• Популярное

  • Другие новости

В мире

Русская служба Би-би-си


Сергей Пугачев — экс-сенатор от Тувы, основатель обанкротившегося Межпромбанка и бизнесмен, которого в прошлом называли «банкиром Кремля» или «банкиром Путина», рассказал Русской службе Би-би-си о его отношениях с российским президентом, о том, что он думает об РПЦ и о расследовании Фонда Навального о бизнесе семьи генпрокурора Юрия Чайки, а также о том, что политикой он заниматься не намерен.

Сергей Пугачев. Фото: zn.ua
Сергей Пугачев. Фото: zn.ua

Пугачев отбивается в Лондоне от обвинений российского государственного Агентства по страхованию вкладов.

Российские власти обвиняют Пугачева в преднамеренном банкротстве Межпромбанка, хищении и незаконном выводе средств банка.

Пугачев все обвинения отрицал, а в 2015 году сам подал в Третейский суд Гааги иск к России на 10 млрд долларов. Пугачев утверждает, что российские власти незаконно экспроприировали его активы: судостроительные верфи, угольное месторождение и другие.

АСВ в 2014 году обратилось к властям Великобритании, куда переселился Пугачев, с просьбой арестовать его активы.

Агентство подало иск об аресте активов Пугачева по всему миру на сумму свыше 1 млрд фунтов. Тем самым предполагалось поддержать иск к самому Пугачеву за банкротство банка на общую сумму в 75 млрд рублей.

Интерпол по запросу России объявил в 2014 году Пугачева в международный розыск.

Пугачев несколько лет жил в Британии, но летом 2015 года перебрался во Францию. В 2015 году Россия направила документы в Великобританию, требуя экстрадиции экс-главы банка.

Высокий суд Великобритании должен вынести решение по поводу одного из обвинений в адрес Пугачева. Его обвиняют в неуважении к суду, за что ему может грозить до двух лет тюрьмы.

3 декабря английский суд выдал ордер на арест банкира после того, как он отказался лично присутствовать на слушаниях, сославшись на то, что в Лондоне существует угроза его жизни и безопасности.

Местонахождение бывшего российского сенатора, имеющего французское гражданство, не разглашается из соображений его безопасности. Но он согласился дать эксклюзивное интервью Русской службе Би-би-си по Skype.

С Сергеем Пугачевым беседовала корреспондент Русской службы Би-би-си Ольга Ившина.

Не критик режима

Би-би-си: Сергей Викторович, вы не раз говорили, что дело против вас политически мотивировано. Расскажите, пожалуйста, о причинах возбуждения дела против вас.

Сергей Пугачев: Понятно, что я не являюсь оппозиционером или каким-то активным критиком режима. Но все мои активы, а это порядка 15 млрд долларов США, были экспроприированы государством. А если моя тяжба проходит с российским государством, то это дело, конечно, носит политический оттенок.

Би-би-си: Но проблемы начались после того, как у вас возникли разногласия с Владимиром Путиным?

С. П.: Нет, я такого не говорил. Господина Путина я знаю очень давно и очень близко, поэтому разлад — это слишком громкое слово. Просто наши точки зрения на пути развития страны разошлись. Хотя расходиться они начали еще раньше — с момента становления Путина президентом России. Никакой конкретной ссоры не было.

Би-би-си: Расскажите про Межпромбанк. Вам государство достаточно активно помогало во время кризиса?

С. П.: Это очень мутная история, кто кому помогал. С 2001 года я к Межпромбанку отношения никакого не имел, поэтому помогал ли кто-то Межпромбанку, мне неизвестно. Какие-то мои компании держали счета в Межпромбанке. И это единственное, чем я мог как-то опосредованно на этот банк влиять.

Би-би-си: Но вас обвиняют в том, что вы умышленно обанкротили Межпромбанк?

С. П.: Я считаю эти обвинения бездоказательными. Они основаны на показаниях директора банка, и давал он эти показания, находясь в тюрьме.

Комментарий АСВ: Существуют убедительные доказательства того, что Межпромбанк оставался во владении и под контролем господина Пугачева вплоть до банкротства и ликвидации банка в 2010 году. Существуют соответствующие решения российских судов. Наряду с этим британский Высокий суд уже назвал дело АСВ против Пугачева «очень сильным».

«Мы учитывали опыт ЮКОСа»

Би-би-си: Какие именно активы вы считаете несправедливо отобранными у вас?

С. П.: Это огромное количество компаний в разных отраслях. Это и область судостроения, и месторождение коксующихся углей, и земельные участки в Подмосковье, и, что символично, строение по адресу: Красная площадь, дом 5.

Би-би-си: Обладаете ли вы ресурсами для того, чтобы искать российские активы за рубежом? Помимо всего прочего, это еще и очень дорого.

С. П.: О, поиск активов после их экспроприации — это целый проект, можно сказать. Я им занимаюсь уже с 2012 года. Сейчас мы перешли уже к финальному этапу. Ведем переговоры с представителями различных государств, потому что это не какое-то единое решение, а решение каждой отдельной страны в рамках своей юрисдикции. Мы учитывали опыт ЮКОСа, но решили поступить по-другому. Сначала добиться ареста российского имущества, а потом разбираться в международном арбитраже. Я уже подал соответствующий иск в Гаагу.

Би-би-си: А что стало с вашими замками во Франции? А с гастрономическим бизнесом?

С. П.: С замком все в порядке, я сейчас в нем и нахожусь. Что касается гастрономического бизнеса — он не совсем мой. Я просто активно инвестировал за границу, что, кстати, было одной из причин недовольства Путина. Он считал, что инвестировать нужно внутри России. В итоге гастрономический бизнес я просто продал.

