Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


80-летняя Степанида Степанюк каждый день проводит за ткацким станком — «кроснами» по-местному. Сделал их отец бабы Стэпы более 100 лет назад для ее мамы. Изделие надолго пережило мастера. За кроснами сидели его жена, дочь, внучка, правнуки и праправнучка. Кросны и баба Стэпа — две важные части генетического кода белорусов. Станок хранит память о сотнях рушников, вышиванок, юбок, поясов, которые прошли через его валы, а баба Стэпа знает, как заставить его «деревянное сердце» биться, и помнит старинные узоры, по которым вышивали ее предки. Это знание она пронесла сквозь годы, «спрятала» от поляков, немцев, Советов и передала новому поколению белорусов.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Степанида Алексеевна живет в деревне Доропеевичи, Малоритского района. Домик небольшой, но уютный. Комнаты украшены домоткаными рушниками, занавесками с узорами и орнаментом, а в спальне напротив телевизора стоит ткацкий станок. За ним бабушка проводит каждый будний день. Сейчас она ткет юбку. Бабушка работы не боится. Закончит юбку и вновь заправит станок нитями. Пока у бабы Стэпы есть силы, кросны будут работать:

«Мыни нравыцця. Я могу сыдиты и дэнь, и нычь».

«Ткаты пэрэсталы, як сталы платыты в колхозах»

Степанида Алексеевна ткала с детства. Научила ремеслу ее мама, а та получила знания от своих родителей. Как говорит собеседница, ткали раньше от бедности — денег на одежду не было. Ждать новую юбку или сорочку приходилось долго:

«Лен си́ялы, стэлылы його, потом його тэрлы, потом його трэпалы, потом його чэсалы, а потом ужо пралы <…>. Покыль до сурочки дойдэ, то знаешь, трэба цилэ лито, год прымэрно», — рассказывает Степанида Алексеевна.

По словам бабы Стэпы, на одежде вышивали орнамент, но чисто из декоративных целей. Сакрального смысла в узоры не вкладывали.

«Ты знаеш, тэпэр грамотные, то прыдумалы. А тоди былы безграмотны и ничого такого не було. Алэ вышывалы, каб на кажном узоры бул крэстык. Крэстыком защищалысь», — объясняет собеседница.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

От самотканой одежды на селе начали постепенно отходить после того, как у людей появились деньги.

«Ткаты пэрэсталы, як сталы платыты в колхозах. Хай копийки, но платылы. И вжэ чоловик мав, за што купыты (одежду. — TUT.BY). Тому шо гэта бул труд на цилый год. <…> Но нэ в кожного булы грошы купыты, и все равно люды шэ ткалы», — вспоминает Степанида Алексеевна.

За ненадобностью некоторые рубили кросны на дрова, другие оставляли, чтобы ткать рушники, мешки, ковры, накидки. Баба Стэпа своему ткацкому станку простаивать не давала. То и дело присаживалась на узкую скамеечку и пускала челнок между нитками.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/скачать видео (6.38 МБ)

 

 

«В голову нэ идэ тая вучоба, а ткаты вмие»

В 2001 году в Малорите появился центр народного творчества, сотрудники которого поставили перед собой задачу сохранить самобытную культуру региона. Здесь создали несколько кружков по интересам, пригласили народных умельцев, которые учились мастерству из первых рук: дедушек, бабушек, отцов и матерей.

«Мнэ вжэ був 71 год. Позвонылы мне з Малорыты и кажуць: «Ходитэ. В нас ткачэство, а нэма ткачыхи». Там в их булы з Замшан (деревня возле Малориты. — TUT.BY), алэ яны их покынулы, бо старыя. Я кажу: «А якыя воны старыя, скильки им лит?». Кажуць: «70». То я кажу: «А мнэ вжэ 72», — говорит Степанида Алексеевна.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Так усилиями местных бабушек при поддержке сотрудников районного отдела культуры местные традиции ткачества не пошли в топку вместе с кроснами, а сохранились и были успешно переданы новому поколению белорусов. В местной школе также открылся кружок по ткачеству, в котором занимаются детки. Станков в группе два: на одном ткет Степанида Алексеевна или ее дочь, а на втором занимаются по очереди школьники.

«Просяць: дайтэ мамы подарымо рушника на 8 Марта. Кажу: „Вытчытэ самы, я вам ткаты нэ буду“. То стараюцця ткаты. <…> Любяць воны ткаты. Ёсць хлопчык, якому в голову нэ идэ тая вучоба, а ткаты вмие. И если захочэ и нэма тых дэвчат, то натчэ и 20, и 30 сантимэтрув», — делится собеседница.

«Быв в нас Павел Латушко»

Помимо занятий в кружках, к бабе Стэпе часто обращаются с индивидуальными заказами: выткать национальный костюм, сорочку, фартук, вышиванку, рушники на праздник. У самой Степаниды Алексеевны полный шкаф аутентичной одежды. Есть в коллекции и старинный костюм, который был выткан около 150 лет назад.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Степанида Алексеевна в старинном национальном костюме.

«Быв в нас Павел Латушко (на тот момент министр культуры Беларуси. — TUT.BY). Я выткала рушники. Прынэслы того рушника подарыты йому. Вин такы довольны кажа: «А сколько ж вам плацяць». А я кожу: «Сколько плацяць, стылько плацяць. Я на грошы не зайздрона». А ён кажа: «То, можа, мы пра вас фильм здымэм?» Я кажу: «То здымайтэ», — рассказывает бабушка.

Фильм о бабе Стэпе сняли. И не один. Хотя сколько бы ни снимали, все мало. Народный мастер продолжает учить детей старинному ремеслу, помогает всем, кто к ней обращается, и по мере сил и возможностей популяризирует ткацкие традиции предков.

Уходить на покой Степанида Алексеевна не собирается.

«А хиба шо, мныго лит мни?» — смеется баба Стэпа.

,