BBC News Русская служба


Евгения Минеева / Евгения Минеева,

фотоС началом радиовещания на Советский Союз страны Запада несколько припозднились. Если "Московское радио" – первая ласточка советского иновещания – начала трансляции на немецком и английском в 1929 году, то Би-би-си, к примеру, стала регулярно выпускать передачи по-русски только в 1946-ом.

Однако, как говорят историки СМИ, влияние "вражеских голосов" на СССР, несмотря на изначальное отставание, было значительным.

"Однажды, в середине 90-х, в Кишиневе мне рассказали анекдот, - вспоминает Питер Юделл, возглавлявший Русскую службу Би-би-си в 1977-79 годах.– Суть его сводилась к тому, что [ведущий комментатор Русской службы Анатолий] Гольдберг якобы сыграл в распаде Советского Союза не меньшую роль, чем Горбачев!".

Питер Юдел смеется и называет это преувеличением. Мне же вспоминаются слова самого Горбачева о том, что в 1991-м, находясь под домашним арестом в Форосе, чтобы узнать о событиях в Москве, он слушал именно Би-би-си, "Голос Америки" и "Свободу".

Какую же роль сыграли в истории СССР и впоследствии России пробивающиеся сквозь скрежет "глушилок", а позже и существующие в свободном эфире радиопередачи?

"По большому счету зарубежное вещание сыграло в истории СССР такую же роль, какую "Аль-Джазира" сыграла в последние годы в арабском мире – показало людям, насколько у них в стране все паршиво", - говорит Джонатан Эйял, автор десятков статей о политике Запада в Восточной Европе, директор лондонского Центра исследований международной безопасности.

Однако в случае с Советским Союзом, говорит Эйял, роль радиовещания из-за рубежа была значительной, но не ключевой: "Я думаю, важнее оказался тот факт, что Запад был финансово благополучнее, производил товары лучшего качества и вообще, жил свободнее".

Большинство историков называют основными целями иностранных радиостанций предоставление советскому слушателю фактов и достоверной, сбалансированной информации, которой его лишала государственная цензура. Правда, среди них находятся и такие, которые считают, что основные цели были политическими.

"Задачей зарубежных радиостанций по сути дела был – ох, как мне не хочется это произносить! - развал Союза, – говорит американский медиааналитик Дональд Дженсен. – Их целью тогда было информирование советского населения о том, что происходит не только в мире, но и в их собственной стране. Расчет делался на то, что информированное общество само сделает выводы, совпадающие с западным взглядом на мир".

Развенчание мифов и легенд

Одной из первых, еще в годы Первой мировой, начала вещание Германия. Изначально языком общения с аудиторией была азбука Морзе, и только позже появилось радиовещание в привычном смысле слова.

В мае 1931-го на коротких волнах появились первые франкоязычные программы Le post colonial, рассчитанные на французские колонии. Изначально они были ответом на радиопропаганду Германии и выходили только по-французски. К концу 1930-х Radio France International начинает вещание и по-русски - наряду с другими восточноевропейскими языками.

В 1932-м появилась Всемирная служба Би-би-си, начавшая русскоязычное вещание в 1946-м. В 1942-м, в разгар Второй мировой, выходят в свет первые программы "Голоса Америки". А в 1947-м, с началом холодной войны, и радио-Америка начинает говорить по-русски.

Таким образом, к началу 1950-х вещание на русском языке уже вели почти все крупные международные радиостанции. На отделенный железным занавесом и стеной "глушилок" Советский Союз мировые державы бросают все возможные журналистские силы.

"Наши цели тогда были ясны, - говорит бывший глава Русской службы Би-би-си Питер Юделл. - Советские газеты, радио и телевидение подавали информацию очень ограниченно. Некоторые события просто не освещались, а некоторые подавались с серьезным искажением. Западные радиостанции пытались - иногда с большим, а иногда с меньшим успехом - показать события в мире и в самом СССР менее пристрастно".

По словам Марка Беленького, проработавшего на "Голосе Америки" более 20 лет, главной задачей его редакции в послевоенные годы являлось развенчание советских мифов о США: "В той мере, в которой Америка была главной сатаной для советской власти, "Голос Америки" должен был опровергать эти представления".

В 1953-м, сразу после смерти Сталина, американское "Радио Освобождение" (ныне "Радио Свобода") начинает вещание сразу на нескольких языках бывшего Советского Союза: грузинском, узбекском, украинском, языках Прибалтики, русском и других.

"Цель была ясна и довольно четко выражена во всех официальных и неофициальных документах, - говорит нынешний глава Грузинской службы "Радио Свобода" Давид Какабадзе. - Целью была борьба с коммунизмом и распространение информации, которую не получали в то время в Советском Союзе. Был тогда и пропагандистский элемент, которого сейчас нет. Это, наверное, главное изменение, произошедшее после распада СССР".

