/ /

В прошлом году мы не раз писали о Галине Волковой, дочь которой умерла в больнице через месяц после родов. Бабушка осталась одна с тремя маленькими внуками и благодаря поддержке небезразличных людей постепенно налаживала свой быт. В этом году история обрела новый поворот. Старшего внука хочет забрать отец, который, по мнению бабушки, ведет асоциальный образ жизни. Отец же уверен, что у него есть все основания, права и возможности воспитывать малыша.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Галина Петровна Волкова со своим старшим внуком Богданом

С проверками приходили по два раза на день

Галина Волкова встречает нас у себя в квартире и с порога начинает рассказывать, как их долгое время проверяли различные службы города. Приходили не только из местного управления образования и социально-педагогического центра, но и, говорит Галина Петровна, проверяли пожарную безопасность в квартире и даже звонили из милиции, интересовались, где она и дети.

По ее словам, бабушке советовали, что и как надо переделать в двухкомнатной квартире. И она старалась все выполнять — только бы не возникло вопросов по опеке детей.

— После того как о нас показали сюжет по телевидению, кажется, службы бросили сюда все силы: и опека, и социально-педагогический центр, и образование… Все здесь были, иногда и по два раза на день, — рассказывает она.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Людмила Ибраева, сестра Галины Волковой, с Анастасией и Даниилом, которым уже больше шести месяцев

Сестра Людмила Ибраева, которая помогает с воспитанием детей, подтверждает ее слова:

— В день по два раза приходили: до обеда одна команда, после обеда — вторая стучит. Пришли и говорят — еще одну кроватку в комнату, где спят дети, не поставишь, поэтому уберите стенку-горку. Этот диван отсюда вынесите, снимите шторы — детям темно. Не смотрят, что жилья мало, а смотрят, что выбросить. Говорят, уберите из комнаты памперсы (упаковки лежат в стопке около шкафа. — Прим. TUT.BY), а у нас двухкомнатная квартира — куда их убрать? По мере необходимости мы ими пользуемся, пусть стоят. Не в золоте, не богато, но все есть, хотелось бы, как любому, еще больше, но не получается.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Комната, в которой спят Анастасия и Даниил

При этом, по ее словам, были претензии и к тому, что вещи, которые поначалу привозили люди в качестве благотворительности, складывали в одной комнате и запирали ее на ключ.

— В этой комнате сестра хранила ценные вещи, поэтому комнату и закрывала. Ведь каждый день приходило много незнакомых людей. При этом мы все вещи перестирывали, утюжили и складывали. Так просто и быстро все сразу не сделаешь. Не дай Бог в такую ситуацию, как мы, попасть, на пенсию в 350 рублей сесть с такими малышами.

Галине Волковой пришлось отреставрировать ванную, утеплить балкон, поменять домофон, частично переклеить в прихожей и детской обои, перенести кроватку старшего внука в другую комнату, потому что в детской поставили еще одну кроватку для двойни.

— Как они захотели, так мы все и сделали, — говорит Галина Волкова.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Даниил (слева, у него аллергия) и Анастасия

Сейчас, по ее словам, ходить с проверками перестали, но женщина опасается, что старшего внука, а ему два года и три месяца, передадут отцу. Опеку на всех троих внуков Галине Волковой дали до 1 апреля 2018 года. В документе на старшего внука указано, что он «признан нуждающимся в государственной защите и отобран у отца».

По делу дочери Галины, которая 4 сентября 2017 года скончалась в больнице скорой помощи, проверка завершена. Напомним, 34-летняя минчанка Ольга Журавская родила в 3-м роддоме на базе 3-й городской клинической больницы в Минске в начале августа двойню. После родов в этой больнице, а затем в больнице скорой помощи она провела больше месяца.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
На полке фотография дочери Галины Волковой — Ольги Журавской. Она умерла в 34 года, примерно через месяц после родов

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, которое пришло семье из Ленинского районного отдела СК Минска, указано, что Ольга умерла от проявившегося в послеродовом периоде генетического заболевания — наследственной тромбофилии в сочетании с антифосфолипидным синдромом (патология, характеризующаяся образованием тромбов в кровеносных сосудах), которое непрерывно прогрессировало, обусловило развитие множественных осложнений и как итог привело к полиорганной недостаточности.

