Политика
Экономика и бизнес
Общество
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Популярное
  • Другие новости

В мире


Святослав Иванов,

Америка выстраивает дальнейшую стратегию действий в Сирии: принять предложение России и вместе регулировать прекращение огня или увеличивать поддержку оппозиции. Экспертная точка зрения указывает на готовность Вашингтона признать террористами тех борцов с режимом Асада, которые не будут соблюдать перемирие. «Газета.Ru» разбиралась, как США пытаются балансировать между сирийским миром и собственными амбициями.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Россия призывает США принять участие в деятельности координационного центра по Сирии, который начал работу на базе Хмеймим в провинции Латакия, где расквартированы российские военные.

Согласно заявлению Минобороны, центр создан в рамках американско-российских договоренностей по сирийскому перемирию.

Как рассказал представитель Минобороны Игорь Конашенков, в центре начали работу порядка 50 российских офицеров, имеющих опыт миротворческой деятельности, в частности под эгидой ООН. В качестве основных задач обозначены организация переговоров между повстанцами и сирийскими властями и взаимодействие с международными организациями по поставкам гуманитарной помощи.

«Районы, из которых поступают обращения о прекращении огня и примирении, расположены в различных провинциях на территории Сирии. Сотрудниками центра уже ведется работа с представителями группировок в различных населенных пунктах провинций Хама, Хомс, Латакия, Дамаск и Деръаа», — рассказал Конашенков.

Однако в Вашингтоне о возможном сотрудничестве с Россией в рамках этого центра говорят уклончиво. По сообщению «РИА Новости», представитель Пентагона Сэм Кук сказал, что не знает о каком-либо взаимодействии российских и американских военных «в данной конкретной ячейке».

В российском Минобороны подчеркнули, что данные о центре передали в Вашингтон по официальным каналам и ждут ответа.

Заявление Сэма Кука его российский коллега Конашенков охарактеризовал как «странное». По словам российского военного, представитель Пентагона имеет «весьма поверхностное, а точнее — искаженное представление о достигнутых российско-американских договоренностях по сирийской теме».

Тем временем в США думают, как дальше действовать в рамках сирийского конфликта — в каком объеме поддерживать сирийскую оппозицию, чтобы не спровоцировать конфликт с Москвой, но и не потерять влияния в регионе.

Планы на оппозицию

С самого начала сирийской гражданской войны в 2011 году США и их союзники заняли позицию, согласно которой президент Башар Асад потерял легитимность и его уход является основным условием мирного урегулирования в Сирии. Госдепартамент занялся гуманитарной поддержкой антиправительственных повстанцев, а ЦРУ занялось поставкой вооружений и тренировкой их бойцов.

С момента активизации в Сирии радикальных исламистов из таких группировок, как «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра», поставки вооружений стали еще более спорной темой: в США стали предполагать, что предоставляемое ими оружие может оказаться в руках гораздо более агрессивных оппонентов, чем режим Башара Асада.

По официальным данным, американские военные предоставляют помощь «Свободной сирийской армии» и группировкам сирийских курдов.

Как пишет The Wall Street Journal, США намерены использовать военную помощь повстанцам для давления на Россию. По данным источников издания, согласованное Москвой и Вашингтоном перемирие в Сирии американские военные воспринимают лишь как «уловку» со стороны российских властей, направленную на укрепление своего влияния в ближневосточной стране.

Предполагается, что Вашингтон усилит военно-техническую и разведывательную поддержку умеренной оппозиции.

В Пентагоне считают, что оппозиция несет потери в результате российских авиаударов по сирийской территории. При этом в Москве утверждают, что наносят удары только по позициям тех группировок, которые признаны террористическими.

Когда Россия начала авиаудары по территории Сирии осенью 2015 года, в адрес Москвы посыпались обвинения в ударах не по позициям «Исламского государства», а по объектам других оппонентов режима Башара Асада, в том числе поддерживаемых США. В Москве неоднократно утверждали, что бьют исключительно по позициям террористических организаций и не ставят цели сохранить у власти режим Асада.

