Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Дело было в конце 50-х — начале 60-х. Скульптор Алексей Глебов брал фотоаппарат, телеобъектив и отправлялся снимать прохожих. Многие фото делал скрытой камерой, издалека — чтобы не пугать людей. По ним изучал движения, фигуры — эти знания потом использовал в лепке. Сейчас фотоархивы оцифровали. Сын скульптора вместе с TUT.BY посмотрел фото, рассказал про отца и вспомнил Минск своих молодых лет.

Фото: Алексей Глебов
Иногда, похоже, люди все-таки удивлялись направленному на них объективу.

Отец, женщины и лошади

В честь скульптора Алексея Глебова назван Минский художественный колледж, который так и называют: Глебовка. На фото, сделанных скульптором в середине прошлого века, — белорусы в Минске и во время прогулок в окрестностях санатория на Нарочи.

— Отец приобрел фотоаппарат, когда я уже учился в институте — наверное, в 1958—1959 году, — вспоминает сын скульптора Александр Глебов. — Это был «Старт», тогда уже выпустили их опытную партию — ЛОМО скопировало немецкий фотоаппарат. На нем, как и на немецкой камере, была, например, прыгающая диафрагма… Но там все время отказывал механизм перемотки. В целом же хороший был фотоаппарат. Оптика — «Гелиос-44».

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Александр Глебов вспоминает об отце. Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Сын прикидывает, что «Старт» обошелся отцу рублей в 150 или даже 180 — дорогая техника. Для сравнения: когда Александр Глебов окончил институт, то зарабатывал на заводе как молодой специалист по 90 рублей в месяц.

— Отец снимал в основном для работы. Искал типаж нужный, просматривал какие-то движения… С фотографий делал эскизы и просматривал снова. Отец купил еще себе телеобъектив «Таир-3»: снимал часто издалека, чтобы людей не пугать. Другой раз из окошка. У нас же народ не привык, чтобы их снимали. Особенно в то время.

Снимки, полагает сын, были сделаны в промежутке между 1958 и 1967 годами. В 1968 году Алексей Глебов умер, а до этого год болел и уже на фотовылазки не отправлялся.

Фото: Алексей Глебов
Водный прогулочный транспорт. Какой это водоем — неизвестно.

Фотопленки из отцовского архива оцифровали лишь в прошлом году с участием Андрея Скуратовича — краеведа, который помогает пленочным фото- и киноархивам оживать снова.

На фотоснимках Глебова-старшего — много женщин.

— Он женскую натуру очень много лепил, очень хорошо знал. У отца было любимое выражение, что бог создал два самых лучших на земле существа: женщину и лошадь, — вспоминает Александр Глебов. — Он запросто уговаривал кого-нибудь позировать, ему доверяли. Всегда прежде всего лепил обнаженную женщину, а потом уже «одевал» скульптуру. Тогда и фигуру точно передашь, и платье правильно ляжет. Будет натурально, а не просто какой-то балахон, надетый на человека.

Фото: Алексей ГлебовФото: Алексей ГлебовФото: Алексей ГлебовФото: Алексей ГлебовФото: Алексей ГлебовФото: Алексей ГлебовФото: Алексей ГлебовФото: Алексей Глебов

Александр помнит, что отец ходил на Комсомольское озеро к вышке для прыжков в воду. Бывал в зале, где тренировались художественные гимнастки. Во время тренировки набрасывал на бумаге моменты упражнений.

Что касается лошадей, то Алексей Глебов дружил с командиром кавалерийского милицейского полка, который базировался в Минске, недалеко от мастерской на улице Восточной.

— Он приезжал в полк, для него даже устраивали разные показы — могли поднять лошадь на дыбы, — говорит Александр Алексеевич.

Эпизоды из жизни: минчане на фото и в воспоминаниях

В те годы сын заразился от отца любовью к фотографии и сам снимал на «Зенит».

— Иногда я печатал фотографии с его пленок. Но он любил это делать сам, потому что мог экспонировать нормально, выделить именно тот фрагмент, который ему нужен, — рассказывает Александр Глебов. — Пленки были неважные, конечно, в основном казанского завода. У меня был знакомый оператор на киностудии, он отдавал остатки чувствительной пленки, мелкозернистой. Этим и пользовались…

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Александр помнит, как отец пропадал в своей мастерской на улице Восточной с утра до позднего вечера, а порой оставался там ночевать. Фотографировал неподалеку от мастерской, а еще в центре Минска, на площади Победы, в парке Горького. Некоторые фото в подборке сделаны, вероятно, в окрестностях санатория на Нарочи, куда порой Алексей Глебов вместе с женой и друзьями ездили отдыхать.

