/

27 сентября в Галерее TUT.BY с аншлагом прошла презентация пятого романа Виктора Мартиновича «Озеро Радости». Переводчик, издатель и критик поздравили автора с выходом произведения, «самого честного и взрослого из написанных до этого». Алина Талай зачитала любимый отрывок, а читатели волновались, возможно ли белорусам найти свое озеро Радости, в котором не хотелось бы утопиться.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Виктор Мартинович

«Озеро Радости» — это road movie, маршрут которого лежит через Минск, Вильнюс, Москву. Героиня Яся родилась в богатой семье, но ее мать рано умерла, а отец женился во второй раз и отправил дочь в интернат. Яся оканчивает факультет журналистики и попадает по распределению в городок Малмыги. Судьба девушки трагична, ей приходится сталкиваться с бездушностью людей. Она влюбляется в археолога Ветра, с которым ей никак не удается связать свою жизнь. Но Виктор Мартинович заверяет, что заканчивается книга хеппи-эндом.

Глава Союза белорусских писателей Борис Петрович признался, что после прочтения первого романа Мартиновича он испытал разочарование, что молодой автор сразу отдал книгу читателю и не дал произведению «полежать». Но с появлением новых произведений — «Сфагнума» и «Мовы», — по его словам, стало очевидно, как растет творец. Последний роман только подтверждает это развитие.

— Віктар — пісьменнік новага тыпу, якога даўно чакала Беларусь. У нас вельмі шмат пісьменнікаў, якія могуць добра пісаць, але мала хто можа падаць свае творы. Віктар можа. Аказваецца, на творах на беларускай мове можна зарабляць, і, аказваецца, іх чытаюць, — похвалил Борис Петрович Виктора Мартиновича, который, как он признавался ранее, уже может «скромненько» прожить на свой писательский доход.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Борис Петрович

Поэта и переводчика романа на белорусский Виталия Рыжкова на презентации назвали соавтором произведения. Но сам переводчик отметил, что книга «Озеро Радости» написана больше Мартиновичем, чем им. Так как книга слагается не только из сюжета, но и из языка, и «этот язык прекрасен».

— Насамрэч я не перакладаў Віктара слоўца ў слоўца, а ўзбагачаў сінанімічны шэраг, хацеў, каб вы трошкі больш даведаліся пра беларускую мову, — шутливо заметил переводчик.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Виталий Рыжков

Генеральный директор издательского дома «Время», который публикует и книги Светланы Алексиевич, Борис Пастернак обратил внимание, что книга Мартиновича вышла одновременно на русском и белорусском.

— Светлана Алексиевич полтора года назад издала книгу сразу на четырех языках, и вы все знаете, что из этого вышло. Надеюсь, у Виктора получится не хуже, — со смехом сказал издатель.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Борис Пастернак

Борис Пастернак уверен, что книга будет популярна не только в Беларуси и России, но и за океаном, из-за ее универсальности. «Героиня „Озера Радости“ — новая Скарлетт О’Хара», — пояснил он свою мысль.

Он также рассказал, что в России книга продается хорошо, и ее даже ждет дополнительный тираж. Кроме того, прямо на презентации он сообщил Мартиновичу, что его роман выдвинули на соискание Русской премии 2016 года. Она присуждается писателям, которые пишут по-русски, но живут за пределами России. Ранее ее получил белорус Саша Филиппенко за роман «Бывший сын».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Интригой было интеллектуальное столкновение Виктора Мартиновича и критика и культуролога Максима Жбанкова, который написал разгромную рецензию на роман и был приглашен на презентацию. Он писал, что «Озеро Радости» — «эмоциональный массаж», что писатель «ласково проходится по популярным болевым точкам», причем делает это «грустно и красиво». Однако критик на публике был уже не так строг, как на бумаге и публично признался в любви к Виктору Мартиновичу.

Максим Жбанков, как он выразился, просто должен был выступить на презентации «плохим мальчиком», но заверил, что критики и писатели нужны друг другу.

— Мы існуем эмоцыямі: чаму вы гэта так не любіце, пытаюцца мяне. Я з усёй адказнасцю заяўляю, што люблю Марціновіча. Мне страшэнна цікава усё, што ён робіць. Але пытанні заўсёды не да тэкста, а да аўтара. Уся літаратура суб’ектыўная, гэта выказванне ад першай асобы. Гэта датычыцца і крытыкі.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Максим Жбанков

Критик отметил, что новый роман интересен прежде всего как следующий этап развития «проекта Мартиновича», который создается сильным его окружением.

— Раман — адэкватны злепак часу, пошукі цёплай коўдры ў халоднай краіне. Мова часам кульгае, сюжэт не спрацоўвае, і ўвогуле Марціновіч больш энергічна гучыць у беларускай версіі. Гэта кніга часоў смерці вялікай літаратуры, таму бессэнсоўна параўноўваць Марціновіча з Набокавым, гэта літаратура хатняй тэмпературы. Але падобная літаратура неабходна ў грамадстве. Аўтар не бездакорны, але ён суразмерны чытачу, і калісьці па гэтых тэкстах будуць вывучаць гісторыю, — заключил Максим Жбанков.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Легкоатлетка Алина Талай на презентации прочла романтичный отрывок из произведения, рассуждения героев о счастье и сцену недолгой встречи героини с возлюбленным перед долгой разлукой.