Разговоры о том, какие группировки считать террористическими, обострились в преддверии женевских переговоров по Сирии. В конце декабря Москва и Вашингтон пришли к согласию по основным общим противникам в Сирии: это «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра», аффилированная с «Аль-Каидой».

В качестве основного общего союзника Россия и США называют «Свободную сирийскую армию» (ССА) — самое многочисленное милитаризованное объединение страны.

Поступают противоречивые данные о том, противостоит ССА только террористам или же продолжает бои с правительственными войсками. Однако поддерживающая Асада Москва периодически заявляет о сотрудничестве с повстанцами, которых называет «патриотической оппозицией».

Также и в Москве, и в Вашингтоне заявляют о сотрудничестве с группами курдских повстанцев. При этом союзники обеих держав продолжают борьбу с курдами: правительственные войска Башара Асада отвоевывают у них территорию, а входящая в НАТО Турция обстреливает их объекты.

Таким образом, Россия и США в целом сходятся в определении основных противников и союзников в Сирии, и основным камнем преткновения между странами является отношение к режиму Башара Асада: в Вашингтоне считают необходимой его скорейшую отставку, в Москве же разговаривать об этом не хотят и считают, что Асад должен уйти только в том случае, если он проиграет выборы.

Однако в заявлениях официальных лиц сохраняется некоторая недосказанность по поводу того, как относиться к ряду второстепенных повстанческих группировок и распространяется ли на них режим прекращения огня. Недосказанность проявилась и в заявлении Владимира Путина по итогам российско-американских консультаций о перемирии.

«Что касается ИГИЛ, „Джебхат ан-Нусры“ и других террористических организаций, признанных в качестве таковых Советом Безопасности ООН, они из режима прекращения боевых действий полностью исключаются. Удары по ним будут наноситься и далее», — заявил российский президент.

При этом формулировка об организациях, признанных ООН террористическими, носит рекурсивный характер: все документы ООН однозначно признают террористами в Сирии ИГ и «Ан-Нусру», «другие» террористические организации обозначены как «связанные с ИГ и «Аль-Каидой» — таким образом, остается свобода трактовки, какие именно группировки связаны или не связаны с двумя основными террористическими объединениями.

В Москве считают террористами исламские формирования «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам». Умеренная оппозиция Сирии считает их своими союзниками.

Россия же обвиняет их в связях с ИГ и «Аль-Каидой»: к примеру, представитель МИД Мария Захарова заявляла, что группировка «Ахрар аш-Шам» участвовала в соглашении с «Исламским государством» о поставках топлива, боеприпасов и сельхозпродукции.

США открыто не поддерживают ни одну из этих группировок, однако на их стороне выступает важный союзник Вашингтона на Ближнем Востоке — Саудовская Аравия.

В декабре в Эр-Рияде даже заявляли, что убитый лидер «Джейш аль-Ислам» Захран Аллюш «поддерживал мирное решение конфликта» и внес важный вклад в борьбу с ИГ. По данным западных СМИ, обе группировки поддерживает и Турция.

«Время «Ч» для оппозиции

Предположительно, США усилят поддержку «Свободной сирийской армии», чтобы сохранить баланс между повстанцами и правительственными силами. В противном случае, пишет The Wall Street Journal, из-под контроля Вашингтона может выйти активность Саудовской Аравии.

Как считают источники издания, если правительственные силы получат возможность стать де-факто победителем в гражданской войне, Эр-Рияд начнет активно обеспечивать радикалов на севере Сирии переносными зенитно-ракетными комплексами, которые будут направлены против российской авиации.

Таким образом США намерены, с одной стороны, не дать России усилить свои позиции в Сирии, с другой — помочь тем повстанцам, которых в Москве не считают террористами, и тем самым избежать обострения отношений между двумя державами.

Как сказал в беседе с «Газетой.Ru» заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ Владимир Евсеев, перед США на данный момент не стоит задача сместить Башара Асада с поста президента страны. Более приоритетной является реализация на практике договоренности о прекращении огня.

