Политика
Экономика и бизнес
Общество
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Популярное

В мире


ООН ожидает, что в Ливии будет сформировано новое правительство 14 февраля. Если это действительно произойдет, появятся все условия для начала второй операции НАТО в Ливии. В феврале министры обороны США и ЕС уже дважды встречались на этот счет. Идею вторжения активно продвигает Вашингтон. Если США и ЕС договориться не удастся, в самой ближайшей перспективе именно Ливия превратится в главный оплот «Исламского государства».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

14 февраля в Ливии должно появиться правительство национального единства. Об этом ранее на этой неделе заявил глава МИД Испании Хосе Мануэль Гарсия-Маргальо после встречи со спецпредставителем генсека ООН по Ливии Мартином Коблером. Если это произойдет, в Ливии появится единое руководство, которое может одобрить и скоординировать проведение военной операции западных союзников в этой стране.

Это будет вторая ливийская операция стран – членов НАТО. Первая, пять лет назад, позволила местным повстанцам свергнуть режим Муаммара Каддафи и ввергнуть страну в хаос, который с каждым годом только усугубляется и поставляет в Европу все больше беженцев.

В феврале министры обороны стран, которые потенциально могут войти в ливийскую коалицию, встречались два раза: в Риме и Брюсселе. В итальянской столице обсуждался примерный состав стран и потенциальные лидеры коалиции. Рим объявил, что готов возглавить военную операцию. Именно через итальянскую территорию идет основной поток ливийских беженцев.

Брюссельские переговоры в рамках саммита НАТО касались уже статуса операции: пройдет ли она в рамках Североатлантического альянса или отдельно от него?

На брюссельском саммите этот вопрос вынес на обсуждение глава Пентагона Эштон Картер. По мнению американской администрации, Североатлантическому альянсу необходимо адаптироваться к новым угрозам, а это значит, что антитеррористическую операцию на Ближнем Востоке надо расширять.

«Новые проблемы возникают перед нами стремительно и с осложнениями», — рассказал анонимный чиновник Минобороны каналу CBS 9 февраля. Ливия — это как раз такая проблема.

Каддафи напоминает

Режим ливийского диктатора Муаммара Каддафи пал под натиском разномастных боевых группировок (которых НАТО поддерживало авиацией) в 2011 году. Сам Каддафи был убит повстанцами. С тех пор в Ливии так и не появилось единого правительства, а страна оказалась поделена на сферы влияния боевыми группами различной степени радикальности. Сейчас есть все основания полагать, что главную роль здесь начинают играть террористические группы.

Сегодня в Ливии создано уже три вилаята (провинции) ИГ: Барка, Триполи и Феззан, рассказала «Газете.Ru» Евгения Гвоздева, директор программ Европейского центра стратегических исследований и безопасности. По мере расширения антитеррористических операций в Сирии, которые проводят Россия, страны НАТО и исламские державы, многие местные террористы предпочитают уйти именно в Ливию, где менее опасно и много возможностей для создания тренировочных лагерей и укрепленных пунктов. Более того, в Ливии постепенно увеличивается поток беженцев, которые пытаются проникнуть на территорию Европы через Италию, добавила эксперт бельгийского центра.

«Сейчас в соцсетях довольно популярно видео, на котором Муаммар Каддафи предупреждает, что только его режим спасает Европу от беженцев и связанной с этим дестабилизации, — рассказала Гвоздева. — Получается, что эти слова звучат все современнее».

«Поводов начать военную операцию в Ливии достаточно, — подтверждает востоковед Елена Супонина, советник директора Российского института стратегических исследований. — Здесь налицо и полная деградация государственных институтов, и тревожный рост джихадистских движений, и неконтролируемый поток мигрантов в Европу. Другое дело, что в нынешних условиях новая военная операция многими на Западе воспринимается как чересчур рискованная».

Это касается прежде всего европейских стран. Они прекрасно понимают, что ситуация в Ливии потенциально опаснее нынешней ситуации в Сирии, однако боятся принимать военные меры — из-за того же сирийского опыта, считает Евгения Гвоздева.

«Бомбить Ливию — это, конечно, эффектно. Но, как становится очевидно из опыта сирийской антитеррористической операции, переломить противостояние многочисленных террористических группировок может лишь наземная операция, — добавила собеседница «Газеты.Ru». — А таких возможностей у европейских членов НАТО сейчас нет».

