Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Депутаты Палаты представителей сегодня на своем уровне ратифицировали Конвенцию о правах инвалидов. Но этого мало, чтобы документ заработал. Его еще должна одобрить верхняя палата парламента и потом отправить на подпись президенту. TUT.BY узнавал, что ратификация означает для Беларуси и что может изменить Конвенция для обычного человека с инвалидностью?

Снимок использован в качестве иллюстрации. Фото: Вадим Замировский

Беларусь подписала Конвенцию о правах инвалидов больше года назад, в конце сентября 2015 года. Республика Беларусь стала 160-м подписантом, последним из европейских стран. Однако до ратификации документ не имел в нашей стране никакой юридической силы.

Парламентариям документ представлял замминистра труда и соцзащиты Александр Румак. Он пообещал, что в перспективе люди с инвалидностью получат равные возможности со всеми для получения образования и трудоустройства. Дискриминация по состоянию здоровья окажется вне закона.

— Реализация многих прав инвалидов не может быть гарантирована немедленно. И ратификация Конвенции не говорит о том, что в одночасье жизнь людей с инвалидностью резко улучшится. Но это будет очень важный шаг к тому, чтобы выработать стратегию дальнейшей работы, — сказал Александр Румак.

Прежде всего, по словам замминистра, в стране усовершенствуют нормы для создания безбарьерной среды. В частности, застройщиков или управляющие компании, которые будут уклоняться от выполнения требований, будут привлекать к ответственности. Какой, пока неясно.

— Работа в этом направлении велась и раньше, но мы все равно слышали критику в свой адрес от инвалидов. Это правильно, ведь именно они — самый строгий контролер. Поэтому в будущем мы планируем привлекать людей с инвалидностью к выработке норм, — пообещал Александр Румак.

Для общественных организаций, которые защищают права людей с инвалидностью, ратификация — долгожданный момент. Теперь у государства появились обязанности следовать документу и отчитываться по нему. Спустя 2 года Беларусь должна предоставить так называемый нулевой отчет.

Однако Сергей Дроздовский, координатор Офиса по правам людей с инвалидностью, отмечает: ратификация настолько важного документа должна была активно обсуждаться в обществе, при непосредственном участии людей с инвалидностью, чего не произошло. Белорусское законодательство нужно приводить в соответствие со статьями Конвенции, а это серьезная законотворческая работа.

— Есть опасность, что сырой документ может стать обычной формальностью, которая нисколько не продвинет Беларусь в достижении целей Конвенции, — говорит Сергей Дроздовский.

Вместе с тем Конвенция даст каждому конкретному человеку с инвалидностью в нашей стране конкретные инструменты для отстаивания своих прав.

Например, статьи Конвенции запрещают дискриминацию по признаку инвалидности. Раньше в белорусском праве не существовало такой формулировки. Теперь человек сможет обратиться в суд, если ощущает дискриминацию в доступе к труду, образованию и прочим правам. Правда, механизмы защиты от дискриминации как раз и нужно прописать в отдельных законах.

— Конвенция говорит и о том, что в принципе невозможно существование института запрещения дееспособности, как это есть у нас сегодня, — добавляет Сергей Дроздовский.

Беларусь должна будет признать и проблему существования интернатов. Также Конвенция вводит понятие «универсального дизайна».

— Универсальный дизайн подразумевает, что среду необходимо сразу планировать таким образом, чтобы она была в равной степени доступна для всех, — объясняет эксперт. — Как для человека с инвалидностью, так и для пожилого человека, маленького ребенка и того, кто в данный момент чувствует себя совершенно здоровым. Конвенция подразумевает, что ни у кого не остается возможности сказать, что среду «невозможно приспособить». В любой ситуации нужно искать путь, чтобы человек реализовал свое право. На самом деле сегодня белорусское административное право по поводу безбарьерной среды достаточно жесткое. Но оно просто не выполняется.

Также эксперт отмечает, что именно в момент ратификации уместно было внедрить корректное название — человек с инвалидностью, как на этом настаивали организации, представляющие интересы этих людей.

0058648