Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Ветеринарного врача Виктора Пашуто знают, наверное, почти все жители Витебска, у которых есть домашние питомцы. Те, кто лечил у него своих любимцев, думают: «Вылитый доктор Айболит!». Он без слов понимает, что болит у хвостатых и пернатых пациентов. И, самое интересное, все они — от канарейки до мастифа — сидят у него на приеме абсолютно спокойно. Несмотря на уколы и другие неприятные врачебные манипуляции.

Фото: Игорь Матвеев
Виктор Пашуто с кошкой Мышкой, которая живет в клинике. На заднем плане — студентки 4-го курса ветакадемии. Они пришли на дежурство, чтобы помогать ординаторам и перенимать у них опыт

Так как наш «доктор Айболит» не сказочный, а настоящий, то у него есть вполне конкретное место работы. Это клиника кафедры болезней мелких животных и птиц Витебской государственной академии ветеринарной медицины. Виктор Михайлович ведет прием вместе с супругой Аллой. «Алла Владимировна — мой друг, товарищ, соратник, жена, — характеризует Пашуто свою коллегу и вторую половинку. — 28 лет назад мы вместе окончили нашу ветакадемию, учились в одной группе. Потом работали в сельском хозяйстве. А последние 14 лет здесь, в этой клинике».

В большом городке ветакадемии найти клинику не просто. Но это только в первый раз. Возвращаясь домой, люди запоминают дорогу — на всякий случай. Доброта и профессионализм ветврачей покоряют сразу, поэтому, как правило, к ним обращаются за помощью еще.

Суббота, 8 утра. Но в клинике уже есть пациент. Это Изюм. Он терпеливо ждет осмотра, уткнув нос в хозяйкины колени. У пса — приютское прошлое, он очень чуток к ласке и больше всего боится снова попасть в «казенный дом».

Но здешние доктора одинаково внимательны ко всем: и к породистым животным, и к дворняжкам. Изюм чихает и слышит от доктора: «Будь здоров!»

Фото: Игорь Матвеев
Изюм раньше жил в приюте, а теперь у него есть заботливая хозяйка, которая водит к доктору

Четвероногому пациенту проверяют уши. «О, разве так глубоко можно лазить?» — удивляется хозяйка. «Да, не беспокойтесь, у собак более длинный слуховой канал, чем у людей», — говорит Алла Пашуто. Изюму, конечно, не очень нравится то, что с ним делают. Но это видно только по глазам. «Обидели тебя, морда? — тут же улавливает настроение собаки доктор. — Ну, ладно-ладно, не обижайся, давай лапу». Через пару минут Изюму назначают лечение и говорят, что ждут его снова, через некоторое время.

Ординаторы клиники принимают собак, кошек, кроликов, кур, индеек, уток, гусей, попугаев, канареек и т.д. Приводят к ним также декоративных и экзотических животных — хомяков, тушканчиков, крыс, морских свинок, черепах, хамелеонов и др. Больные животные могут принадлежать не только частным владельцам, но и предприятиям. Мелких животных и птиц здесь лечат, делают им прививки, а хозяевам дают консультации по содержанию. В том числе — по телефону. Часто звонят сельчане, спрашивают, что делать с заболевшей коровой, свиньей, козой.

На батарее греется пушистая красавица. «В клинике живут две кошки, и обе Мышки. Это две сестры. Сотрудник нашей академии пристроил к нам двух котят, которых нашел на улице, они были абсолютно дикие. Теперь вот подросли, перестали бояться — у нас же тут всегда полно и людей, и зверей. Еще в клинике живут курочки, цыплята, петух. И Буржуй», — рассказывает Виктор Пашуто.

Буржуй легок на помине — вернулся с прогулки и царапается в дверь. Несмотря на шум в приемной, Виктор Михайлович слышит этот звук и впускает собаку в помещение: «Ишь ты, мокрый какой!». Но знакомиться Буржуй не желает, тут же убегает в соседнюю комнату.

Фото: Игорь Матвеев
Алла Пашуто осматривает Малыша
«При ультрафиолете споры микроспории светятся изумрудно-зеленым светом», — объясняет Виктор Пашуто. Малыш ведет себя спокойно, но недоумевает: почему вокруг него все суетятся и зачем включили этот космический свет?

Помещение, где принимают животных, совсем небольшое. И в нем уже целое столпотворение. Пока Алла Владимировна смотрит кота Малыша («Вчера стал тяжело дышать, будто подавился», — рассказывает его хозяйка), в дверях ожидают своей очереди две семейные пары. Одна принесла кошку Боню — на стерилизацию, вторая — лайку Дину, ей будут делать прививку от чумки.

У Малыша диагностируют микроспорию — кошачий лишай. Выписывают лекарства и объясняют хозяйке: «Болезнь заразная для человека, поэтому после процедур моем ручки, кота не целуем и держим подальше от детей. Кроме того, обязательно лечите животному ушки. Ушки — это голова. А голова — это серьезно, поэтому не запускайте».

Малыша уносят. Перед тем как принять следующего пациента, сотрудники клиники тщательно дезинфицируют стол.