Ранее британская The Daily Telegraph сообщила об общем плане Великобритании и Италии, которые собирались отправить в Ливию совместный контингент из 6 тыс. военнослужащих. Однако это должны были быть военные советники и инструкторы. В начале февраля также сообщалось, что в Ливии уже действуют спецназовцы Соединенного Королевства, которые готовят почву для масштабной антитеррористической операции.

Глава британского МИД Филипп Хаммонд 2 февраля опроверг информацию о военных планах Лондона в Ливии. «Мы, конечно, хотим поддержать новое правительство Ливии во всех практических смыслах, но я не предполагаю ситуации, при которой нам придется размещать наземные войска в этой стране», — заявил дипломат.

Российская тактика для НАТО

США склоняются к более решительным мерам. 9 февраля руководители американских спецслужб представили конгрессу свою оценку террористической угрозы для США. В ходе своего выступления директор ЦРУ Джон Бреннан сообщил, что Ливия — «важнейший плацдарм для ИГ за пределами Сирии и Ирака».

Джеймс Клэппер, директор Национальной разведки США, в свою очередь, назвал рост террористических группировок на Ближнем Востоке беспрецедентным и предрек, что спецслужбы Европы и США в текущем году столкнутся с еще большей террористической активностью на своей территории.

11 февраля в Брюсселе глава Пентагона Эштон Картер собирался представить союзникам по НАТО новый план действий антитеррористической коалиции. Главные пункты — это захват Ракки и Мосула (сирийской и иракской «столиц» ИГ соответственно), а также активизация на ливийском направлении. В этом контексте США очень надеются на поддержку европейских стран — членов альянса, сообщают американские СМИ.

Во вторник замминистра иностранных дел Великобритании Тобиас Эллвуд конкретизировал, как европейские союзники видят ход ливийской операции. По его словам, британские самолеты уже патрулируют воздушное пространство Ливии, и они готовы поддержать войска, лояльные правительству национального единства. Именно местные центральные власти должны возглавить наземную антитеррористическую операцию, утверждал Эллвуд.

Говоря проще, речь идет о такой же операции, какую реализуют сегодня российские ВКС в Сирии. В феврале войска, лояльные действующему президенту страны Башару Асаду, при поддержке отечественной авиации достигли крупных военных успехов, приблизившись к стратегически важному городу Алеппо, который до сих пор занимают боевики антиправительственных группировок.

Однако, чтобы использовать российскую тактику, в Ливии должно появиться хотя бы подобие центрального руководства.

Переговоры о создании правительства национального единства между тем до сих пор не могут завершиться. С точки зрения террористической угрозы для ЕС Сирия и Ирак пока выглядят гораздо важнее, считает Евгения Гвоздева. Сюда с 2012 года приехало 6–10 тыс. европейских граждан, чтобы пройти подготовку в террористических лагерях — и вернуться на Запад для организации терактов. «В Ливию едет пока еще гораздо меньше европейцев, но и эта ситуация меняется», — добавила эксперт.

Год на подготовку

«Я ожидаю, что военная операция в Ливии начнется в течение ближайшего года, — считает Алексей Арбатов, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН. — Все предпосылки к этому есть. Очевидно, что Ливия становится следующим по важности плацдармом для международных террористов после Сирии».

Россия пока не планирует подключаться к борьбе с ИГ в Ливии. Об этом в конце декабря заявил глава МИД Сергей Лавров. Впрочем, все может измениться. Например, год назад, в феврале 2015-го, постпред России при ООН Виталий Чуркин не исключил подключения страны к борьбе с ИГ силами международной коалиции. Кроме того, дипломат говорил о вероятных поставках отечественного оружия ливийскому руководству, а также обещал конструктивную работу над резолюцией Совбеза ООН по Ливии, которая бы определила рамки международного военного вмешательства.

По мнению Алексея Арбатова, Россия вполне может войти в состав западной или региональной антитеррористической коалиции в Ливии. «Ничего не мешает ограниченному участию российской авиации или спецназа в такой операции. Более того, она может пройти успешнее, чем сирийская», — считает эксперт.

Арбатов считает, что вокруг Ливии завязано гораздо меньше региональных интересов, чем вокруг Сирии. «Например, в ливийский конфликт не будет так активно вмешиваться Турция», — добавил он. По мнению эксперта, взаимодействие по Ливии позволит международному сообществу «с чистого листа» начать борьбу с ИГ и международным терроризмом.

Читайте также:

Пять лет революций и войн. К чему привела "арабская весна"