В этом свете, подчеркивает эксперт, особенно важно то, как поведут себя повстанческие группировки.

«Сейчас наступает «час «Ч» для оппозиции. Фактически оппозиции предъявлен ультиматум: она может либо приостановить вооруженную борьбу и таким образом стать оппозицией, с которой можно вести диалог, либо продолжить вооруженную борьбу», — сказал Евсеев. По мнению эксперта, те группировки, которые нарушат перемирие, будут отнесены к террористам.

У «Свободной сирийской армии» лучшие шансы остаться в рядах умеренной оппозиции, чем у обладающих неоднозначным статусом «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам», которых поддерживают Эр-Рияд и Анкара.

Таким образом, те группировки, которые будут вести себя относительно мирно, получат возможность участвовать в легальной политической борьбе и получать финансирование со стороны Запада. По мнению Владимира Евсеева, от добросовестности повстанцев будет зависеть и трактовка формулировки, запрещающей те самые «другие организации», связанные с ИГ и «Аль-Каидой».

На деле крайне сложно не только проследить, какие организации связаны с джихадистами, но и точно сказать, какие объекты и территории контролируют те или иные группировки.

«Например, часть города контролирует „Джебхат ан-Нусра“, а часть — оппозиция, которую можно назвать умеренной и которая должна соблюдать перемирие. Но, во-первых, как их там делить? Во-вторых, „Джебхат ан-Нусра“ может воспользоваться ситуацией и захватить территорию оппозиции. Как их развести? На словах это легко, но на практике это будет очень сложно», — говорит Евсеев.

К тому же, считает аналитик, у США нет безраздельного влияния на Турцию, которое позволило бы руководить подконтрольными Анкаре повстанцами.

Запасной вариант

Власти США обсуждают некий альтернативный план действий на случай, если перемирие не сработает. Как заявил госсекретарь Джон Керри, «ведется важная дискуссия о „плане B“ на случай провала соглашения о прекращении огня».

По мнению Владимира Евсеева, в рамках дискуссий о запасных вариантах американцы точно не рассматривают возможность наземного вторжения в Сирию военных НАТО, в частности турецких. Как считает аналитик, «план B» может подразумевать очередное усиление сирийских оппозиционеров, но признание такой необходимости будет означать провал договоренностей о перемирии.

«Штаты могут увеличить поддержку сирийской оппозиции, чтобы она более уверенно сдерживала сирийскую правительственную армию. Но для США такие действия будут крайне неудобными, им нужны будут слишком явные причины для такого рода шага», — сказал Евсеев, подчеркнув, что план действий, подразумевающий соблюдение перемирия, для американцев, по большому счету, безальтернативен.

В российском Министерстве обороны холодно отреагировали на информацию о «плане B».

«В СМИ появляются сообщения о якобы разработке нашими американскими партнерами каких-то планов под условными наименованиями „Б“ и другими буквами алфавита. В Минобороны РФ настроены, и более того — приступили к конкретной и непростой практической работе по примирению на территории Сирийской Арабской Республики. Рассчитываем, что и наши американские партнеры вместо букв и слов как можно скорее перейдут к конкретным делам», — заявил официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков.

Судя по этим заявлениям, между Москвой и Вашингтоном сохраняются прохладные отношения, несмотря на достигнутый прогресс в разрешении сирийского кризиса. Тем не менее эксперты сходятся во мнении, что интересы России и США в соблюдении перемирия в Сирии совпадают, однако подходы Москвы и Вашингтона к тому, какие именно механизмы будут для этого задействованы, могут расходиться.

Ситуацию усложняют союзничающие с Россией режим Башара Асада и Иран, а также Турция с Саудовской Аравией, мнение которых приходится учитывать американскому руководству.

В любом случае, несмотря на растущую роль России, Турции и других стран в ходе событий в Сирии, США остаются ключевым игроком, чьи политические и военные решения влияют на развитие ситуации. Однако не в меньшей степени успех урегулирования конфликта влияет и на репутацию самих американских властей — этот вопрос становится все более актуальным с приближением выборов нового президента Соединенных Штатов.