— Виктор Михайлович, ну как вам удается найти подход к любому животному? Они же у вас тут все сидят смирно, никто не лает, не шипит, не кусается, не царапается. Такое ощущение, что знают вас сто лет…

— Не знаю, это необъяснимо. Животное просто чувствует отношение к себе. Как-то принесли в переноске кошку. Я осмотрел ее, сделал все необходимые процедуры. А хозяева стоят, открыв рты. И закрыли их только, когда кошку опять посадили в переноску: «Как у вас это получилось? У нее же в ветпаспорте написано: особо агрессивная. Кроме нас, никто и никогда не мог с ней справиться».

За час нашего пребывания в клинике супруги Пашуто приняли около 10 животных. «Особенно насыщенный день — суббота, иногда даже очереди на улице бывают, — говорит Виктор Михайлович. — Но сейчас все-таки посетителей стало меньше — у людей нет денег. Они думают: тратиться ли на лечение питомца, не сразу ведут его к нам, иногда дотягивают до предела. А потом ищут крайнего. К сожалению, есть ситуации, когда ни одно лекарство, ни один доктор не помогут. Поэтому приводить животное к ветеринару нужно сразу же, как только оно заболело».

Фото: Игорь Матвеев
«Такие лайки довольно редкие. Мы два года искали щенка, нам его привезли из Жодино», — рассказывает про Дину хозяин. Похожая на лисенка собака не только красивая, но и очень умная. Надо было видеть, как она внимательно слушала «доктора Айболита», когда он говорил, в каком порядке ей нужно делать прививки

Фото: Игорь Матвеев

Следующая на очереди — Боня. «Ой, какая роскошная у тебя шубка!» — хвалит кошку доктор и незаметно вводит ей наркоз. Животное засыпает. А хозяевам Алла Владимировна советует: «Минут 40 погуляйте. Ни о чем плохом не думайте, отпустите ситуацию. Думайте не про операцию, а том, что пришла весна, скоро появятся подснежники… Успокойтесь. Понимаете, кошка чувствует ваше настроение. Не надо ее напрягать. Вы спокойны — и она спокойна».

Операции животным в клинике делают по предварительной записи, обращаться нужно хотя бы за 2−3 дня.

У многих хвостатых клиентов были свои «медкарточки» — ветпаспорта. Этот документ оформляют на любое животное, независимо от возраста и породы. Он содержит информацию о прививках, чипировании, профилактических мероприятиях (дегельминтизации, обработках от блох и клещей), репродукции. Если такого паспорта нет, то с питомцем нельзя путешествовать в поезде, автобусе, самолете.

Фото: Игорь Матвеев

— Животное, в отличие от человека, не скажет, где и что у него болит. Поэтому так важна профилактика заболеваний — правильное питание (сухой корм таковым не является), обработка от паразитов, вакцинация. В частности, прививка от бешенства сейчас обязательна, иначе хозяину грозит штраф.

Домашние животные болеют не реже, чем бродячие. Многие болезни вы «доставите» ему сами, с улицы. Например, пойдете в подвал за картошкой и принесете своему питомцу блох или власоедов. Но многие этого не знают. Бывает, приведут на прием красивого кота и задают пещерные вопросы: «А откуда у него блохи? Он же никуда из дома не выходит», — говорит Виктор Пашуто.

По словам доктора, примерно 80% горожан подходят к выбору домашнего животного «обдуманно и планомерно»: «То есть заранее знают, кого они хотят завести и как за ним ухаживать. Кстати, в Витебске очень много сердобольных людей — подбирают не только кошек и собак, но и пернатых. У нас на обслуживании, наверное, штук 5−6 ворон. Это действительно умные птицы. Одна женщина взяла к себе белого голубя, который ударился о ее балкон, поранился, она его приносила к нам лечить. Выходили как-то и лебедя. Он проглотил рыбу вместе с крючком. Прооперировали его, теперь все нормально».

Фото: Игорь Матвеев

Самым необычным в своей практике витебский «доктор Айболит» называет случай со щенком той-терьера: «У него было отравление, температура — на уровне мертвых животных. Казалось, он безнадежен. Но прокололи его, оставили в стационаре. Наутро заходим — щенок поднялся на лапы. Это мистика!»

Виктор Михайлович признается, что они с женой переживают за каждого пациента в клинике. В частности, поэтому у них нет своих домашних питомцев: «Знаете, не хочется их терять, нам хватает боли и здесь. Тем более в клинике достаточно живности — наши Мышки, Буржуй. Кормим их практически за свой счет. А дома, было время, у нас жили и кошки, и собаки, черепаха, и попугаи. Теперь только рыбки, которых подарили на день рождения».

Ксения, одна из студенток, помогавших в этот день врачам, поделилась, что у нее аллергия на кошек, но она все же решила стать ветврачом. Наверное, в эту профессию приходят люди с необычайно тонкой душой. Ведь как иначе можно понять и вылечить боль, если пациенты все-все понимают, но ничего не могут сказать?

Фото: Игорь Матвеев