• Другие новости

Новость дня


Беларусь осталась последней страной не только в Европе, но и на постсоветском пространстве, где до сих пор не отменили смертную казнь или не ввели на нее мораторий. Сегодня эксперты из разных стран на международной конференции в Минске попробовали уладить разногласия по данному вопросу. И как бы политики и дипломаты ни пытались снять политический налет с темы, исключительная мера наказания остается одним из камней преткновения в отношениях официального Минска и Европы. Возможно, где-то и предметом торга. Хотя официальные лица этот факт всячески отрицают.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Спецпредставитель ЕС по правам человека Ставрос Ламбринидис и депутат белорусского парламента Николай Самосейко

— С точки зрения международного права применение смертной казни универсально не запрещено, — сразу озвучил позицию Беларуси замминистра иностранных дел Валентин Рыбаков. — Мы не на базаре, и никакого торга с Европой по этому вопросу быть не может. Когда нас пытаются искусственно загнать в какие-то рамки, что без одного не будет другого, то нормального диалога с Европой не получится.

Правда, позже депутат и руководитель рабочей группы белорусского парламента по изучению смертной казни Николай Самосейко рассказал, что несколько лет назад наша страна была близка к введению моратория на применение исключительной меры наказания. Но помешала политика и события «Плошчы-2010».

— В 2010 году после диалога с ЕС мы действительно были близки к введению моратория. Но процесс не получил продолжения. После президентских выборов 2010 года позиция Совета Европы по Беларуси, введение санкций и приостановка совместных проектов послужила тому, что этот вопрос был в некоторой степени заморожен, — признался Николай Самосейко.

Между тем, по мнению белорусской стороны, недавнюю отмену санкций вряд ли стоит увязывать с отменой смертной казни.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Замминистра иностранных дел Беларуси Валентин Рыбаков и постоянный координатор ООН в нашей стране Санака Самарасинха

Представитель Парламентской ассамблеи Совета Европы Андреа Ригони даже намекнул, что отказ от исключительной меры может вернуть Беларуси гостевой статус в организации. Его наша страна лишилась после референдума 1996 года.

— Большинство белорусских граждан на референдуме 1996 года высказались за сохранение смертной казни. Нами этот факт игнорироваться не может и не будет. В том числе и в контексте диалога с нашими европейскими партнерами, — сказал заместитель министра иностранных дел Валентин Рыбаков.

— Европа ждет от Беларуси политического решения. Но мы будем решать все, исходя из своих интересов. Возвращение статуса спецприглашенного — это хорошо, но вторично, — добавил депутат Николай Самосейко.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Председатель рабочей группы белорусского парламента по изучению смертной казни как инструмента наказания Николай Самосейко

Карел Шварценберг раньше возглавлял МИД Чехии. Сегодня дипломатического статуса у него уже нет, поэтому он не сильно старался подбирать политкорректные выражения.

— Если общественное мнение противоречит правам человека, то мы должны все равно принимать правильное решение. В случае, когда вы продвинулись в своем развитии до того, что по-прежнему готовы убивать, то здесь мне нечего сказать, — заявил Шварценберг.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Бывший министр иностранных дел Чехии Карел Шварценберг

На голосовании по резолюции ООН о моратории на смертную казнь Беларусь традиционно воздерживается. Если верить заявлениям официального Минска, то поддержать инициативу дипломатам не позволяет все то же общественное мнение: большинство наших граждан все-таки выступают за расстрел опасных преступников.

Правда, исключительную меру население поддерживает и во многих странах, где смертная казнь отменена.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Общественное мнение очень важно. Но его формируют лидеры нации, — заявил на конференции спецпредставитель ЕС по правам человека Ставрос Ламбринидис. — Важна еще и формулировка вопроса. Можно спросить: «Поддерживаете ли вы то, чтобы убили человека, который изнасиловал и лишил жизни ребенка»? Тогда вас, скорее всего, поддержат. Но можно добиться и обратной реакции, если задать вопрос по-другому: «Учитывая тот факт, что сто невиновных людей было убито по ошибке и мы не можем их вернуть, поддерживаете ли вы запрет на смертную казнь»?

В последнем вопросе представитель ЕС использовал реальные цифры по ошибочным смертным приговорам, вынесенным в США. Ламбринидис обратил внимание на то, что применение исключительной меры наказания не дает возможности исправить судебные ошибки.

