Политика
Экономика и бизнес
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY

Общество


Народный артист Беларуси Николай Кириченко 16 марта празднует 70-летие. TUT.BY пообщался с юбиляром о «разгадывании» людей в транспорте и кодировании себя перед выходом на сцену. Актер рассказал о коллективных суевериях и объяснил, почему не стоит удивляться, если пассажир в метро вдруг сползет на пол и сядет на упавшие листки.

За свою творческую жизнь Николай Кириченко сыграл более 80 ролей в театре и кино. Переломным спектаклем в карьере стала «Ночь лунного затмения». После этого актер стал востребованным и завоевал любовь публики. А знаковой для него стала роль Ягайло в спектакле «Князь Витовт». В фильмах он играл Берию в картине «В августе 44-го…», боярина в «Анастасии Слуцкой».

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

«Сидите в кабинете, чего вы таскаетесь на сцену»

На сцене Купаловского театра артист уже 45 лет, а с 2005 по 2009 год он был его генеральным директором. Николай Кириченко вспоминает, что к предложению занять пост он отнесся настороженно. Свое назначение он сравнил с падением на него небоскреба. По его словам, он сразу предупредил, что как только почувствует, что административная суета выталкивает его из профессии, он покинет должность.

— Будучи директором, я не покидал сцену. Некоторые органы проверяли мою деятельность и интересовались, почему я выхожу на сцену, мол, артистов, что ли, мало. Я даже запомнил формулировку: «Вы директор, сидите в кабинете, чего вы таскаетесь на сцену». Я тогда объяснил, что звание народного артиста Беларуси мне присудили как директору театра, и я выполняю свой служебный долг. Но в какой-то момент начал ловить себя на мысли, что на сцене во время выступления смотрю на заполняемость зала и думаю: «Что-то мало пришло людей». Директор ведь отчитывается за показатели посещаемости.

О наблюдениях за людьми и картотеке движений

Николай Кириченко с 1980-х преподает актерское мастерство в Академии искусств и причастен к воспитанию многих актеров, часть из которых работает сегодня в Купаловском. По его мнению, сегодняшние абитуриенты — продукт нынешнего общества, у которого меняются ценности и кругозор:

— Я поступал в 1965 году. В нас было больше романтизма, а в нынешних актерах больше прагматизма, но они более раскованные. Это не плохо и не хорошо. Нынешнее поколение хорошее, не буду защищать прежний романтизм и святое отношение к профессии. Это ушло — и это естественно. Раньше была старая актерская школа. В старых фильмах видна актерская величина Баталова, Евстигнеева, Быкова… Они заполняли собой сцену. Сейчас тоже есть такие актеры, но они не востребованы. Типажи упрощаются. Но и непрофессиональные актеры встречаются, которые просто читают текст без чувства.

Разницу поколений юбиляр замечает в работе над этюдами. На театральном курсе постоянно дают задание показать актерскую зарисовку, основанную на наблюдениях за людьми. По мнению артиста, у нынешнего поколения проявляется клиповое мышление, и оно выстраивает факты плакатно, не вдаваясь в глубину. И настораживает актера то, что студентам такое задание кажется малоинтересным, хотя оно требует фантазии, размышления и внимания к окружающим.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Я подмечаю интересных людей в метро и не просто копирую их поведение, а размышляю, о чем они думают, где работают. Формируется картотека. Когда ты получаешь роль и думаешь, как ходит и разговаривает твой персонаж, вспоминаешь, что видел подходящее движение у прохожего.

Однажды видел женщину в метро. Она была очень опрятно одета, но видно, что одежда много раз стирана. Я решил, что она интеллигентная и одинокая учительница. Она сидела, вытянувшись в струнку, держала на коленях сумку, и ей, видно, очень хотелось конфет. Но просто взять, развернуть целлофан и съесть сладость показалось ей неприличным. Поэтому она стала рассеянно водить рукой в сумке, «случайно» натыкаться на конфетку, рассматривать ее, пробовать немного удивленно и так же рассеянно тянуться за следующей. Я легко сыграю эту женщину. Не надо показывать, что с вами происходит, все считывается и так, если это происходит внутри вас, — рассказал о секретах мастерства Николай Кириченко.

Артист считает, что специфика преподавания в театральном вузе отличается от других. Если в технических вузах можно отчитать курс лекций и встретиться со студентом лишь на экзамене, то в академии берешь студента с первого курса и «воспитываешь» его до четвертого.