Бабушка хочет лишить родительских прав отца ребенка

Галина Петровна не скрывает, что отношения у ее дочери и гражданского мужа складывались по-разному. Но после роддома с двойней ее ждали в квартире матери.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Мы сидим на кухне, Галина Петровна вспоминает, что гражданский муж дочери не раз поднимал на молодую женщину руку, даже несмотря на ее беременность, иногда она обращалась в милицию, но к ответственности его не привлекали за недоказанностью вины. Она показывает ответ дочери из городского отдела милиции-2 Заводского РУВД о прекращении дела об административном правонарушении, предусмотренного ст. 9.1 ч. 1 КоАП (Умышленное причинение телесного повреждения и иные насильственные действия).

Ее старший внук родился в октябре 2015 года, в мае 2016 года гражданский муж дочери установил отцовство, а еще через год, то есть уже в 2017 году, суд Заводского района Минска решил взыскать с него алименты — 16,5% заработка в месяц.

В решении суда указано, что Ольга сообщила: ребенок живет у нее на иждивении, его отец не оказывает материальную помощь и не принимает участия в воспитании. Мужчина иск признал.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Галина Волкова готовит документы в суд

— Я Богдана с рождения воспитываю, отец его к себе домой не прописывал, в итоге я прописала ребенка к себе в квартиру. Когда ему было семь месяцев, произошел еще один случай. Богдан с выпившими родителями оказался в гараже. Прохожие услышали плач ребенка и вызвали милицию, в итоге ребенка изъяли. Он лежал в инфекционке, и я там ночевала, все выходные провела, затем малыша перевели в Дом ребенка, где он был чуть больше четырех месяцев, — рассказывает Галина Волкова.

В августе 2017 года у Ольги родилась двойня, сейчас детям чуть больше шести месяцев.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Анастасия

Галина Волкова не скрывает, что гражданский муж Ольги приходил к ним после ее смерти. Но она его в дом не пустила.

— Приходил пьяный и ломился в дверь, угрожал (отец это отрицает. — Прим. TUT.BY). Из-за этого Богдана поставили на учет как находящегося в социально опасном положении, — утверждает она.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Даниил

Сейчас раз в неделю на один час бабушка водит старшего внука в социально-педагогический центр на встречи с отцом. В апреле заканчивается шестимесячный срок опеки, и Галина Волкова готовит документы в суд, чтобы попытаться лишить отца ребенка родительских прав.

«Просто хочу жить с сыном. То, что раньше было в жизни, — прошедший вариант»

Отец Богдана действительно планирует забрать и воспитывать его. 9 февраля он женился и говорит, что у его жены есть трехкомнатная квартира, нет детей и что она полностью его поддерживает в том, чтобы растить ребенка. О себе он рассказал, что с прошлой жизнью завязал, сейчас работает фасовщиком. Он считает, что отношения с бабушкой внуков у него не складываются, потому что она винит его в том, что дочь вела асоциальный образ жизни.

— Планируете ли вы кого-то забирать из детей? — спрашиваем у него.

— Естественно. Старшего планирую, потому что я его биологический отец. Он родной сын и записан на меня. Двойня на меня не записана, надо анализ ДНК делать. Тут много нюансов…

По словам мужчины, бабушка детей препятствует их встречам.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Богдану сейчас два года и три месяца

— Я привозил детям подарки и памперсы, она это не взяла, говорит, мне опека и люди помогают, говорит, что я в нетрезвом состоянии… Но как я поеду в нетрезвом состоянии? Если бы она в таком случае вызвала милицию, меня бы забрали. …Я ее упрашивал по-хорошему: давайте как-то вместе, легче же будет, я же от вас не буду скрывать ребенка, в любое время привезу. Захотите — общайтесь, но она всячески препятствует.

— Какие у вас условия проживания?

— Я сейчас расписался с женщиной. Она одна, и у нее трехкомнатная квартира в идеальном состоянии. Для ребенка мы подготовили комнату, там кроватка стоит, стол, шкаф для одежды и игрушек, ковер есть, шторы повешены. Все чистенько и опрятненько, там ни соринки, ни пылинки. Купили ему море игрушек. Еще кое-что докупить нужно, но это уже мелочи.

— Вы же работаете, кто в это время будет с ребенком сидеть?

— Я могу за свой счет на месяц-два взять и быть с ним, чтобы он привык, а потом его можно в детский сад водить. У нас рядом с домом два детских сада, моя супруга преподает музыку.

— Как она отреагировала на то, что вы планируете забрать ребенка?

— Она согласна, покупает и игрушки, и книжки — все для него.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Как часто вы видите детей?

