Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Отдых


Алексей Вайткун,

В последнее время все больше и больше людей выбирают путешествия по святым местам. Благо сегодня позволяют и средства, и возможности. Да и компаний, которые готовы помочь в организации подобных поездок, - как грибов после дождя. Куда обратиться - в Паломнический отдел Минской епархии или туристическую компанию?

Паломничество и религиозный туризм – чем отличаются эти понятия и отличаются ли они? Сотрудники этих компаний - коллеги или конкуренты? Какие цели ставят организаторы духовной поездки с одной и другой стороны? Отличаются ли эти цели и оправдывает ли цель средства? Какие маршруты сегодня выбирают белорусы? Кто ездит в духовные поездки? Способствуют ли туры, организованные турфирмами, духовному воспитанию и отправляются ли "случайные" люди в паломничество? Паломничество - это туризм или труд души?

Ответы на эти и другие вопросы попытались дать гости Алексея Вайткуна в рамках авторской программы журналиста "Личное дело": Наталья Закревская, главный специалист отдела внутреннего туризма компании "ЦентрКурорт", и Виктор Попов, представитель Паломнического отдела Минской епархии.

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Скачать видео

"Паломничество" и "религиозный туризм" – есть ли разница в этих понятиях?

Наталья Закревская (Н.З.): Работая в туризме продолжительное время – и как экскурсовод, и как организатор поездок, – я пришла в паломничество и считаю, что это промысел Божий. Это было несколько лет назад и тогда, еще толком не понимая, что это такое - паломничество, я пыталась организовывать первые поездки по святым местам. Сейчас, конечно, я уже понимаю, что такое паломничество, каковы его цели и значение для каждого.

Общие, прежде всего, цели – духовно-просветительские. В паломничество, как правило, приходят люди уже подготовленные, воцерковленные, и для них само понятие "паломничество" - очень личное. Здесь невозможно без смирения, терпения, благоговейного отношения к святыням.

Что же касается религиозного туризма, то благодаря ему, как мне кажется, каждый человек сможет сделать самые первые шаги на пути к храму. Конечно, представителям туристических компаний в этом вопросе нужно быть очень аккуратными, профессионально давать информацию, чтобы не вспугнуть веру, не испортить впечатление о святыне, а это можно сделать, если делать непрофессионально. Гидам нужно понимать, что на этом начальном пути просвещения человека нужно быть очень осторожными и очень грамотными, особенно в тонких вопросах богословия.

По большому счету, мы делаем одно очень важное дело, но в разных формах и с разной глубиной содержания.

Виктор Попов (В.П.):
Противоречия между религиозным туризмом и паломничеством нет, но разница между ними существенная. Во-первых, разница в том, что паломничество организуется церковью – то есть это церковное мероприятие, а не просто комплекс туристических услуг. У паломничества и религиозного туризма разные цели. Туризм предлагает человеку познавательно-развлекательную форму проведения времени с целью отдохнуть, что-то узнать, поверхностно прикоснуться к нашей духовности.

С древних времен церковь называет паломничество духовным подвигом. Туристическая, экскурсионная составляющая в паломничестве может быть сведена до минимума, как это ни парадоксально, и в этом цель паломничества: туда едут люди верующие, и главная их цель – это молитва у святыни, участие в богослужении, а не информация, которую они там получат, не какие-то интересные сведения, которые предоставит экскурсовод. Экскурсовода в паломничестве, в принципе, может и не быть. Люди отправляются в монастырь, чтобы поучаствовать в богослужении, например, у святых мощей, у чудотворных икон, и главная их цель – исповедь, причастие, участие в церковных деяниях, которые там происходят. Осознанное участие, с пониманием…

Церковь имеет возможность и желание узкую направленность паломничества сделать более широкой. И это реально, не противоречит церковным задачам и догматам православной веры. Мы выносим паломничество за рамки поездки ради молитвы и богослужения, чтобы как можно более широкий круг людей, не только посещающих храм и воцерковленных, но и тех, кто хотел бы больше узнать о православной вере, об учении, догматах церкви и истории, тот, кто делает в этом направлении первые и пока весьма неуверенные шаги, присоединились к нам. Именно поэтому к этому примыкает и необходимость хорошей, интересной, квалифицированной экскурсии.

Целью церкви в данном случае является миссионерство, а паломничество – это форма миссии, форма проповеди. Мы не только показываем людям определенный маршрут, а рассказываем им о христианстве.

Тогда получается, что туристические компании, которые предлагают поездки по святым местам, переходят вам дорогу?