«Мне не о чем договариваться с АСВ»

Би-би-си: Представитель АСВ в суде заявил, что вы незаконно перевели в Luxury Consulting довольно значительную сумму денег в обход ограничений, наложенных на ваши активы. Что вы можете на это сказать?

С. П.: Это абсурд. Во-первых, речь идет о совершенно незначительных средствах, если учесть, что мы оперируем миллиардами. Во-вторых, все было легально. Это был депозит от продажи Hediard (гастрономический бизнес, принадлежавший Пугачеву. — Прим. Би-би-си). Я имел право его тратить и распоряжаться этими средствами по своему усмотрению.

Комментарий АСВ: АСВ отвергает любые предположения о том, что слушания являются политически мотивированными, и продолжает предпринимать усилия, чтобы получить компенсации для кредиторов Межпромбанка. В рамках этого процесса АСВ передало для рассмотрения суду сведения о многочисленных нарушениях Пугачевым постановлений Высокого суда, включая невыполнение обязательства пояснить, что произошло с сотнями миллионов долларов, которые он вывел из Межпромбанка до его банкротства. Пугачев также неоднократно нарушал условия постановления о замораживании счетов, согласно которому ему запрещено проводить операции с любыми своими счетами.

Би-би-си: Не сожалеете ли вы, что все зашло так далеко? Теперь вы вынуждены скрываться, а к вашей репутации появилась масса вопросов уже в Британии.

С. П.: Я не считаю, что в юридической плоскости дело зашло далеко. Представители АСВ вымогали у меня деньги, угрожали мне убийством. Это дело слушается в суде Франции. Это такая российская история, которая перешла границы во всех смыслах.

Комментарий АСВ: Не подкрепленные ничем утверждения Пугачева об угрозах его убить являются не чем иным, как попыткой оклеветать АСВ и отвлечь внимание от реальных проблем. Во исполнение постановлений Высокого суда на имя Пугачева выписан ордер на арест.

Би-би-си: Не было мысли у вас попытаться пойти на мировую, договориться?

С. П.: Вопрос: о чем договариваться? Можно договориться о том, чтобы мне ничего не было. Но не совсем то, что я бы хотел. Я бы как раз хотел, чтобы мне было — чтобы мне вернули мои деньги и отстали от меня.

Би-би-си: Что вы будете делать, если в начале января Высокий суд Лондона решит вынести вам приговор в виде реального срока лишения свободы за неуважение к суду?

С. П.: Но даже если такое решение будет вынесено, оно будет распространяться только на британскую юрисдикцию. Я из Франции уезжать не собираюсь пока.

Комментарий юриста: Французское гражданство не гарантирует Пугачеву иммунитет от экстрадиции, но это сложный процесс, сказал партнер лондонской юридической фирмы BCL Burton Copeland Майкл Друри. «Допустим, Лондонский суд выдаст Европейский ордер на арест Пугачева. Во Франции нет прямого запрета на экстрадицию граждан, но выдаче Пугачева в Великобританию могут помешать другие обстоятельства. Например, если французский суд не найдет в действиях Пугачева состава преступления, если истек срок давности, или есть подозрения, что прошение об экстрадиции политически мотивировано».

«Все настолько запущено»

Би-би-си: Что вы думаете о расследовании Фонда по борьбе с коррупцией Алексея Навального про бизнес сыновей генпрокурора России Юрия Чайки?

С. П.: Я не читал его в деталях, но расследование считаю абсолютно реалистичным. Для меня это совершенно рядовая история, я убежден, что это так. Сына Юрия Чайки — Артема — я помню с тех пор, когда ему было еще очень мало лет. И он тогда уже участвовал во всем, чём можно. Я думаю, что Навальный и его фонд проделали очень большую работу.

Би-би-си: Вы сказали, что знаете не менее впечатляющие истории. Почему вы их не обнародуете?

С. П.: Я 20 лет провел в политике. И мне сейчас не 30 и даже не 50 лет. И у меня нет желания включиться в какую-то очередную политическую борьбу. У меня есть дети, внуки. Я бы гораздо с большим удовольствием занимался ими.

Би-би-си: На ваш взгляд, почему власть не реагирует на подобные расследования?

С. П.: Это же одна тысячная того, что происходит на самом деле. И если начать реагировать на подобные расследования, никто не понимает, к чему это приведет. Юрий Чайка ведь в долгу не останется. Он многое знает, никому мало не покажется. Это не история о том, что Путин не хочет совершать каких-то действий под давлением. Все настолько запущено, что нет шансов что-либо сделать.

Би-би-си: Вы всегда считались православным олигархом. Что вы думаете о взаимоотношениях РПЦ и власти сейчас?

С. П.: Сама церковь и руководство РПЦ — это разные вещи. Да, я верующий человек. И была еще такая эпохальная вещь. Я познакомил архимандрита Тихона, с которым у меня были товарищеские отношения, с Путиным.

Тогда Путин не был еще никем, работал где-то в управлении президента. Мы ехали с ним в одной машине, я сказал, что заеду в храм на службу, он думал подождать. Но я ему сказал: «Чем сидеть, ждать, иди лучше тоже помолись».

Правда, Путин мне интересную вещь однажды сказал про РПЦ: «Какая там „Единая Россия“, вот это вот партия!». Я думаю, что этот тренд он определил себе еще тогда. Может быть, РПЦ и превратилась в партию… Разные были времена в истории РПЦ. То, что сейчас происходит, дискредитирует церковь, мне кажется. Есть настоящие подвижники, просто мы их не видим.


Русская служба Би-би-си