Николай Кириченко убежден, что основа актерского мастерства — это детство.

— Все мы лицедействовали, когда играли с куклой, пеленали ее или стреляли друг в друга с автоматиками. Мы верили в предлагаемые обстоятельства. А сейчас вы выходите на ту же сцену каждый день, но вчера это был замок Гамлета, а сегодня это дремучий лес. Если вы не верите, что это лес, то вы входите в обычные фанерные расписанные декорации.

«Даже поступки отрицательного персонажа ты должен понять и оправдать»

По мнению Кириченко, актеры везде хорошие, но артистов Купаловского театра отличает психологическая школа проживания, которая сложилась за годы работы. «У нас другой способ актерского существования, мы внутренне переживаем сцены, живем жизнью своих героев», — поясняет свою мысль артист.

Так, во время подготовки роли, рассказывает Кириченко, работать надо со всей пьесой и искать в ней все, что выстраивает роль: что о ней пишет автор, что говорят другие герои о персонаже. «Даже если поступки твоего персонажа вызывают несогласие окружающих, ты должен его оправдать и понять, почему он именно так сейчас поступил», — раскрывает секреты работы артист.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Мало ли что происходит каждый день. Ты должен настроиться на своего персонажа. Когда вы слышите мелодию, связанную с каким-то событием, вы сразу вспоминаете свои ощущения в тот момент. Так в одном спектакле перед каждой репетицией я слушал определенную музыку, чтобы потом сразу настроиться на роль. Так я себя кодирую.

Описание составляющих актерской работы напомнило слова артиста Купаловского Артема Бородича, которого недавно приговорили к пяти годам заключения за хранение марихуаны. Во время суда он объяснял свою вредную привычку желанием справиться с эмоциональными стрессами на работе. Николай Кириченко согласен, что работа актера эмоциональна. Он объяснил, что если актер не несет со сцены энергетику, он не достучится до зрителя только через заученный текст. «Но есть разные способы восстановиться: можно порубить дрова, а можно немного выпить, это самое простое. Но не надо злоупотреблять запрещенными вещами», — рассуждает артист.

— Мой учитель сказал гениальную фразу: «Если по дороге в театр вас собьет машина, то, перед тем как умереть, надо подойти к телефону-автомату, позвонить в театр и извиниться за свое отсутствие». С одной стороны, актер — творческая профессия, но если на какой-то работе один человек из десяти не придет, остальные продолжат работать. А вот если в театре не придет один актер, развалится все, и шестидесяти актерам будет нечего делать на сцене. Нельзя сказать «извините, я опоздал». Ты не опоздал, ты сорвал спектакль.

О коллективных суевериях и скрытых мотивах чудаков в метро

Николай Кириченко не выглядит на свой возраст. Встретив нас, он повел нас к гримерке по лестнице, проигнорировал лифт. Он живо рассказывает, жестикулирует, каждую сценку и описание проигрывает интонацией и движениями. Но сам юбиляр к себе строг:

— Последнее время я злюсь на себя, потому что теряю физическую форму. Лень сделать лишнее движение, а лениться с моей стороны — преступление. Думаешь, что тяжело, что тебе уже не 17, но все это ерунда, и я ругаюсь на себя.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Купаловский театр сейчас работает над двумя премьерами, в которых задействован и Николай Кириченко. Вскоре зритель увидит «Две души» по произведению Максима Горецкого в постановке Николая Пинигина и «Любовь как милитаризм» Петра Гладилина в постановке Дмитрия Тишко. Но Николай Кириченко категорически отказывается говорить о будущих спектаклях. Признается, что еще из того поколения, которое верит в приметы. Рассказывает, что если сейчас во время репетиций надо заснять спектакль, «старики» категорически против. Они верят, что спектакль провалится.

Но суеверия свойственны не только ему, но и молодым купаловцам:

— У всей труппы есть суеверие, что если упадут бумаги с ролью на пол, надо присесть на них и вытащить из-под себя. Как-то я ехал в метро, читал роль. И потом мне надо было что-то достать, листки сползли на пол. Я посмотрел по сторонам и продолжил сидеть. Девушка рядом попыталась поднять листки, а я ей так строго: «Не трожь!». Подумали, сумасшедший. А потом я начал потихоньку сползать на пол, вытянул бумаги из-под себя и сел обратно под общий недоумевающий взгляд, — со смехом рассказал артист.