1. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  2. От жены водителя Чижа до авторитета. Среди кредиторов «Трайпла» нашлись интересные персоны
  3. Врач-инфекционист рассказал, чем отличается третья волна коронавируса и когда ждать пик заболеваемости
  4. В Минске появится еще одна служба каршеринга. И вот кто это будет
  5. Названы имена 14 бойцов, освобождавших Беларусь. Проверьте, нет ли среди них ваших родственников
  6. Магазины «Домашний» приказали долго жить
  7. «Гиря для важных государственных компаний». США возобновили санкции — каким будет эффект
  8. Перестал выходить на связь бывший следователь СК Евгений Юшкевич. Он в СИЗО КГБ
  9. МИД о возобновлении санкций: Беларусь предпримет все усилия, чтобы защититься от деструктивных мер США
  10. Тест не для слабонервных. Какой герой «Игры престолов» так умер?
  11. С 20 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  12. Как сейчас выглядит ТРЦ Minsk City Mall, который строится в районе вокзала
  13. Водители никак не хотели уступить друг другу и устроили две аварии. Видео дорожного конфликта
  14. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  15. В Совбезе говорят о десятках военных учений у границ Беларуси. Разбираемся, в чем дело
  16. Рабочая неделя будет теплой, зато на выходных выпадет снег
  17. Суд над участниками канала «Армия с народом» и волонтером Тихановской: одного из обвиняемых удалили с процесса
  18. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  19. «После первой операции Максим все время плакал». История Татьяны и ее сына, которому удлиняют ноги
  20. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  21. Биолог рассказал, как сделать рассаду крепкой. Нужно выполнить всего пять простых пунктов
  22. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  23. «Вы не понимаете, что у вас свобода». Семеро немцев хотят перебраться в Беларусь: тут нет локдауна
  24. «Это касается каждого». Врач — о симптомах и профилактике остеохондроза
  25. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  26. Для въехавшего в колонну силовиков водителя BMW прокурор запросил 12 лет колонии
  27. Мингорсуд оставил в силе приговор Катерине Борисевич по делу о «ноль промилле» — 19 мая она должна выйти на свободу
  28. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво
  29. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  30. «Глубоко разочарован ее действиями». Глава федерации баскетбола прошелся по Снытиной


/

Фермер Михаил Левчук — сторонник аграрного микроменеджмента. Его офис — это 200 га земли, рабочий кабинет — пыльный салон белого «бусика». Техник-электрик по образованию и фермер по призванию, Михаил Михайлович не работает в поле — он тут живет. В детстве выращивал кроликов, в юности — нутрий, потом разводил диких кабанов, лаек, лошадей. Последние 30 лет занимается овцеводством — и сейчас у него около 500 голов скота.

Фото: Станислав Коршунов
Михаил Михайлович Левчук

— Вот там порода прекос пасется, — показывает Михаил Михайлович на овечек, сбившихся в центре поля. — Это мясная порода, белого цвета. А суффолк — английская порода. Они черноголовые. Вон там, видишь?!

Мимо овечек пробежал крупный чернявый баран по кличке Черчилль. Рогатого фермер проводил настороженным взглядом. В немилость Черчилль попал после того, как уложил хозяина в больницу — саданул в бок с разбега.

— А почему Черчилль?

— Порода суффолк — английская, поэтому Черчилль. А есть еще Будулай. Он сын Черчилля, но черный, как цыган.

Животноводством фермер занимается со школы. В седьмом классе он построил маленькую ферму и стал разводить кроликов. Через год сдал 40 зверьков, получил первую выручку и купил себе мечту — газовый мопед.

— Ни у кого в классе тогда еще и велосипеда не было, а я уже в школу ездил на мопеде, — смакуя школьные воспоминания, рассказывает мой собеседник.

Фото: Станислав Коршунов

В 19 лет Михаил Левчук был уже с женой и ребенком, но без денег на руках. Деваться было некуда — стал разводить нутрий.

— Было 140 особей. Я сам научился выделывать шкуры. Стипендия была тогда 30 рублей. Жили на то, что я где-то шапку мог продать. Но когда налоговая узнала, меня чуть не посадили. Потому что нельзя, оказывается, шкуры на шапки выделывать самому. Надо, чтоб государство этим занималось, — улыбается фермер.

В овцеводство он ушел с подачи старшего сына, который в третьем классе захотел овечку. Родственница жены подарила мальчику ягненка.

— Он там какой-то шалаш себе сделал, сказал, что будет заниматься овцами, как я — кроликами. Я его ругал сначала, а потом сам заехал в колхоз и еще две овцы приобрел, — рассказывает Михаил Михайлович.

Фото: Станислав Коршунов

Двое сыновей Левчука сейчас вместе с ним развивают хозяйство. Оба получили высшее образование. Один — юрист, второй — зоотехник. Младший, Радислав, сейчас числится директором хозяйства.

Пока мы разговариваем, овцы разбредаются по полю кто куда. Стадо вытянулось в неровную линию, один конец которой все дальше удалялся к лесу. Михаил Михайлович засунул в рот два пальца и оглушающе засвистел: два длинных свистка, 15 коротких, потом опять один длинный и один короткий.

Овцы подняли головы, посмотрели в сторону фермера, задумались на секунду — и хлынули потоком на свист. Не прошло и минуты, а все 350 голов уже кучковались на поляне возле хозяина.

— Вот что значит стадность и тренировки. Другие фермеры так не умеют — и бегают за ними по полю. Одни так набегаются, что «шкура горит». Я приеду, посмотрю, свистну один раз — а они в кучу, р-р-раз, и соберутся.