— Для мяне прачытанае пераклікалася з Караткевічам, троху з Маркесам. Сюжэт захоплівае, хочацца дачытаць да канца.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Алина Талай

После музыкальной паузы и выступления группы Vuraj, музыка которой, по мнению автора, абсолютно созвучна роману, слово перешло Виктору Мартиновичу. Он был краток, поблагодарил за то, что его так «разнесли» и тоже признался в любви к Максиму Жбанкову. «Можам зладзіць шлюб: ёсць музыка і вядоўца», — пошутил автор.

Став серьезным, Мартинович пояснил лишь, что тот, кто прочел книгу один раз, на самом деле не прочел ее ни разу: «Чытайце пільней. Па другім чытанні адкрываюцца шмат глыбінных сэнсаў», — сказал автор и сразу же перешел к вопросам из зала. Отвечал на том языке, на котором задавался вопрос.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Читателей в основном интересовали причины поступков героев, смысл финала и источник «озера радости» для реальных людей. Было много вопросов по сюжету книги, читателей волновало, почему автор выбирал определенные города, последовательность событий, а некоторые события и вовсе сделал невозможными. Спросили, какая сила спасет сегодня белорусов, подобно финалу книги, и почему героиня поехала в сказочные Малмыги в конце.

— Я мушу напісаць пра гэта яшчэ адну кнігу, — с улыбкой заметил автор. — Гэта мой першы раман, які заканчваецца хэпі-эндам. Фінальны дыялог — пра шчасце і свет. Чаму Малмыгі? Можа, таму што там жыве Валька? І там засталіся самыя абяздоленыя людзі? Што ў яе там ёсць месца? Тэкст можна прачытаць як пераўтварэнне чалавека. Кожны з нас мусіць прайсці праз выпрабаванні і некім стаць, калі пачынае нешта ззяць унутры ў сэрцы.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Поинтересовались также возможной экранизацией книги, а также тем, доверил бы автор фильм белорусскому или российскому режиссеру.

— Да мяне звярнуўся адзін рэжысёр — беларус нямецкага паходжання, грамадзянін Нямеччыны. Ён зробіць кароткі метр фестывальнага фармату. Прапановаў шмат, але Караткевіч ледзь не застрэліўся, калі знялі фільм па яго творы. Я хутчэй даверу гэта вось гэтаму рэжысёру ў Германіі, каб не пунцавець. Я не ўпэўнены, што атрымаецца нешта годнае, а дрэнны фільм кідае цень на раман.

— Ці ёсць шанец найці возера радасці, у якім не хацелася б утапіцца?, — спросила читательница.

— Я думаю, гэтае возера знаходзіцца у нашым сэрцы, у здоленні заўважаць добрае і не заўважаць дрэннае. Пытанне шчасця ўтарапліваецца ў нашу адборлівасць і здольнасць не дазваляць трапляць унутр пачварам.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Одна читательница поинтересовалась, за что Мартинович не любит провинцию, раз так неприглядно ее изображает в произведении. Писатель заверил, что честно и по-доброму любит провинцию, тем более что сам родом из Ошмян.

— Я таксама правінцыйны хлопчык. Я правёў там вельмі доўгі час. Героі адтуль проста іншыя, больш шчырыя. Тое, што гэтыя людзі жывуць абы як, гэта не следства таго, што я не люблю правінцыю. Такія у нас у правінцыі ўмовы жыцця. Але людзі, якія там жывуць, не дрэнныя. Гэта сапраўды будды. Я ніколі не буду пісаць пра хіпстэраў, постхіпстэраў ці ламберсексуалаў, гэта не жыццё. Бо жыццё рухаецца па іншых магістралях. А правінцыялы самабытныя, жывыя людзі.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Мартинович заверил также, что не станет писать арт-хаус, так как, по его мнению, это вчерашний день. Он сказал, что мы живем в эпоху пост-постмодерна и идет поиск новой формы. Одним из направлений, он убежден, может быть «некая искренность». При этом он заметил, что сам он не в тренде, как считают пришедшие.

— Тренд важен там, где он существует. Белорусская литература, равно как и белорусская культура — это что-то уникальное. Беларусь маленькая, но ничего подобного нигде нет. Нельзя сказать, что я в белорусском или глобальном тренде. У меня каждый роман отличается от предыдущего. Я не в тренде, потому что его нет. Я пытаюсь его создать, но за своей спиной никого не вижу, и там никто не появится.

В конце спросили, встретит ли героиня еще раз своего археолога Ветра.

— Пра Ветра я пачуў дзве трапныя думкі. Першая, што ён летуценны настолькі, што, можа, гэта мроя Ясі. Другое, што ў кнізе дзікае неадпавяданне метафары ветру як стыхіі з яго увасабленнем у героі Ветры. Несупадзенне матафар і ёсць аптымізм раману. Гэта асоба яшчэ не раскрыла сябе, і бачна, што яны яшчэ будуць разам. Кропка пастаўлена на ўзлёце, далей усё будзе добра.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-20%
-21%
-50%
-30%
-20%
-30%
-20%
-11%
-10%
0062969