Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Майя Кохно, видео: Алексей Судников, Евгений Ходор, Сандра Бушик, Анна Войтик

В последнее время в Минске стало заметно больше уличных музыкантов. И часто среди них встречаются не только самоучки, но и профессионалы. Мы прогулялись по улицам и переходам столицы и послушали музыкантов. Стали ли реже их прогонять и сколько можно заработать в переходе и на улице — в материале TUT.BY.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Менеджер по продажам: «В нынешней экономической ситуации выхожу играть как можно чаще»

Мы выходим из метро под классическую музыку. Напротив яркой рекламы фастфуда и диванов молодой человек играет Вивальди. Перед ним — раскрытый футляр для денег. Люди за игру оставляют как мелкие купюры — 1000 и 500 неденоминированных рублей, так и по 10, 20 тысяч неденоминированных рублей.

Немного поколебавшись, скрипач соглашается с нами пообщаться. «Надо было подумать о последствиях», — объясняет парень.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Почти полгода Михаил Пыл играет в переходах. Скрипач не скрывает, что такое развлечение является в основном источником заработка.

— В нынешней экономической ситуации выхожу играть в переход как можно чаще. Я не профессиональный музыкант уже лет пять как. Но вспомнил о скрипке в связи с тем, что понадобились деньги, ну и игра приносит мне удовольствие.

Так вышло, что после музыкального училища и «вышки» по эстрадному вокалу Михаил в 25 лет работает менеджером по продажам. У молодого человека есть тактика для привлечения людей в переходах. Пока мы записывали видео, некоторые останавливались послушать «Шторм» Вивальди.

— Я играю один на скрипке, поэтому не могу взять просто красивую эстрадную мелодию и ее исполнять. Она быстро надоест, и это не заставляет остановиться и обернуться. Более сложная классика и всякая цыганщина — они привлекают внимание.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.
Таким образом Михаилу удается заработать от 5 до 15 рублей в час. Играет, пока не устанет или пока не попросят уйти.

— Милиция делает свою работу — гоняют нас. Все зависит от человека, некоторым все равно, а некоторые могут прийти и сразу разогнать музыкантов. А кто-то лояльно относится — подойдет и скажет: «Вот тебе 10−15 минут — играй, я сейчас буду возвращаться — тогда закругляйся».

Правда, если классика милиционерам, может, и по нраву, то продавцы не всегда готовы делить переход.

— Не все бабушки «Спортлото» и «Суперлото» любят скрипку. У некоторых болит голова, кто-то слушает тебя по 20 раз. Понять всех можно.

Школьник-скрипач: «Прогоняют достаточно редко. Кто-то даже может что-то хорошее сказать»

Егора Буткина мы встречаем на выходе со станции метро «Могилевская». Парень не скрывает, что вышел с целью подзаработать.

— Этим летом был вариант устроиться на работу, но поскольку мне 16 лет, особо никуда не брали. Поэтому вышел в переход.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Школьник развлекает людей и современной музыкой, и классикой. Может сыграть как «Полонез» Огинского и Ave Maria, так и что-нибудь из репертуара Adele или OneRepublic. Под ногами — ноутбук с портативной колонкой для музыкального сопровождения, рядом — открытый футляр для денег.

— Для соло на скрипке нужно играть только классику. А мне за 8 лет музыкальной школы эта классика так надоела! Я хочу уже что-то современное играть, поэтому аккомпанемент нужен.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

За час такой работы парню удается заработать около 20 рублей. Отношения с милиционерами в переходе у Егора сложились неплохие.

— Обычно просят вежливо уйти, ничего такого не было. Прогоняют достаточно редко. Кто-то просто мимо пройдет, а кто-то улыбается, даже может что-то хорошее сказать. Но бывает, поиграю 10 минут, и милиционер прогоняет. Еду на другую станцию. Если и там прогоняют, я тогда вообще не играю в этот день.

Индейцы из Эквадора: «Экзотика идет на ура»

Пожалуй, самыми яркими и экзотичными среди всех музыкантов, которых мы встретили на неделе, стали индейцы из Эквадора Wayra Nan. Они играли возле станции метро «Могилевская». Эти ребята своим видом и шаманской музыкой сразу собирают вокруг себя толпу. Многие, выйдя на остановке из троллейбуса, еще долго сидят на лавочке и слушают их.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Индейцы играют на свирели, дождевой палке и других непривычных для улицы инструментах. В основном это этническая и народная музыка. Но мы даже услышали «Одинокого пастуха».

Музыкальный коллектив состоит из трех братьев. Но иногда один из них продает фенечки, обереги, украшения, диски, пока двое играют и поют. Продавец отучился в Беларуси на экономиста, а потом привез с собой гостей. Он единственный может объясниться на русском и, показывая на украшения, говорит:

— В основном зарабатываем на этом, чтобы по миру кататься.

Таким составом компания путешествует по странам. А все это лето индейцы играют в Минске.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Музыкантов не прогоняют даже милиционеры. Неподалеку от толпы двое остановились послушать и не решились сделать даже замечания. Вокруг себя индейцы собирают такую толпу восхищенных зрителей, что вряд ли их кто-то решится прогнать.

— На музыке мы зарабатываем иногда ничего, иногда что-то — как получается.

Сравнивая себя с другими уличными музыкантами, продавец фенечек добавляет:

— У нас привлекательно — это экзотика, это идет на ура. Играем по 4 часа — и спать.

