/

«Спим где? Тут же, на лавках. Едим, что другие приносят», — вздыхает чеченка Рита. Летом женщина с тремя дочками среднего школьного возраста приехала из Грозного в Брест, чтобы добраться до польского Тересполя и попросить статус беженца. Границу она пересекала уже несколько десятков раз, но безуспешно. Два месяца назад у семьи закончились деньги. С тех пор Рита с дочерьми живет в зале ожидания брестского вокзала. «С нами тут еще семей пять [живет]», — говорит женщина.

Фото: TUT.BY

29 августа вблизи пункта пропуска «Брест» вырос стихийный лагерь. Его обитатели — беженцы из Чечни, которым польская сторона неоднократно отказывала в получении статуса беженца. По словам представителей чеченской диаспоры, из нескольких сотен претендентов в железнодорожном пункте пропуска в Тересполе ежедневно принимают ходатайства от 2−3 семей, а остальных отправляют обратно. Стихийный лагерь стал «отчаянной попыткой обратить внимание» общественности на их проблемы.

Министр внутренних дел и администрации Польши Мариуш Блащак заявил, что Польша не будет поддаваться давлению тех, кто хочет привести страну к миграционному кризису, и объяснил отказ принять мигрантов тем, что в Чечне нет военных действий.

Лагерь просуществовал 2 дня, 30 августа его обитатели вернулись в Брест.

Позже ситуацию прокомментировал глава Чечни Рамзан Кадыров. По его словам, эти люди свободно могут приехать в Чечню или уехать: миграция — это нормальный процесс, каждый волен свободно передвигаться и жить там, где ему по душе.

«Кто им может угрожать, если их никто даже не знает? — сказал Кадыров. — Я вообще не понимаю политику этих людей. Они продают все свое имущество, связываются с аферистами для того, чтобы их незаконно переправили через границу, пишут всякую чушь, чтобы получить статус беженца, а потом, теряя честь и достоинство, ходят и плачут ради куска хлеба».

По его словам, Кадыров прислал в Брест «своих людей», которые «разбирались в ситуации» на протяжении недели — но, как рассказали «местные» чеченцы TUT.BY, их здесь никто не видел.

…С Ритой мы встретились на вокзале в среду. Утренний поезд из Тересполя с минуты на минуту должен был привезти обратно в Брест несколько сотен чеченцев, для которых очередная поездка прошла даром. Рита в этот раз не поехала — денег на билет уже не осталось. Спят в зале ожидания вокзала на лавочках, а в Польшу ездят, только если кто-то поможет с покупкой билетов.

— В 00.00 ложимся, в 5.00 просят вставать. Детям разрешают до шести поспать, — объясняет распорядок Рита.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

По словам Риты, она и дети едят то, что приносят их соотечественники, которые снимают жилье в Бресте. К ним же они иногда ходят помыться и привести себя в порядок. В Польше у женщины живет двоюродная сестра, которая переехала туда 12 лет назад и получила гражданство. Рита не скрывает, что на запад бежит не по политическим мотивам.

— У меня муж детей отобрать хочет. Я ему сказала, что не отдам.

В Бресте Рита планирует оставаться «до последнего». Хотя где проходит та самая граница терпения и куда она сама поедет дальше, женщина не знает.

— Мне отсюда уже некуда идти.

Фото: TUT.BY

Рядом с Ритой на лавочке зала ожидания сидит Мадина. На руках она держит полуторагодовалого сына Раджаба. На вокзале холодно, а на малыше летние ботинки, тонкие штанишки и водолазка. Это самое теплое, что есть у ребенка.

— Мы ехали — было жарко. Нам говорили ничего не брать, чтобы не таскать. Никто не думал, что мы тут застрянем до холодов.

Раджаб у Мадины — четвертый ребенок. Все мальчики. В среду день, как они вышли из брестской больницы, где лежали с корью.

— Сейчас, по-моему, стоматит начался, — говорит Мадина, поглаживая сына.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Зал ожидания железнодорожного вокзала в Бресте. Фото из архива использовано в качестве иллюстрации

«Никто сюда не приезжал»

Недалеко от женщин на лавке сидит Абдулла. С ним мы познакомились в начале августа в вагоне поезда Брест — Тересполь. Неделю назад у него закончились деньги на съемное жилье, и Абдулла тоже переехал в зал ожидания брестского вокзала.

— Все хорошо, только спину продуло, — улыбается мужчина.

Сейчас на его счету уже 38 попыток пересечения белорусско-польской границы. По словам собеседника, поляки, как и раньше, ежедневно из общего потока принимают заявки на предоставление статуса беженца максимум у трех семей. Абдулла говорит, что до сих пор в Брест прибывают новые потенциальные беженцы: в воскресенье, например, из Чечни приехало 15 семей.

Несколько дней назад Рамзан Кадыров заявил о том, что разобрался с чеченскими беженцами на белорусско-польской границе.

«Отправил туда специально людей, но никто из тех, кто пытается перейти границу, толком не объяснил, кто они, откуда, зачем выехали туда. Если реально им нужна помощь, я готов был отправить туда технику, чтоб привезти их домой. Это наши люди, какие бы у них ни были намерения, мы должны ими заниматься», — цитировало Кадырова агентство ТАСС.

Фото: Станислав Коршунов

Абдулла «людей Кадырова» не видел — как и другие чеченцы, с которыми нам удалось пообщаться.

— Это он (Кадыров. — Прим. TUT.BY) говорил до выборов. Предвыборные обещания — помочь, не бросить… <…> Никто сюда не приезжал и никто здесь со мной не связывался.

Действительно, заявление было сделано за несколько дней до выборов. Трудно сказать, насколько его слова повлияли на распределение голосов. Известно лишь, что, по официальным данным, Рамзан Кадыров заручился поддержкой 98% проголосовавших.

Фото: TUT.BY

В два раза меньше попыток

Точной информации о том, сколько же чеченских мигрантов сегодня временно проживают в Бресте, нет: граждане России на территории Беларуси могут находиться до 90 дней без регистрации. Правозащитник Роман Кисляк предполагает, что их около 1,5 тысячи человек.

Брестские пограничники же отмечают сокращение потока граждан Российской Федерации чеченской национальности, которые пытаются пересечь белорусско-польскую границу железнодорожным транспортом. По последним данным, количество попыток пересечения сократилось примерно вдвое. Если раньше в железнодорожном пункте пропуска ежедневно фиксировалось до 900 выездов, то сейчас от 350 до 400, сообщили в пресс-службе ведомства.

Солидарны с пограничниками и милиционеры.

«Мы видим, что произошло снижение по гражданам чеченской национальности», — сообщил начальник Управления по гражданству и миграции УВД Брестского облисполкома Александр Томашев.

Зима близко

Брестские чеченцы, у которых денег практически не осталось, переезжают на вокзал, не совсем отчаявшиеся пока ищут жилье подешевле. Чеченка Хава со своими детьми и еще одной семьей переехали из съемной квартиры в Бресте в дом без удобств за городом. Пока есть деньги на билет, она будет пытаться проехать в Польшу, а когда закончатся — планирует получить вид на жительство в Беларуси, при условии, что с Польшей не выйдет. На родину возвращаться она пока не собирается ни при каких обстоятельствах.

Волонтеры в Минске и Бресте начали сбор теплых вещей для чеченских мигрантов. Как сообщили TUT.BY активисты, в скором времени в Бресте их раздадут нуждающимся — и у маленького Раджаба появятся куртка и обувь по сезону.

0063042