"Ругать советчиков не имеет смысла"

Как говорят историки СМИ, в отличие от американских "Голоса Америки" и "Радио Свобода", европейское иновещание ставило перед собой несколько иные задачи.

По словам Малколма Хэзлетта, долгие годы проработавшего на Би-би-си аналитиком по СССР и Восточной Европе, представления британских властей и руководства Всемирной службы Би-би-си о целях русскоязычного вещания со временем менялись.

"Роль менялась постепенно. В сталинские годы в Лондоне понимали, что Сталин – явление со знаком минус. И поэтому политика вещания была такой: надо отвечать на ложь СССР", - поясняет Хэзлетт.

К началу 1970-х, когда сам Хэзлетт уже был сотрудником Всемирной службы, задачи изменились.

"На Би-би-си стали считать, что отвечать СССР ни в коем случае не надо. Отвечая на каждое заявление Московского радио, мы ставили бы себя с ним на один уровень. А здесь, в Лондоне, этого не хотели. Мы просто старались быть как можно объективнее. Не спорить с Москвой, а говорить взвешенно, рационально и оперировать фактами, а не руководствоваться идеологией. Мы поняли, что ругать советчиков не имеет смысла", - говорит он.

При этом говорить взвешенно и рационально предлагалось людям, прорвавшимся через железный занавес и оказавшимся на Западе. Почти во всех русских редакциях, как говорят мои собеседники, как минимум до 1970-х существовала проблема с кадрами: профессиональных журналистов здесь не было. На Русской службе Би-би-си, например, тех, кто работал журналистами в Советском Союзе, на работу не принимали вовсе.

По словам Дэвида Мортона, проработавшего на Би-би-си долгие годы и возглавлявшего Русскую службу в конце 1980-х, ведущими программ тогда были люди самых разных профессий, не всегда готовые говорить о стране, из которой они уехали, беспристрастно.

"Они все были очень заинтересованы помочь как-нибудь ситуации в Союзе. Им было больно за то, что там происходило. Им всем хотелось что-нибудь сделать. Но порой это "что-нибудь" противоречило правилам Би-би-си. И нам - "гнусным англичанам" - приходилось их останавливать", - вспоминает Мортон.

"Были среди журналистов и те, кто уехал из Союза по политическим причинам и хотели выразить свой гнев. Были здесь и левые, сочувствовавшие советской власти. Конечно, это противоречило правилам Би-би-си, и нам приходилось как-то их балансировать, уравновешивать их личные взгляды", - говорит Малколм Хэзлетт.

Но по признанию обоих ветеранов Би-би-си, тот факт, что долгое время на службе работали люди самых разных профессий, имел и положительные стороны. Именно среди них появились такие звезды эфира как, например, Сева Новгородцев.

Зачем это налогоплательщикам?

Вещание за рубеж за исключением редких случаев всегда финансировалось из государственных бюджетов. Как правило, деньги поступают через МИД или министерства культуры. В истории "Радио Свобода" был период, когда радиостанция в течении нескольких лет финансировалась из бюджета ЦРУ США, и, как говорят в редакции "Свободы", "этот факт до сих пор многие не могут забыть".

Любопытно, что разговоры о целесообразности выделения денег шли, идут и будут идти в каждой стране, финансирующей иновещание. Однако, как выясняется, в одних случаях вопросов у населения возникает гораздо меньше, чем в других.

"Во Франции всегда шла полемика: вообще, зачем оно нужно, это внешнее вещание, что это? – говорит и.о. главы русской редакции Radio France International Инга Домбровская. – Это элемент распространения своих идей, своих ценностей, отчасти элемент пропаганды? Такая концепция не устраивала французских левых, интеллигенцию. Другая концепция - внешнее вещание для стран, где отсутствует свобода слова. В этом случае Франция с ее традициями свободной журналистики несет независимую информацию людям, которые ее лишены".

По словам Домбровской, споры о нужности зарубежного вещания продолжаются во Франции по сей день. В США же, как рассказывает американский медиааналитик Дональд Дженсен, вопросов возникало меньше, чем в Европе. Он связывает это с четкостью объяснения целей иновещания самим американцам.

"По-моему тут дело в четкости определения миссии иновещания. В США это ясно: "распространение демократии методом "мягкой силы" - убеждением, а не принуждением".

По словам Дженсена, США не занимаются информационной благотворительностью, а преследуют свои четко определенные цели.

"Миссия Би-би-си мне никогда понятна не была. Это такой подарок всему миру. Американское радиовещание – это никакой не подарок миру. Это инструмент международной политики. Это не продвижение интересов США, а именно распространение демократических ценностей. "Голос Америки" и "Радио Свобода" это четко демонстрируют", - считает Дженсен.

Нынешний шеф-редактор "Голоса Америки" Ирина ван Дюзен говорит, что с распадом СССР это изменилось, и основная цель вещания по-русски - предоставить россиянам возможность услышать голос и позицию страны напрямую, не искаженную российскими государственными СМИ.