Фото: Алексей Глебов

На улицах Минска — много молодежи. Рассматриваем одежду прохожих, попавших в объектив скульптора. На одних одежда сидит мешковато, другие стараются выглядеть модно.

— Многие сами себе шили одежду. Журналы «Работница», «Крестьянка» — оттуда брали выкройки.

Фото: Алексей Глебов

Наш собеседник сам в те годы был молодым человеком, поэтому воспоминаний хватает.

— Когда я в институте учился, пошли уже стиляги и тому подобное. Брюки стали зауживать, волосы отпускали длинные. Но по городу ходили бригады содействия милиции, «бригадня». Комсомольский патруль, с ножницами, ножиками. И если кого-то видели на улице с зауженными брюками — хватали. Заводили в комнаты специальные, где базировались, и там резали брюки, могли выстричь волосы. Произвол был в этом отношении. Они без милиции ходили, с повязками просто. Если кто-то возмущался, то сообщали туда, где учился. И там уже клеймили общественным позором. Такое с ребятами знакомыми было, да. Особенно возмущаться было бессмысленно — контроль глобальный был.

Фото: Алексей Глебов

Собеседник вспоминает: и во время учебы в политехе, и позже, по работе, нередко ездил в Прибалтику.

— Это было для нас как заграница. Люди на улицах, конечно, там одевались более ярко. Видно было, что костюмы пошиты гораздо более элегантно. У нас же часто приходилось просить, чтобы тебе что-то подшили, перешили. Но не было проблемой сесть на поезд и поехать в тот же Вильнюс, где в частной конторе тебе пошьют одежду.

Фото: Алексей Глебов — С детскими вещами у нас было много проблем, не было разнообразия. Помню, когда ждал первого ребенка, зашел в магазин, нарвался на импорт. Японские костюмчики — на годик, полтора. Стою и думаю: а какой брать? Неизвестно ж, кто будет — мальчик или девочка. Так я два взял: и розовый, и голубой, — смеется Глебов.

На одном из фото скульптор запечатлел компанию своего сына. Парни выглядят щегольски, двое ребят перекинули через плечо плащи.

— Это были китайские плащи, очень доступные и удобные. Светлые были дешевле и стоили 22 рубля. Китайские вещи, которые попадали к нам по тем временам, были очень качественные: плащи, перчатки.

Фото: Алексей Глебов
На снимке: Александр Глебов (крайний слева), Евгений Орлов, Владимир Устиненко, Олег Федоренко.

Порой в объектив Алексея Глебова попадали автомобили. Александр Алексеевич вспоминает, что разрешение купить «Победу» отцу пришлось выбивать через Министерство культуры.

— На площади Победы, где сейчас кафе «Березка», был магазин автомобильный, но купить их было сложно. Помню, там ЗиМ стоял — 40 тысяч стоил, когда деньги уже поменялись (имеется в виду денежная реформа 1961 года. — Прим. TUT.BY). А «Победы» и «Москвичи» доставались только по каким-то очередям. Отец добился разрешения. Вместе с какой-то актрисой из Белорусского театра они ездили в Горький покупать машину.

Фото: Алексей Глебов
Жена скульптора Алексея Глебова (вторая слева) с подругами. Вероятно, во время отдыха в окрестностях Нарочи. Женщина справа показывает фотографу гриб.

Еще те годы для Александра Глебова — это минские улицы с продажей мороженого и газировки: 3 копейки — сладкая газировка, 1 копейка — вода с газом. Бочки с вкусным квасом, про которые, впрочем, придумывали страшилки, будто бочка разбилась, а в ней — куча червей.

Подборка фотографий отца сохранила и другие эпизоды. Вот горожане собрались и смотрят на самолет в парке Горького со стороны нынешней улицы Фрунзе.

— Возможно, кто-то запускал планер, — предполагает Александр Глебов. — В те времена это было нередким делом.

А вот — очередь людей к троллейбусу № 2, который ходил по маршруту улица Чайковского — Аэропорт. Или, например, площадь Якуба Коласа, еще без памятника писателю и его литературным героям.

Фото: Алексей ГлебовФото: Алексей Глебов
Фото: Алексей Глебов
Площадь Якуба Коласа — пока без памятника.
Фото: Алексей Глебов
Вероятно, ведутся дорожные работы. Где это место на карте современного города, пока непонятно.
Фото: Алексей Глебов
Кинотеатр «Летний» в парке Горького.

Фото: Алексей Глебов

Сын известного отца вспоминает, что скульптор Алексей Глебов имел отменную профессиональную память на внешность людей — бывало, примечал забавные сходства.

— Мой приятель с детства, Дима Зайцев, оператором вместе с Туровым снимал «Люди на болоте». Помню, как-то мы с ним сидели, а батька посмотрел на него и говорит: «О, ленинское ухо у тебя!».

Фото: Алексей Глебов