/ /

За последние пять лет стало больше белорусов, которые считают: людям с инвалидностью надо учиться, жить и работать в специальных условиях, а не иметь равные с другими возможности. Социологи несколько лет проводили исследование и в опросах последнего года обнаружили неприятную динамику.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Офис по правам людей с инвалидностью последние пять лет исследовал жизнь людей с инвалидностью. Изучались проблемы, стереотипы. Провели и несколько замеров общественного мнения. Они позволяют проследить, какой вообще белорусы представляют инвалидность и насколько близко ее к себе «подпускают». Специалисты Офиса поделились с журналистами результатами социологического опроса, который проводил НИСЭПИ.

Ничего личного. Брачные отношения с человеком с инвалидностью допускает лишь 7,5% опрошенных

Ответы на некоторые вопросы показали: опрошенные держат дистанцию с теми, у кого есть инвалидность. Например, из полутора тысяч опрошенных брачные отношения с человеком с инвалидностью допускают лишь 7,5%. Быть коллегами по работе готовы 21,1% опрошенных, соседями — 48,4%, друзьями — 39,1% (выбирать можно было несколько вариантов ответа). Высокий процент тех (17,3%), кто не согласен ни на что из перечисленного.

— Можно сделать вывод, что личное отношение сводится к удаленной толерантности: «меня никто не трогает, и я никого не трогаю», — объясняет Сергей Дроздовский.

Больше людей стало думать, что инклюзия это вредно

Исследователи отмечают еще одну негативную тенденцию. За последние 5 лет ухудшилось понимание необходимости инклюзивного образования. Думать, что совместное обучение «скорее полезно», стало на 15% меньше людей. А тех, кто считает, что это вредно, теперь больше.

— Мы провели на этот счет более глубокое исследование. Выявили, что в последние пять лет в образовании сделаны конкретные шаги по внедрению инклюзивной системы. А при этом такая негативная ситуация складывается. Один из выводов: предполагаем, что у людей были высокие ожидания по поводу инклюзивного образования, а они не сопряжены с проблемами, которые наблюдаются, — рассказывает координатор Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский.

Инклюзивное образование действительно внедряется, говорят эксперты. Но есть серьезные проблемы: отсутствие безбарьерной среды в большинстве учебных заведений, нарушение норм комплектования классов интегрированного обучения, недостаточная обеспеченность учебными изданиями и нужным оборудованием, отсутствие педагогов-ассистентов. Из-за неподготовленной базы ожидания людей не оправдываются, и это вызывает обратный эффект.

— Эти недостатки, по нашему мнению, влияют на общественное сознание гораздо сильнее через сарафанное радио, чем позитивные примеры в СМИ, — говорит эксперт.

Отдельные условия вместо равных

Еще один результат вызвал неприятное удивление исследователей: в 2016 году увеличилось число белорусов, которые высказались за создание каких-то специализированных условий для жизни, учебы и работы людей с инвалидностью. Тех, кто за то, чтобы люди с инвалидностью могли работать «наравне со всеми», — большинство. Но число тех, кто придерживается такого мнения, сокращается.

Такая тенденция противоречит принципам Конвенции ООН о правах людей с инвалидностью, к которым присоединилась Беларусь.

—  То есть за пять лет больше белорусов стали думать так: «Лучше бы эти люди проживали в каких-то выделенных условиях», — объясняет статистику простым языком Сергей Дроздовский. — Нас это беспокоит. В обществе снизилось приятие включенности. Мы видим эти феномены, тогда как государственная система активно и много вкладывается в прогресс.

Меньше стало белорусов, которые считают, что люди с инвалидностью в нашей стране подвергаются дискриминации. Что касается проблем трудоустройства, то в регионах стала ярко выражена позиция вроде: «Сейчас и здоровым людям невозможно работу найти, что уж говорить про людей с инвалидностью».

Лишь 12,8% опрошенных (против 29,6% в 2011 году) готовы проголосовать за кандидата с инвалидностью на выборах, если он будет наравне с остальными кандидатами или лучше них. 38,1% (вместо 28,3% в 2011 году) не отдадут свой голос на выборах за человека с инвалидностью «ни при каких условиях».

Про Конвенцию о правах инвалидов в Минске знают так же мало, как и на селе

В сентябре прошлого года Беларусь подписала Конвенцию ООН о правах инвалидов. В среде правозащитников и людей с инвалидностью знают: это важное событие для нашей страны. Государство, принявшее Конвенцию, берет на себя обязательство соответствовать ее принципам. Их можно свести к одному: человек с инвалидностью — равноправный гражданин. Правда, пока Конвенцию не ратифицировали. А знает ли вообще о ней общество? Исследователи спросили. Результаты есть. Если в 2011 году только 22,5% опрошенных отвечали, что слышали о Конвенции, то в марте 2016 года — уже больше трети опрошенных, 34,1%.

— Результат оказался удивительным. Больше других слышали о Конвенции о правах людей с инвалидностью жители областных центров. Наихудшая ситуация — среди сельского населения и, как ни странно, в Минске. В Минске знают об этом документе намного меньше, чем в областных городах, на уровне деревни, — рассказывает Сергей Дроздовский. — Пока мы не нашли однозначного ответа, почему так.

Однако специалисты отдают отчет: слышать что-то о Конвенции о правах людей с инвалидностью еще не означает соблюдать эти права, признавать их.

Смотреть инфографику на мобильных устройствах

-50%
-5%
-30%
-10%
-50%
-28%
-10%
-21%
-10%
-17%
0070970