аналогичные ресурсы, вроде рабочих мест и жилья», — объясняет Хекман.

Успешная интеграция?

Между тем сегодня каждый пятый из 80-миллионого населения Германии — из семьи иммигрантов. Согласно результатам опроса, проведенного институтом изучения общественного мнения YouGov, около 40 процентов немцев с миграционным прошлым считают, что Германия должна принимать меньше беженцев, чем сейчас.

Среди коренных немцев так думают 45 процентов опрошенных. 24 процента иммигрантов заявляют, что Германия вообще должна перестать принимать беженцев — среди немцев это мнение разделяют 25 процентов принявших участие в опросе.