Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


— Веселая или строгая, неважно. Главное — доброе сердце, — описывает бабушку мечты Петр Иванович Докунов. Дедушке 76 лет. Живет он в отделении круглосуточного пребывания в деревне Гаек, что недалеко от Минска. Несмотря на возраст, на здоровье не жалуется, мастерит стулья, вскапывает грядки и веселит шутками-прибаутками здешних постояльцев. И все вроде бы отлично, вот только мечтает дедушка встретить бабушку, которая смогла бы забрать его к себе в дом. Желательно в деревню. За это обещает не ворчать, по хозяйству выручать и даже украинский борщ готовить. Недавно Ромео взялись помогать волонтеры и разместили его историю в соцсетях. Волна «лайков» и репостов пошла, но Джульетты все нет. И тогда к делу подключился TUT.BY.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

У входа в отделение стоит скамейка, ее Петр Иванович сделал сам. Пожалел бабушек, которые трижды в неделю приходят сюда к автолавке закупаться. На этой самой лавочке и встречаемся. С первых минут ясно: человек перед нами общительный, и намерения у него серьезные.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— В отделении я год, мне тут очень хорошо, но скучновато. Руки к работе привыкли, а здесь ее немного. Вот месяцев восемь назад и решил найти деревенскую бабушку, которой помощник нужен. В газете «Друг пенсионера» увидел рубрику «Хочу познакомиться», стал звонить. Одной набираю, а она: «У тебя машина есть?» Другой: «А почему у тебя такая пенсия маленькая?» Так я и остался один. Ну, а как мне эту половинку искать? Нельзя же выйти на деревню и кричать: «Кто тут пойдет за меня замуж?!».

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/скачать видео (2.35 МБ)

Звучит это все, конечно, весело, но в какой-то момент разговор вдруг становится грустным. Говорить об одиночестве Петру Ивановичу сложно, как и рассказывать, почему оказался в отделении. Он переводит взгляд в сторону, в пол и через «не могу» продолжает:

— До этого я 15 лет с женщиной жил, познакомились, когда у них в деревне дом людям помогал строить. Она в ларьке торговала, и я все к ней за простыми карандашами бегал. Слово за слово, пожаловалась, что у нее в коттедже в подвале вода стоит и трещина по стене пошла. Исправил все, так и сошлись. Дом этот она позже детям оставила, а мы переехали в ее родительскую квартиру. 15 лет прожили, а потом обстоятельства так сложились, что коттедж продали, и дочка с внуками к нам переехала. Тут мне и сказали: «Иванович, ищи квартиру, ты нам мешаешь».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Так Иванович оказался в отделении. Забрал вещи, столярные инструменты и уехал. Тут ему под небольшую мастерскую даже помещение выделили.

— Идем покажу, убедитесь, что не бездельник, — он торопится, мы за ним.

«Переехал сюда, все окрестности обошел: нужно же понимать, что да как»

В кирпичной неотапливаемой постройке у него свой уголок. Самодельный столик, на нем кусок доски, а точнее часть будущего стула. Рядом лопата — снег чистить, и грабли стоят — все дело рук того же Ивановича.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Грабли из рогатины, что в лесу отыскал, сделал, а лопату — из фанеры, что на месте бывшего деревенского склада валялась, — по-хозяйски объясняет Петр Иванович. — Я, когда сюда переехал, все окрестности обошел. Ну, а как иначе?! Нужно же понимать, что где да как. Зимой, кстати, лопата очень пригодилась. Чтобы не скучать, просыпался в шесть утра и выходил территорию возле отделения чистить. Пока работники придут, я уже с дорожками разберусь и дальше потихоньку копаюсь.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сидеть без дела Иванович не может и сейчас. Берет лобзик, начинает вырезать стул. Говорит, работать стал с 14 лет. Отец не вернулся с фронта: матери приходилось помогать. Записался с ней на кирпичный завод, где тачкой подвозил топливо. Но выживать было сложно, и спустя год семья из Костюковичского района переехала к родственникам на Кубань.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— А я здоровый был, устроился на молокозавод, — улыбается, словно в молодость вернулся. — Мне сразу тройку лошадей выделили и задание дали — молоко с фермы на завод возить. Бидоны хоть и считались тяжелые, но мне — как пушинки. Я же штангой занимался. Ну как штангой… На трубу нацепил колеса с вагонеток, которые там бесхозно валялись, — вот и инструмент. Утром побегаю, покачаюсь — и за дело. А хлопцы смеются, мол, мало «бэйбас» устает.

После армии, где на Ладоге служил матросом, остался в Ленинграде, женился, родилась дочь. Но семья распалась, и Иванович вернулся в Беларусь. Работал на шабашках, в домах, которые строил, там и жил.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— У меня отец столяром был, поэтому я и корзину сплести могу, и стол, и стул, и наличники резные вырежу, — продолжает. — Если вдруг у бабушки забор просел или крыльцо подгнило, все исправлю. И огород вскопаю. Идем покажу, где мы возле отделения грядки сажаем. Там и лук, и огурцы сеем. Весной я часть вскапываю, а летом часто поливаю.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Если радикулит, то я и спинку потереть могу»

Часа два, сколько мы уже общаемся, Иванович старается перечислить все, что умеет. Но происходит это как-то без хвастовства. Скорее с надеждой, что кто-то его все-таки прочувствует, оценит и заберет.

Ехать к своей спутнице он готов в любую часть Беларуси. Главное, мечтает, чтобы в деревню, туда, где тихо.

— Петр Иванович, а если откликнется бабушка старше вас? — напрашивается вопрос.

— А какая разница, главное — человек хороший. А если еще поговорить любит, то мы с ней точно сойдемся, — особых критериев к спутнице у него нет. — А если радикулит у нее, то я и спинку потереть могу.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Он на секунду замолкает и снова опускает взгляд:

— Одного боюсь, чтобы женщина не ворчунья была. Я же спокойный. Совсем не пью и в еде непривередливый, что есть, то и хорошо. Люблю, правда, напиток из чайного гриба: он и вкусный, и для здоровья полезно. Переживаю, если бабка вдруг сварливая окажется, не знаю, смогу ли ей противостоять. Мне же из ее дома идти будет некуда.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Но грустная тема быстро уходит. Иванович берется за шутки, словно оберегая себя от дурных мыслей. Он, кажется, на сто процентов уверен: женщина найдется.

— Многие, думаю, будут бояться чужого мужчину в дом пустить. Но я человек порядочный, — говорит как есть, и пусть звучит нескромно.

Работники отделения готовы подписаться под каждым его словом. Все тут верят, у дедушки все получится, хоть и расставаться с ним не хотят. Смеются, если невест окажется много, готовы даже кастинг провести, потому что кандидат у них достойный.

В жизни, ясно, случаются разные обстоятельства, никто, кроме Петра Ивановича, не знает, почему он остался один. Но то, что было, в прошлом, и если найдется бабушка, которой наш герой интересен в настоящем, набирайте 8 (017) 504−21−63. Желательно после 18.00, и к телефону спрашивайте Ивановича.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

,