В.П.:
Ни в коем случае.

Но ведь в паломнические поездки едут не только подготовленные люди, но и те, кого больше интересует экскурсия. Получается, вы привлекаете к себе и потенциальных клиентов туристических фирм, а соответственно, уводите у них последних.

В.П.:
В этом нет никакого противоречия. Наоборот, я считаю, что сотрудничество и взаимодействие между церковью и светскими туристическими организациями возможно. Более того, религиозный туризм, цель которого – знакомство человека с историей церкви, с какими-то вехами христианства, обрядами православия, очень перспективен и нужен. Сотрудничество церкви и светских турфирм здесь просто необходимо.

Но обычная светская экскурсия не предполагает участие человека в церковных службах. В светской экскурсии необязательно должны присутствовать сугубо религиозные элементы, а в паломнической поездке они обязательны. В этом и есть принципиальная разница.

Н.З.:
Цель паломничества – это молитвенное поклонение святыням, ведь без молитвы паломничество как таковое не существует. Каждая паломническая поездка начинается с благословения Митрополита и настоятеля, руководителя Паломнического отдела и заканчивается молитвой перед началом путешествия. В туризме это абсолютно неприемлемо, это даже осуждается с точки зрения технологии туризма.

По большому счету, привести человека в храм можно и через паломничество, и через интересно и грамотно построенную экскурсию.

То есть, повторюсь, вы считаете, что туристическая поездка – это первый шаг к паломничеству…

Н.З.:
Это первая ступень к познанию святого…

А не может ли быть этот первый блин комом? Ведь есть специалисты разного уровня: некоторые экскурсоводы, например, не смогут создать соответствующую атмосферу во время туристической поездки и тем самым, сами того не ведая, отвернут человека от дальнейшего посещения святых мест.

Н.З.:
Роль экскурсовода ключевая, за ним часто идут люди, просят дать им определенного сопровождающего. Это обязывает, и расслабляться нельзя. Я думаю, что провести профессиональную экскурсию - это задача тех, кто работает в офисах турфирм, потому что экскурсовод – это лицо компании.

Но ведь наверняка не все экскурсоводы воцерковлены, как вы, Наталья?

Н.З.:
К сожалению, так и есть, поэтому, когда я начала паломническую деятельность в нашей туристической компании, многие коллеги смотрели на меня очень скептически. И мне пришлось много доказывать, что возможно в туристической фирме развивать именно духовные маршруты, что и у нас возможно соединить паломничество и религиозный туризм. Так я попыталась добавить эту самую духовную составляющую в форму туризма, куда сейчас вернулась для того, чтобы осуществить задуманное – создать проект "Православная Беларусь" и через него заявить о наших святынях.

Согласны ли вы с Виктором, что экскурсия – это, скорее, развлечение?

Н.З.:
Я бы не сказала. Сегодня наш внутренний белорусский туризм находится под пристальным вниманием всех соответствующих государственных структур, в том числе и главы государства. В его выступлениях часто звучат слова о необходимости воспитания духовного общества и нравственных основ, и через туризм это также можно делать: у туризма всегда была и воспитательная роль. Мы должны к этому вернуться, и хотя весь мир развлекается в туризме, многие маршруты превращаются в анимацию, все равно роль интеллектуального познания остается главной.

Действительно, для многих туризм сейчас стал развлечением и отдыхом. Даже после посещения святых источников в Жировичах некоторым нужна "поляна". Мы, безусловно, стараемся этому интеллигентно противостоять.

В.П.:
В паломнических группах это исключено, но в обычных туристических встречается. Иногда мне приходится возить светские экскурсии. Я человек верующий и считаю неприемлемым заниматься религиозной пропагандой, навязывать свои взгляды. Я даю людям объективную информацию об истории религии, предлагаю им ближе познакомиться с этой темой самостоятельно и акцентирую внимание на том, что мы находимся у святыни, которой поклоняются люди. Вы можете не идти на службу, не ставить свечи – это ваше личное дело, но ведите себя как люди воспитанные, уважайте интересы других. На этом моменте очень часто приходится акцентировать внимание. Иногда приходится мягко одергивать группу: ребята, не курите на территории монастыря, не смейтесь громко возле монашеского корпуса. Меня понимают, но это работа: я вижу, что люди, действительно, настраиваются на волну, но для них это не всегда просто. На обратном пути часто слышишь такие высказывания: "Мы были у иконы, а теперь можно отдохнуть".

В паломнической поездке такой "отдых" абсолютно исключен. Еще раз подчеркну, что экскурсия – это отдых: мы предлагаем людям отдохнуть, послушать интересный рассказ, что-то увидеть, расслабиться после тяжелой трудовой недели. Паломничество – это работа: мы призываем верующих людей к труду – труду души. В старину паломничество расценивалось церковью как один из духовных подвигов. Паломничество всегда совершалось во время поста, пешком, с молитвой, с повышенными аскетическими требованиями. Люди готовили себя к исповеди и причастию, не расслаблялись, а собирали свои силы, отбрасывали все лишнее и шли к святыне для того, чтобы помолиться, получить Божью помощь и благословение церкви.

В этом отношении паломничество и экскурсия отличаются, в них бывают противоречия, и это нужно объяснять людям, чтобы правильно расставлять акценты.

Виктор, расскажите, пожалуйста, о сотрудниках паломнического отдела…

В.П.: Все наши экскурсоводы – люди воцерковленные: как правило, ходят в храм, исповедуются, причащаются, живут церковной жизнью. Есть у нас люди с духовным образованием. Я, например, окончил исторический факультет, потом Минскую духовную семинарию, экстерном оканчиваю Минскую духовную академию. К паломническим поездкам я пришел, кстати, из туризма: начинал экскурсоводом в музее, еще в 1997 году работал научным сотрудником в Музее обороны Брестской крепости, в экскурсионном отделе. Затем, придя к осознанию того, что нужно постоянно держать себя на высоком духовном уровне, следить, прежде всего, за своими взглядами и своим отношением к этой теме, пришел в Паломнический отдел.

Требования у нас высокие. Я думаю, что человек, который не ходит в церковь, не сможет организовать и провести паломническую поездку.

Н.З.: Нам сложнее, у нас пока дорога не проторена, мы только начинаем. Но у нас есть определенные понятия о сути паломничества, его формах и возможностях, мы переносим определенный опыт в развитие религиозного туризма, ведь не имея понятия о святынях, нельзя говорить о них как верующий человек.

Можно сказать, что и паломничество сейчас выходит из далекого забвения на уровень духовного просвещения. От храмов всегда ездили батюшки со своими прихожанами – это было в полном смысле слова паломничество. Потом с развитием паломничества официально, по благословению Митрополита Владыки Филарета, это стало обретать цивилизованные формы, и к паломничеству прибавилась еще и экскурсионная составляющая. Это стало развиваться так, как и должно развиваться во всем мире. В России уже намечено много планов взаимодействия: на базе Смоленской епархии сейчас создается целая сеть паломнических гостиниц с информационно-методической поддержкой туристических центров. Мы очень рассчитываем на взаимодействие с церковными структурами, очень надеемся на благословение Владыкой Филаретом нашей деятельности, но для этого нужно встречаться, общаться, вырабатывать общую концепцию и понимать, кто чем занимается.

Куда сегодня ездят белорусы? Какие маршруты самые популярные?

В.П.: Паломнические маршруты проложены давно, и сейчас список их увеличивается. Я думаю, можно разделить те маршруты, которые предлагает наш Паломнический отдел, на три группы: маршруты по Беларуси, маршруты по России, Украине, странам СНГ и поездки в дальнее зарубежье – на Святую землю, в Италию, Грецию, Болгарию, Кипр.

Я не могу сказать, что по Беларуси любят ездить, а на Святую землю нет. Ездят и к Благодатному огню, и к святыням России. Интерес есть, но не всегда человек может осилить тяжелую паломническую поездку.

То есть нужно отдавать себе отчет, узнать программы паломнической поездки, определиться, сможешь ли ты физически, например, выстаивать службы?

В.П.: Безусловно. Это очень важный момент, потому что в паломнических поездках, особенно, когда мы ездим по монастырям, предусматривается обязательное участие в богослужении, исповедь, причастие, а это тяжелый внутренний труд.

Например, на Вербное воскресенье мы с группой были в четырехдневной поездке в Дивеевском монастыре, где находятся мощи одного из самых почитаемых православной церковью святых, преподобного Серафима Саровского. Шел Великий пост, службы особые, монастырские, без сокращений. Одна служба, которую мы стояли, длилась более четырех часов, и некоторые люди действительно уставали. Поэтому мы всегда предупреждаем, с какими сложностями паломнику придется столкнуться, и просим, в случае его согласия на поездку, настроиться на серьезную внутреннюю работу.

Во время паломнических поездок есть не только службы, но еще и послушания в монастырях. Там нам дают работу: почистить картошку, вскопать огород, помочь убрать храм. И к этому также нужно быть готовым.

Наталья Николаевна, ваши туристы картошку не чистят?

Н.З.: Если захотят, такую возможность мы им предоставим. В наших поездках самое главное – это духовное просвещение и информирование людей о том, что оно есть. Создание маршрутов под общим названием "Православная Беларусь" лет десять назад было еще невозможным как проект. Были отдельные паломнические пути – в Полоцк и Жировичи, хорошо всем известные.

Сегодня к нам вернулась возможность ходить в храмы, открывать святыни для себя, открывать их людям. Мой туристический опыт начинался с того, что я рассматривала храм как архитектурный объект, потом пыталась разобраться в его внутреннем наполнении. Сейчас строятся храмы, развивается православное искусство, и все это происходит на глазах. Вдруг появляется необходимость донести все это до людей, и, таким образом, начинают складываться маршруты, появляется идея, как это сделать аккуратно, хорошо, профессионально. Содержание церковной жизни, красоты, которая находится вокруг нас, становится содержанием экскурсии. Очень сложно вне церкви заниматься христианскими экскурсионными маршрутами.

В.П.: Наверное, это и не нужно делать вне церкви...

Отвечая на вопрос о местах религиозного паломничества в Беларуси, хочу сказать, что на самом деле таких мест очень много. В каждой епархии есть свой паломнический отдел, и благодаря этому паломническими поездками у нас охвачена вся Беларусь. Самые популярные паломнические маршруты – это Жировичский Свято-Успенский монастырь, духовное сердце Беларуси, где находится величайшая святыня белорусских христиан – Жировичская икона Божьей Матери; это Спасо-Ефросиньевский монастырь в Полоцке; это Рождество-Богородичный монастырь в Гродно; монастырь в Лавричево на Новогрудчине, где прославлен один из святых белорусской земли преподобный Елисей Лавричевский; это и новые монастыри, которые возникли в последнее десятилетие, – например Спасо-Преображенский мужской монастырь в Хмелево, недалеко от Бреста.

Наталья, почему ваша туристическая компания предлагает только православные туры?

Н.З.: В реестре экскурсий по Беларуси есть очень много маршрутов, которые утверждены Национальным агентством, с огромным количеством католических храмов. У нас их предостаточно, причем в плане архитектурного наследия некоторые из них в чем-то великолепнее и ярче наших православных святынь. Есть такие маршруты, но они еще не облечены как проект религиозного туризма, а вкраплены в другие маршруты.

В.П.: Насколько мне известно, у католического костела есть свои паломнические поездки, поэтому можно обратиться к ним.

Виктор, я вижу, что ваша позиция заключается в том, что заниматься религиозным туризмом должны именно церковные организации.

В.П.: Я думаю, да. Это мой опыт, а не только позиция. Все экскурсоводы, которые работают у нас, проходят обучение и сдают экзамены в Национальном агентстве по туризму. Среди экскурсоводов подавляющее большинство – это люди с историческим образованием, которые имеют опыт работы на различных маршрутах. Это очень важно, потому что экскурсовод должен быть компетентным человеком. Он должен не просто знать, где находится та или иная святыня, а должен ответить людям на их вопросы, раскрыть картину истории православной церкви в рамках истории всей Беларуси. Важна компетентность историческая, а не религиозная. В церкви этого, возможно, и не хватает: собираются паломники, едут, а рассказ-то не звучит.

Наталья, получается, что у туристических компаний, которые развивают религиозный туризм, есть информация, но не хватает глубокой духовной составляющей?

Н.З.: Просто у нас другая задача. Мы не хотим перебивать паломников у церкви.

А перебиваете?

В.П.: Я думаю, нет. Экскурсия дает людям информацию, предоставляет туристические услуги, которые не предусматривают обязательной молитвы и причастия, что является основной целью в паломнической поездке. Мы едем для того, чтобы поучаствовать в церковных таинствах, для того, чтобы помолиться. Попутно мы предоставляем компетентную, разностороннюю информацию. Нельзя сказать, что у нас работают экскурсоводы, исторически не компетентные, но я думаю, что одним из приоритетных направлений работы церкви – чтобы историческая компетентность была подкреплена компетентностью церковной. Тогда это дает хороший результат.

Но смешивать паломничество и экскурсию ни в коем случае нельзя.

То есть любой человек должен для себя ответить на вопрос: ради чего он едет по святым местам  - или поучаствовать в богослужениях, или получить историческую информацию?