Фото: Станислав Коршунов

«Почти в каждой деревне в округе 60−70% семей держали овец»

Овец, баранов и ягнят у Михаила Михайловича около 500 голов. Суффолков привез из Германии, а прекосов купил в бывшем колхозе «Октябрь», который располагался в соседней деревне. В свое время там выращивали около 5 тысяч голов.

— В советское время колхозы, которые занимались овцеводством, были миллионерами. Они давали необходимое Союзу сырье — шерсть. Это же самая чистая продукция, которая в текстиле используется. На сегодняшний день из стран, которые занимаются овцеводством, Беларусь, наверное, где-то в хвосте. В советское время на территории Беларуси овцы были и в колхозах, и в частных хозяйствах. Частники содержали от 4 до 20 голов. Почти в каждой деревне в округе 60−70% семей держали овец.

Фото: Станислав Коршунов

Конец отечественному овцеводству пришел после аварии на ЧАЭС. По словам Левчука, практически все поголовье пришлось ликвидировать: шерсть накапливала радионуклиды.

— Сейчас благодаря программе развития овцеводства и усилиям президента хоть что-то есть. За неполных четыре-пять лет в республику завезли больше тысячи голов хорошего, чистопородного поголовья, — говорит фермер.

«Приезжайте, одеял возьмите»

По оценкам Михаила Михайловича, на бумаге рентабельность овцеводства хорошая. По его приблизительным подсчетам, на содержание одной овцематки уходит примерно 50 рублей в год. За этот же период она в среднем дает полтора ягненка, что в пересчете на деньги около 300 рублей.

— Рентабельность неплохая, но нужен сбыт. (…) Если бы поголовье было от 500 до 1000 овцематок, то рентабельность была бы выше. Возьми 100 голов и 1000 голов. Сотню пасет один человек и тысячу один, а зарплата одинаковая.

Помимо разведения овец, хозяйство занимается реализацией овечьей шерсти, шкур и мяса. По мнению фермера, шерстяное — самое неперспективное направление.

— Я четыре года назад сдал фабрике под Минском полторы тонны шерсти. По сегодняшний день денег не вижу. Одни обещания. И хватает еще наглости мне опять звонить по поводу шерсти! Шерсть у меня есть, и поставить могу — но ведь за ту партию еще не рассчитались. Мне говорят: приезжайте, одеял возьмите. И что мне этими одеялами? Трактора заправлять? Мне топливо нужно, удобрения!

Фото: Станислав Коршунов

В этом году овцевод решил с белорусскими комбинатами не связываться. Нашел карачаевцев из Ставропольского края. Они приехали и за неделю постригли всех овец. Денег за работу не взяли, шерсть забрали.

— Хлопцы отправили шерсть в Рогачев на обработку. А куда дальше — я не знаю, — рассказал овцевод.

Шерсть для фермера — скорее головная боль, чем источник прибыли. С мясом тоже есть нюансы. Баранина у белорусов высоким спросом не пользуется. В рейтинге популярности мяса она занимает только пятое место — после крольчатины, писал журнал «Белорусское сельское хозяйство». По данным издания, культура потребления баранины и ягнятины не сформировалась. Даже при одинаковой цене на свинину и баранину, как правило, потребители выбирают свинину.

Помимо низкого спроса, есть вопросы и с убоем:

— Бойни даже не в каждом районе есть. А те, что есть, принимают только в определенные дни. Позвонили мне, допустим, из «Евроопта» в понедельник, попросили пять тушек бараньих на вторник. А бойня бьет только в четверг и пятницу. И все! А сколько туда нужно бумаг собрать, сколько в очереди отстоять?! Даже если в четверг завезешь, можешь к пятнице не успеть все приготовить. А если даже забьют и обработают, то не каждый магазин захочет это мясо брать. Все абы как, специалистов нет. Заехал, они горло перерезали, шкуру кинули, пляхнули. Не подойти. Как я это повезу в тот же самый «Евроопт»? Мне трэба, чтобы мясо «играло», понимаешь…

Поэтому основные покупатели баранины у фермера — это постоянные клиенты-физлица и частники, которые берут товар небольшими партиями:

— Кто-то десять туш берет, кто-то пятнадцать, кто-то двадцать.

Фото: Станислав Коршунов

«Никто не мешает — уже хорошо»

Как сообщила TUT.BY заместитель начальника управления по племенному делу главного управления интенсификации животноводства Минсельхозпрода Марина Чадович, республиканская программа развития овцеводства в Беларуси была рассчитана на 2013- 2015 годы. Сейчас поддержка отрасли продолжается. В Государственной программе развития аграрного бизнеса в Беларуси на 2016−2020 годы есть подпрограмма «Развитие племенного дела в животноводстве», которая касается в числе прочего и овцеводства.

Что касается вопросов белорусских овцеводов к отечественным фабрикам по закупке шерсти, то чиновница говорит, что и у предприятий есть свои претензии к фермерам:

— Они (фабрики. — TUT.BY) начинают возмущаться, что, во-первых, шерсть к ним привозят в малых объемах, во-вторых, ее неправильно состригают и хранят. (…) Комбинаты не против принимать, но у них тоже есть вопросы по объемам шерсти и ее качеству, — поясняет Марина Чадович.

Фото: Станислав Коршунов

В начале ноября президент Александр Лукашенко во время посещения Витебского мехового комбината поручил губернаторам доложить ему весной следующего года, как идет выполнение его поручения о развитии овцеводства в стране.

Михаил Михайлович, конечно, не губернатор, но со своей маленькой колокольни доложить может хоть сейчас. Если кратко, то отрасль медленно, но развивается: «Никто не мешает — уже хорошо».

-40%
-50%
-15%
-10%
-57%
-10%
-10%
-15%
-30%
-40%
-30%
0073079