"Наша задача - донести до русскоязычного слушателя сбалансированную объективную информацию о событиях в Америке, о том, что такое Америка, что такое американский образ жизни, что такое американская политика, какие она преследует цели. Хотелось бы выходит на слушателя напрямую", - говорит Ирина.

Как говорят главы редакций, с которыми мне удалось поговорить, беспристрастность изданий, финансирующихся за счет государства, гарантируют законы о СМИ.

"С одной стороны, голос Франции, интересы Франции, идеи какие-то, но с другой стороны, все это не совсем состыкуется с законом о прессе. Он [закон] говорит, что журналисты неподотчетны никому: ни правительству, ни МИДу, они делают свою работу журналистов вне вот этих указок", - отмечает глава русской редакции RFI.

Распад СССР. Есть ли смысл продолжать вещание?

Этот вопрос наверняка возник не только в Вашингтоне и в Лондоне, но и в Стокгольме, Пекине и других столицах мира, в студиях которых готовились передачи на только что развалившийся Советский Союз.

Как говорит американский медиааналитик Дональд Дженсен, некоторые страны ответили на него отрицательно.

"Все подумали, что с распадом СССР пресса автоматически станет относительно свободной, цензура исчезнет, а вместе с ней и необходимость в радиовещании из-за рубежа, - говорит он. - Поэтому многие западные радиостанции переключили свое внимание и финансы на другие регионы - такие, как страны бывшей Югославии. Однако период относительной свободы российских СМИ длился очень недолго. И это создало спрос на информацию из-за рубежа", - заключает он.

С ним соглашается бывший глава Русской служба Би-би-си Дэвид Мортон.

"То, что все могло в корне измениться за считанные годы, - это иллюзия. Ментальность и методы работы журналистов в России меняются очень медленно. Люди стали говорить гораздо свободнее, однако и в последние пятнадцать лет они слушают указания сверху так же внимательно, как и раньше", - отмечает Мортон.

С тем, что с провозглашением гласности российская пресса в один миг не стала независимой, соглашаются все мои собеседники.

"Наша работа остается важной, поскольку, как мы знаем, в России огромные проблемы со свободой СМИ, телевидение - это вообще отдельный разговор. Поэтому само радио и сайты радиостанций остаются очень популярными", - говорит Инга Домбровская с Radio France International.

По словам главы Русской Службы Би-би-си Сары Гибсон, популярность этих сайтов отчасти обеспечивается тем, что такого информационного продукта на рынке российских СМИ больше нет.

"Я могу говорить только за Би-би-си, но мне кажется, что Би-би-си на русском языке предлагает аудитории очень уникальную вещь: разные взгляды на события в мире, высокое качество журналистики и лучшее из материалов наших журналистов по всему миру в контексте, интересном аудитории", - говорит она.

"Ушли" в интернет

Ни для кого не секрет, что бюджеты телеканалов, вещающих за рубеж, таких хотя бы, как Russia Today, огромны. Большинство крупных стран ведет 24-часовое вещание по-английски.

При этом, несмотря на понимание нужности иновещания и роста популярности почти всех без исключения сайтов основных международных СМИ на русском языке, общая тенденция – урезание бюджета – коснулась большинства редакций. Одни сокращают количество часов в радиоэфире, другие отказываются от него вовсе и "уходят" в интернет.

"Мы отказались от радио, потому что количество слушателей на коротких волнах уменьшалось, - говорит шеф-редактор русской службы "Голоса Америки" Ирина Ван Дюзен. - Идея заключалась в том, что большая часть людей в любом случае уйдет за информацией с коротких волн в интернет. Молодое поколение предпочитает получать новости, аналитику из интернета, поэтому в долгосрочной перспективе за ним будущее".

"Свобода" продолжает радиовещание, и даже - в случае с грузинской службой - увеличивает количество часов эфира. Однако, как говорит Давид Какабадзе, сокращения финансирования коснулись и их.

"Раньше считалось, что если у власти в США республиканцы, то наше финансирование увеличивается, а если демократы, то уменьшается. В последние годы эта формула уже не работает, потому что практически все время теперь финансирование уменьшается, независимо от того, кто стоит у руля".

Как говорит Сара Гибсон, сейчас вопрос о том, откуда ты вещаешь, из-за рубежа или из России, отходит на второй план. На первое место выходит вопрос доступности материалов аудитории. Именно поэтому, говорит глава Русской службы Би-би-си, интернет и социальные сети играют все более важную роль в работе журналистов.

"То есть с прекращением вещания на коротких и средних волнах вещание на русском языке не прекратится?" - спрашиваю я.

"Нет, что вы говорите. Я очень надеюсь, что как раз благодаря новым платформам и жанрам, таким как онлайн-аудио, видео и интернет, мы будем сильнее и сильнее", - ответила Сара Гибсон.
{banner_819}{banner_825}
-30%
-10%
-50%
-50%
-20%
-20%
-10%
-15%
-23%