— Цивилизованное общество не только хочет наказывать виновных. Ему важно выполнить и то обязательство, что невиновные не будут наказаны. Смертная казнь, как и любая другая форма наказания, налагается людьми — судьями. В процессах есть свидетели, юристы, прокуроры… Ни одна судебная система в мире не является совершенной, поскольку ее работу обеспечивают люди, — привел аргументы за необходимость моратория представитель Евросоюза. — Подобная необратимость говорит за введение моратория или отмену смертной казни.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Спецпредставитель ЕС по правам человека Ставрос Ламбринидис

Ставрос Ламбринидис посоветовал политикам проявлять лидерство и не перекладывать ответственность за свои решения на людей.

В Европе были две массовые волны отказа стран от смертной казни: сначала после Второй мировой войны, потом после падения диктаторских или репрессивных режимов в 70−80-е годы прошлого века.

Так было и в Греции, откуда родом сам дипломат. Смертную казнь там применяли до 1974 года. Как раз тогда от руководства страной отстранили представителей диктаторского режима. Их ждал суд, который приговорил их к исключительной мере наказания. Тем не менее новый президент страны это решение отменил.

Ламбринидис помнит те события. По его словам, сначала общественность была возмущена, но через несколько недель мнение изменилось. Люди, наоборот, гордились тем, что смогли покарать преступников, не опустившись до их уровня.

— Человеческое достоинство даже того, кто совершил ужасно жестокое преступление, должно сохраняться. Общество часто с этим не согласно, когда речь заходит о преступниках, совершивших изнасилование, убийство маленького ребенка или теракт. Я понимаю этих людей. Но давайте на секунду забудем о достоинстве преступника, а задумаемся о своем. Я лично отказываюсь убить даже самого страшного убийцу в мире, потому что не позволю убийце превратить в убийцу меня, — уверен представитель ЕС по правам человека.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Белорусский депутат Николай Самосейко напомнил исторический контекст, в котором белорусы поддержали смертную казнь. Это были лихие девяностые: с экономическими проблемами и разгулом преступности. Плюс не было альтернативы этому наказанию: пожизненное заключение появилось в Уголовном кодексе лишь в 1997-м.

— И в таких условиях смертная казнь была сдерживающим фактором для дестабилизирующих процессов, — уточнил депутат.

Европейцы не согласны с таким объяснением. В качестве доказательства они приводят данные исследований, которые показывают, что нет прямой связи с применением смертной казни и снижением уровня серьезных преступлений. В некоторых регионах тенденция вообще обратная.

Николай Самосейко заверил, что белорусский опыт это опровергает.

— У нас за последние годы сократилось количество лиц, осужденных за совершение убийства при отягчающих обстоятельствах. А за последние десятилетия смертная казнь выносилась только за подобные преступления, — озвучил данные депутат.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

По закону, чтобы полностью отменить смертную казнь в стране, нужен референдум. Для моратория достаточно решения президента или парламента.

— В Беларуси сейчас речь может идти о введении моратория как временной меры. Но мы должны попробовать и хотя бы на год остановиться, — предложил представитель ПАСЕ Андреа Ригони.

— Мы можем сегодня вынести этот вопрос на обсуждение в Овальном зале, но я не гарантирую, что он будет решен положительно. И это будет лишь шаг назад. И еще мы не можем отмахнуться от общественного мнения, которое в настоящее время поддерживает смертную казнь, — ответил белорусский депутат Николай Самосейко.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Представитель ПАСЕ Андреа Ригони

Европейские дипломаты говорят о том, что смертная казнь в мире сегодня, скорее, исключение, нежели правило. И Беларусь должна пойти тем же путем.

— Никто не говорит, что в странах, где нет смертной казни, нет и серьезных преступлений. Нельзя позволять убийцам превращать в убийц вас, — эмоционально высказался спецпредставитель ЕС по правам человека Ставрос Ламбринидис. — Преступники пытаются залить этот мир кровью. Они пытаются принудить нас к насилию и мести. Они пытаются стащить всех до их уровня. Но обязательство всех цивилизованных государств — сказать им «нет».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сегодня в Беларуси приводится в исполнение по одному-два смертных приговора в год. Исключительная мера наказания не применяется к несовершеннолетним, женщинам и мужчинам старше 65 лет.

То, что смертная казнь в Беларуси когда-то будет отменена, прописано в законодательстве: Конституции и Уголовном кодексе. Там исключительная мера наказания называется временной. Но когда придет то самое время, никто прогнозировать не берется.

— Вопрос отмены смертной казни белорусы должны решать самостоятельно. Но международное сообщество готово оказать поддержку и поделиться опытом, — считает постоянный координатор ООН в Беларуси Санака Самарасинха.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY