Впервые в исторических летописях Брест упоминается как окраинный город Туровского княжества, куда подданные доставили недвижимого киевского князя Святополка, занемогшего после поражения в битве с войсками родного брата Ярослава за отцовский престол в Киеве.

В "Повести временных лет" бегство Святополка на запад, в Берестье, с расчетом на помощь тестя — польского короля Болеслава — датируется 1019 годом. Упоминание и считается отправной точкой истории Бреста, которому через два года исполнится 990 лет. Но на самом деле он старше примерно на сто с лишним годков. Такое предположение основано на результатах недавних археологических находок на месте древнего Берестья, на территории нынешней крепости. Об этом говорилось вчера во время научно-практической конференции в Брестском государственном университете имени А. С.  Пушкина, приуроченной к 25-летию археологического музея "Берестье". Научный форум стал серьезной прелюдией к сегодняшнему празднованию Дня города. В двухдневную праздничную программу органично вписался и 15-й слет Международного союза общественных объединений городов-героев СНГ, торжественно открывшийся здесь вчера утром на площади имени Ленина. Но, конечно, основным событийным стержнем традиционных празднеств стало 28 июля - день, на заре которого 63 года назад советские солдаты вошли в освобожденный от фашистских захватчиков город над Бугом.

1. Как это было

Об этом событии и самом празднике, полюбившемся брестчанам, доводится писать уже более десятка лет подряд. Чтобы не повторяться, всегда приходилось искать новых свидетелей баталии, развернувшейся при освобождении Бреста в июле 1944 года. На основе их рассказов об участии в битве за город над Бугом сейчас появилась возможность посмотреть на сражение под Брестом не только через призму хрестоматийных воспоминаний больших военачальников.

Ликвидация мощного укрепрайона, созданного немцами на рубеже Бреста, была ключевой задачей Люблинско-Брестской операции, которую войска 1-го Белорусского фронта под командованием Константина Рокоссовского провели блестяще. С юга город обошла 70-я армия, а с севера - 28-я, замкнув кольцо окружения более чем за сто километров западнее Бреста. Вдоль железной дороги, автострады и реки Мухавец, впадающей в Западный Буг, с восточной стороны прямо в лоб заранее подготовленные к обороне позиции немцев атаковала 61-я армия. Но хорошо спланированное окружение далось нелегко. Некоторые части 28-й армии, продвигаясь по правому флангу общего наступления в западном направлении, и сами порой оказывались в локальном окружении — атаковались войсками вермахта с тыла. Отдельные ветераны 61-й армии, вспоминая бои на подступах к Бресту, признавались, что так тяжело, как здесь, им не приходилось воевать даже под Москвой и на Курской дуге. Чем ближе они подходили к Бресту, тем мощнее и ожесточеннее было сопротивление врага, использовавшего неприступные бетонные форты оборонительной линии Брестской крепости, построенные еще царскими генералами. С восточной стороны советские войска пробились непосредственно к самому городу, окраина которого тогда находилась на месте сегодняшнего центра, к исходу 27 июля. Ночью готовились к решающему штурму, но утром, не обнаружив еще вчера яростно обороняющегося противника, вошли на городские улицы без боя. Куда подевались немецкие части?

Отступить на запад они не могли, так как в это время в город со стороны Брестской крепости уже входили соединения 70-й армии, наступавшие обходным маневром по левому крылу 1-го Белорусского фронта. Брестчанин Николай Павлович Дегтярев, первый номер пулеметного расчета одного из батальонов 234-го стрелкового полка 76-й гвардейской дивизии, входившей в состав 70-й армии, сегодня вспоминает, что и его часть на западной окраине Бреста не встретила при вступлении никакого сопротивления. Армия обошла город по болотисто-лесистому югу Прибужья. Двигаясь на северо-запад, 76-я дивизия перерезала шоссе, ведущее из Бреста на Варшаву. Закрыв войскам вермахта дорогу к отступлению, дивизия укрепилась в польском городе Тересполе, который от Бреста отделяют только воды Западного Буга.

Немцы предпринимали отчаянные попытки вырваться из брестского котла на запад через этот городок. За световой день 27 июля, вспоминает Николай Павлович Дегтярев, его батальон отбил девять яростных атак со стороны Бреста. К вечеру поступил приказ о предстоящем штурме железнодорожного моста через реку, от которого до Брестского вокзала всего лишь несколько километров. Мост простреливался мощным пулеметным гнездом на противоположном берегу Западного Буга. Задание ликвидировать его и получил пулеметчик Дегтярев вместе со своим напарником. Ночью они на лодке переплыли вдвоем реку и заняли позицию в воронке от авиационной бомбы. Перед самым рассветом Николай Дегтярев пополз к огневой точке противника у моста, приказав напарнику короткими очередями провоцировать немцев на ответный огонь. Когда те обнаружили себя, приблизился к ним на достаточное расстояние для того, чтобы уничтожить двумя гранатами. Не встретив почти никакого сопротивления, бойцы по рельсам вышли прямо к железнодорожному вокзалу, от которого мелкими группами разбегались офицеры и солдаты вермахта. По мнению Николая Павловича, оставленные на мосту пулеметчики были смертниками, которые так и не выполнили своей задачи хоть ненамного задержать входившие в Брест советские части. О безысходности ситуации, в которой оказались зажатые в городе немецкие войска, говорило большое количество брошенного продовольствия и боеприпасов, так и не вывезенных на запад.