Wayra Nan, кстати, часто приглашают на праздники и корпоративные мероприятия. Например, на следующий день после того, как мы встретили этих ребят, их уже ждали на праздновании Дня города Бреста.

Саксофонист из симфонического оркестра: «На заработанные можно купить пива и сосисок»

Владимира мы встретили за остановкой напротив ТЦ «Силуэт» по улице Веры Хоружей. Мужчина в шляпе и темных очках обычно играет известные композиции из фильмов вроде «Шербургских зонтиков». Как выясняется, основной доход для него — выступление на свадьбах и корпоративах.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

— Я вам так скажу. Что-то заработать можно, если ты профессиональный музыкант. Но не у нас — в Германии или даже в России есть такая возможность.

Как мы узнали чуть позже, Владимир Матюшенок — артист симфонического оркестра. Но на улицу выходит с конкретной целью.

— А здесь и для души, и подзаработать. Ну, на заработанные деньги на вечер пива и сосисок можно, конечно, купить.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Пока Владимир играет для нас, мимо медленно проходят два милиционера и слушают саксофониста, чуть ли не сворачивая шеи, но при этом не выносят никаких замечаний, предупреждений и проходят дальше.

— Неделю назад подошли два омоновца, говорят: «Вы занимаетесь попрошайничеством». Я объясняю, что никогда ничего не просил. Ну, и они ретировались, говорят: «Ладно, играйте, только деньги не выставляйте». А вообще, гоняют намного меньше. Лет 7 назад, когда я начинал, только садишься играть — и уже подходят, выгоняют. А сейчас лояльно, да.

Кавер-бенд: «Посидели немного в „обезьяннике“, а потом нас отпустили»

Наверное, самым популярным уличным коллективом этим летом стал кавер-бенд Jason and Сadillac у Burger King на Немиге. Стоит Денису и двоим Максимам разыграться, как вокруг собирается огромная толпа зрителей, кто-то наблюдает со ступенек или моста, а кто-то выходит послушать на балконы торгового центра.

Три года назад ребята начали играть на улице. Раньше собирались в переходах: на «Купаловской» возле «МакДональдса», на «Площади Ленина», а в последний год перебрались на Немигу. Кроме такой спонтанной игры на улице, парни зарабатывают музыкой — выступают на корпоративах и свадьбах. Раза три в неделю Jason and Сadillac можно услышать на привычном месте.

— Играть выходим под настроение — когда прет, тогда и приходим. Часов в 7−8 вечерком, когда дождя нет.

В среднем за пару часов игры на улице парни получают по 30 рублей на человека. Репертуар у Jason and Сadillac за это время сложился самый разнообразный: от групп «Тату» и «Руки вверх» до Аdele и саундтреков Тарантино.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Несмотря на популярность у публики, милиционеры поблажек парням не делают.

— Если какому-то человеку мешаем и он позвонил, пожаловался — они обязаны приехать. Один раз забирали, когда мы играли под мостом на Немиге. Посидели немного с разными стремными людьми в «обезьяннике», потом нас отпустили.

За три года приходили чаще с формулировкой о том, что музыканты шумят и кому-то мешают.

— Однажды спросили разрешение, но разрешения в Беларуси для уличных музыкантов нет.

И все же в последнее время выгонять стали немного реже.

— Я слышал, что им (милиции. — Прим. TUT.BY) отменили премии за бомжей и музыкантов — и у них мотивация немножко упала. Но как показывает практика, отсюда нас уже один раз прогоняли, никаких поблажек.

Свободный бард из ВИА «Здравствуй, песня»: «За все время взял лишь один доллар»

Поздно вечером мы встретили Ивана Богатырева в переходе на площади Якуба Коласа. Прохожих было совсем мало, из зрителей остались разве что продавщицы цветов.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Перед Иваном Ивановичем нет привычного для нас раскрытого футляра с деньгами. Чехол от гитары лежит где-то у стены.

— За все годы за свою игру я взял только 1 доллар. Американский. Бумажный. Все, не хочу. Эти копейки, что им кидают, сторублевые бумажки… Мне и сегодня кидали, но я не взял.

За 62 года мужчина в первый раз вышел играть в переход. Он называет это душевным порывом. Сначала Иван Иванович хотел рассказать нам о какой-то женщине, которая и стала причиной такого порыва, но осекся.

— Вот последняя наша программа называлась «Женщины — все королевы». Предыдущая — «Драгоценная ты, моя женщина». О любви, о женщинах все песни. «А возраста у женщин нет» — так называлась одна программа.

Перечисляя каждую программу, мужчина наигрывает каждую из этих песен. Иван Иванович — руководитель ВИА «Здравствуй, песня» Дворца ветеранов. А подобные публичные выступления случаются с ним крайне редко.

— Иногда я позволяю себе выйти на улицу и с гитарой походить на Комсомольском озере, на Дроздах, в санатории.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Рассуждая об участи уличных музыкантов в Беларуси, Иван Иванович говорит, что здесь их не ценят.

— Посмотришь там, в Германии, — их не трогает никто. А здесь, сколько я ни сталкивался, у милиции вечно какие-то претензии. Вообще, уличные музыканты — ну должно такое быть! Ну есть у людей порыв душевный!

Мы ушли, а мужчина остался петь про колдунью. «Что ты сделала, колдунья, а это что же за напасть! Это ж надо так влюбиться, это ж надо так пропасть!» — разносится эхом по переходу.