— Богдана видел на прошлой неделе, я четыре месяца добивался разрешения, чтобы с ним встретиться. Младших я вообще не видел, потому что не мог их видеть, нашим встречам препятствовали. Когда Ольга была жива, с Богданом я все время общался, приходил и гулял с ним, приносил игрушки и деньги. Но я приходил, когда мать Ольги была на работе.

— Почему вы и Ольга не расписывались?

— Мы планировали. Просто она хотела квартиру получить как многодетная мать-одиночка. Говорила, что получим квартиру и там уже будем все решать. Вот такие у нее планы были.

— Как вам кажется, есть основания лишить вас родительских прав?

— А какие основания? Что, я что-то делаю плохое, издеваюсь? Я просто хочу жить с сыном. То, что раньше было в жизни, это уже прошедший вариант. Сейчас я настроен и моя супруга настроена, хотим забрать сына, растить и уделять ему внимание и время.

По поводу алкоголя он признает, что «выпивал».

— Но все изменилось.

— У вас судимости есть?

— Было.

— А что это было?

— Там в нетрезвом состоянии — то-сё. Вот так вот между собой разборки. Уже давно это все закончилось, и все это в прошлом.

«Лишение родительских прав — крайняя мера, решение принимает только суд»

В управлении образования Заводского района пообещали прокомментировать ситуацию на следующей неделе.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Адвокат Екатерина Мухоедова пояснила, что лишение родительских прав — исключительная мера для защиты прав и интересов детей, и принимает такое решение только суд с обязательным участием прокурора.

Основания для лишения родительских прав предусмотрены ст. 80 Кодекса о браке и семье. В ней речь идет о том, что родители или один из них могут быть лишены родительских прав, если будет установлено, что они уклоняются от воспитания и (или) содержания ребенка, злоупотребляют родительскими правами и (или) жестоко обращаются с ребенком, ведут аморальный образ жизни, что оказывает вредное воздействие на ребенка, отказались от ребенка и подали письменное заявление о согласии на усыновление при их раздельном проживании с ребенком. А также если в течение шестимесячного срока после отобрания у родителей ребенка по решению комиссии по делам несовершеннолетних районного, городского исполнительного комитета, местной администрации района в городе по месту нахождения ребенка не отпали причины, послужившие основанием для отобрания.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Опеку Галине Волковой дали до 1 апреля 2018 года.

— Как правило, материал для лишения человека родительских прав собирается при содействии органов опеки и попечительства и правоохранительных органов. Есть информация, которой располагают только правоохранительные органы. Речь идет о том, привлекался ли гражданин к уголовной ответственности, страдает ли хроническим алкоголизмом или наркоманией, также необходимо собрать характеризующий гражданина материал у участкового по месту жительства и по месту работы, другие необходимые доказательства. На основании указанной информации готовится заключение, — рассказывает адвокат.

С иском о лишении родительских прав в суд могут обратиться один из родителей, опекун, попечитель, прокурор, орган опеки, комиссия по делам несовершеннолетних городского исполнительного комитета местных администраций, инспекция по делам несовершеннолетних, иные организации, уполномоченные осуществлять защиту прав и законных интересов.

При отсутствии родителей у малолетних детей над ними устанавливается опека.

По словам Екатерины Мухоедовой, по закону у Галины Волковой нет препятствий для того, чтобы ее назначили опекуном.

— Даже несмотря на то, что Галина Петровна уже в достаточно уважаемом возрасте (Галине Волковой 60 лет, отцу ребенка — 51 год. — Прим. TUT.BY) — препятствий нет, согласно ст. 153 Кодекса о браке и семье. При выборе опекуна принимаются во внимание его личные качества, способность к выполнению обязанностей, отношения, существующие между ним и лицом, нуждающимся в опеке, — поясняет Екатерина Мухоедова. — У Галины Петровны есть достойные условия, она не страдает заболеваниями, которые могли бы быть препятствием, с ее слов она не состоит на учетах, не привлекалась к уголовной ответственности. И она очень привязана к ребенку, поскольку мальчик с рождения проживал совместно с ней.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Лишение человека родительских прав в силу ч. 3 ст. 82 Кодекса о браке и семье не освобождает его от обязанностей по содержанию ребенка.

Адвокат отмечает, что в случае лишения родительских прав у человека всегда есть право их восстановить. Но восстановление происходит только в судебном порядке по иску лица, лишенного этих прав. При этом должно быть доказано, что человек встал на путь исправления и надлежащим образом будет выполнять родительские обязанности, имеет постоянное место работы, положительно характеризуется.

{banner_819}{banner_825}
-25%
-10%
-20%
-30%
-15%
-20%
-70%
-30%
-20%