Согласно приказу командовавшего группой войск брестского укрепрайона генерал-лейтенанта Шеллера их отход на запад планировалось начать 27 июля. Но было уже поздно. Самого Шеллера, раненного перед этим, еще сумели эвакуировать в Варшаву, а вот его армии кратчайший путь к отступлению был надежно перекрыт. Командование остатками разбитых немецких частей принял генерал Бибер, который и повел их на северо-запад, создав определенные трудности для наступающей там 28-й армии. Уже после взятия Бреста они были окружены и уничтожены. Люблинско-Брестская операция закончилась в неожиданно короткие сроки, дав советским войскам возможность выйти на подступы к Варшаве.

2. Неизвестное об известном

Молодой научный сотрудник музея Брестской крепости Инна Северин сегодня занимается темой освобождения Бреста, в которой еще немало белых пятен. Поэтому вместе со своими коллегами во время нынешнего праздника работает. Вчера в Брест прибыли делегации городов-героев со всего бывшего СССР. В их составе — ветераны, участвовавшие в освобождении города над Бугом и готовые рассказать о нем немало интересного и нового. Несколько лет назад за городом, рядом с автомагистралью, ведущей на Минск и Москву, в лесу были обнаружены следы варварских раскопок на месте бетонных укреплений и окопов. Чьи это были оборонительные рубежи? Что искали так и не установленные "черные археологи"? С уверенностью тогда в Бресте ответить на эти вопросы никто не мог. Сегодня уже установлено, что поднявшийся после войны сосновый лес скрывал на восточной окраине города одну из немецких линий обороны июля 1944 года. А тайные раскопки велись в поисках атрибутов обмундирования солдат вермахта, приобретающих сейчас все большую ценность. По воспоминаниям старожилов окрестных деревень, земля вдоль московской автострады здесь после войны была усеяна крестами на могилах погибших немецких солдат. Огромные потери, которые понесли под Брестом гитлеровцы, тоже объясняют тот странный, на первый взгляд, факт, что утром 28 июля вражеских солдат в нем почти не было. Вести уличные бои практически было некому.

В составе московской делегации в Брест на праздник приехал Игорь Павлович Седышев, бывший полковник десантных войск. Во время войны он был наводчиком орудия на бронекатере Днепровской флотилии, которая в июле 1944 года участвовала в освобождении Пинска. До сих пор считалось, что после этого из-за непроходимости разбитых войной шлюзов Днепровско-Бугского канала в водные артерии Польши и Германии флотилия была переброшена по железной дороге. А вот Игорь Павлович рассказывает, что его дивизион, получивший после взятия столицы Полесья название Пинский, до Бреста шел по воде своим ходом, поддерживая артогнем наступавшие войска. Сухопутным путем на запад были отправлены только крупные суда и вспомогательные плавсредства. Дойдя до впадения Мухавца в Западный Буг, бронекатера дивизиона прошли мимо стен Брестской крепости без боя, так как немцев здесь уже не было. Из Западного Буга отряд вошел в Вислу, потом в Одер, а впоследствии и в каналы Берлина…

***

После открытия у здания облисполкома 15-го слета Международного союза общественных объединений городов-героев СНГ с площади Ленина гости торжественно проследовали в Брестскую крепость, где на площади церемониалов состоялся митинг-реквием, посвященный 63-й годовщине освобождения Бреста от немецко-фашистских захватчиков. В Брестском театре драмы и музыки и спортивном комплексе "Виктория" состоялись концерт и театрализованное представление с участием известных артистов эстрады.

Сегодняшний день делегации городов-героев начали с пленарного заседания в Брестском горисполкоме, после чего приняли участие в возложении цветов к памятнику воинам, освобождавшим Брест. Все приехавшие нынче в Брест стали желанными гостями праздника, посвященного Дню города. Театрализованные концертные представления и спортивные шоу прошли в Ледовом дворце и на воде Гребного канала.
{banner_819}{banner_825}
-30%
-15%
-10%
-20%
-35%
-10%
-80%
-30%
-10%
-27%