В.П.: Безусловно. Но вдобавок к этому наш Паломнический отдел ставит своей основной задачей привлечение как можно большего количества людей внецерковного круга, которые только находятся на пути к храму, у которых есть вопросы по поводу веры и церкви. Нужно сделать богослужение и паломничество как можно более доступным, как можно более понятным, чтобы не отпугивать людей.

Я думаю, любой человек, который придет в Паломнический отдел, найдет свою поездку, которая будет ему по душе, по тяжести духовного подвига. Наша ортодоксальная позиция не должна пугать: на самом деле, поездки есть разные, и мы стремимся сделать их как можно более доступными и интересными для самых разных людей.

Н.З.: Сегодня очень многие профсоюзные организации возят своих людей на экскурсии и ищут что-то новое и неизведанное. Я заметила, что многих начинает интересовать тема православия, и церковно-государственные события подвигают к тому людей: и визиты Патриархов, и открытие храмов, и присутствие высокопоставленных лиц на богослужениях. Наша просветительская задача заключается не только в том, чтобы показать историческое развитие нашей церкви, но и преподать элементарные азы православия. Некоторые боятся поехать в паломничество потому, что не знают, как правильно написать записку. Я считаю, что нужно начинать с малого…

Мне, как экскурсоводу, приходилось много работать с детьми, делать первые экскурсионные программы по минским святыням, начиная от храма Марии Магдалины и заканчивая Кафедральным собором. Конечно, храм – это не место для проведения экскурсий, но без экскурсий, без элементарных знаний человек иной раз и зайти в храм не сможет. Поэтому наша совместная задача – привести человека в храм доступными способами. Не давить на человека, не пугать, не заставлять, а именно привести и ответить на его вопросы.

Детей в паломничество могут повезти их родители, сами они не поедут, поэтому есть ряд маршрутов, которые соединяют в себе элементы как духовного познания, так и исторические сведения. Например, маршрут "Замки и храмы Новогрудчины" всегда был популярен у детей. Замки – это романтика, это исторические личности, через которые открывается и духовность.

Приезжают ли иностранцы? Интересны ли им белорусские святыни?

Н.З.: Иностранцы приезжают и очень интересуются. Мы не раз видели иностранцев в Полоцке – и в составе групп, и самостоятельно приехавших туристов.

В.П.: Сейчас, на мой взгляд, большой популярностью пользуются те туры, которые мы организовывали для московских паломников. Это пяти-, шестидневные поездки по Беларуси, которые знакомят со всеми основными святынями. Поездки вызывают огромный интерес и помогают верующим найти ответы на большнство вопросов.

Виктор, вам вопрос от пользователя: могут ли в православной паломнической поездке принять участие католики? Не будут ли на них косо смотреть, если они не станут принимать участие в богослужениях?

В.П.: В группе всегда есть несколько человек, которые, возможно, не ходят регулярно в храм или, возможно, принадлежат к другим конфессиям. В поездках, которые организовывались Паломническим отделом, неоднократно были католики: люди интересуются, хотят познакомиться с православной историей, с православным богослужением, задают очень много вопросов. Мы не заставляем человека участвовать в богослужениях, но объяснить, показать красоту православной службы, рассказать о таинствах и различиях между нашими конфессиями мы можем, и я часто это делаю. И меня очень радует, что человек с такой точкой зрения выбирает именно паломническую поездку, а не обычную экскурсию.

Что бы вы порекомендовали пользователям, которые хотят поехать по святым местам?

Н.З.: Если у человека появилось желание поехать к святыням, это не случайно. Как правило, такие мысли приходят свыше, и к ним надо прислушаться. Если человек еще не готов долго выстаивать службу, приходите в турфирмы, которые организуют вам поездку к святыням. Но если человек осознал необходимость духовного подвига и желает отправиться в паломничество, тогда нужно спешить в Паломнический отдел. Паломничество – это духовный подвиг…

В.П.: Пусть вас не пугает то, что паломничество – это подвиг. Подвиг для каждого свой. Я бы сказал, что паломническая поездка – это экскурсия плюс та духовная составляющая, то церковное благословение, которое не даст больше ни одна организация, ни одна турфирма, и это можно увидеть только из церкви. В этом особенность наших поездок: поездки, осуществляемые от лица церкви, по ее благословению, с экскурсоводами, которые являются людьми воцерковленными, покажут вам всю красоту нашей христианской православной веры, всю искренность и глубину нашей церковной истории.