Политика
Экономика и бизнес
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930311234

Общество


В мае Леониду Сычеву стукнет уже 75, а он до сих пор никак как будто не может избавиться от старой привычки каждый день приходить на работу в Бобруйское УВД. Правда, сейчас, вместо прежнего просторного кабинета начальника, у него, председателя ветеранской организации, лишь маленькая комната на втором этаже. Бывший милиционер одет «по гражданке». Китель, увешанный орденами и медалями за 23 года службы, аккуратно висит в домашнем шкафу. Форму мужчина теперь надевает лишь по праздникам.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

В родном Бобруйске Леонида Никитича знает чуть ли не каждый второй. И это тот самый случай, когда милицейское прошлое лишь добавило ему авторитета.

— Нужно понимать, что в городе все равны, независимо от того, есть у тебя погоны или нет. И я своим сотрудникам всегда говорил — нужно работать на совесть. Ведь вы не все время будете в форме ходить. И после службы вы будете встречаться с людьми на улице. И не нужно допускать того, чтобы им приходилось переходить на другую стороны улицы, только бы с вами не поздороваться. Это самое страшное, — учит молодежь Сычев.

Сам ветеран на работу в милицию попал случайно, в 1980 году. До того был партийным работником и курировал работу органов внутренних дел, прокуратуру, суды.

Но в конце 70-х проверять, как он сам говорит, «его партийные организации» приехала союзная прокуратура — и нашла в милиции кучу «висяков» и скрытых дел. За это почти весь личный состав лишился погон.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Меня пригласили тогда в горком партии и говорят: «Надо тебе в милицию». Я начал отказываться. Но они сказали, что если я не пойду добровольно, то меня просто направят принудительно. Мне ничего и не оставалось, — вспоминает Леонид Никитич. — Я вернулся домой тогда и жене с порога: «Знаешь, я сегодня ушел человеком, а вернулся милиционером». Но это я просто по-доброму шутил.

Сычева назначили на должность замполита и поручили усилить личный состав. Правда, после скандального разбора полетов в горотделе мало кто из гражданских хотел надевать погоны. Чтобы мотивировать молодежь, Леонид Никитич договорился с исполкомом о служебном жилье для своих сотрудников.

— Мы старались видеть в сотрудниках человека. Ведь все — и хорошее, и плохое — делает сотрудник. Это нужно понимать и принимать: кого-то похвалить, кого-то мотивировать, с кем-то провести профилактическую работу, — говорит бывший милиционер. — У нас был принцип: нельзя унижать сотрудника. Если руководитель переступает черту и переходит на хамство, то он как начальник себя изживает. Ведь он же дурной пример подает подчиненным.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

В рассуждениях о том, почему простые люди чаще не любят сотрудников милиции, Леонид Никитич сначала из соображений корпоративной этики заступался за коллег.

— Никто никогда не признает, что его брата или свата посадили за дело. Все будут говорить, что это «менты» такие-сякие…

Но потом все же признается: иногда и сами милиционеры дают повод себя не уважать.

— Что греха таить. Работники милиции сами себя подставляют порой: несвоевременным рассмотрением заявлений, плохим расследованием, сокрытием фактов, — грустно говорит Сычев. — Бывает и некомпетентность. Некоторые думают, что форма наделяет их вседозволенностью, и позволяют грубить и разговаривать с людьми на «ты». Это вопросы личной культуры каждого, но из таких мелочей и складывается образ милиции общий.

Леонид Никитич вспоминает, что они в свое время придумали, как решить эту проблему: прикрепили к каждому участковому и патрульному милиционеру народного дружинника.

— Во-первых, это дисциплинировало самого сотрудника: он уже не будет ни хамить, ни совершать противоправные действия. С другой стороны, защищало самих милиционеров от провокаций. Ведь в деле появлялся дополнительный свидетель, — делится опытом бывший сотрудник УВД. — Чтобы повысить статус милиции, нужно быть более открытыми перед людьми.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

По словам Леонида Никитича, далеко не все приходят на службу в милицию с желанием сделать мир лучше. Есть в органах и случайные люди, которые своим поведением и портят общее впечатление о людях в форме.

— Тех, кто может выдержать работу милиционера, мало. А хороших сотрудников — еще меньше. И таких нужно уважать, — говорит Сычев.

Расхожее мнение о том, что работники МВД получают «слишком много незаслуженных льгот», Леонида Никитича обижает. Ведь, по его словам, сотрудник милиции каждый день рискует своим здоровьем, а иногда и жизнью. Да и то, что каждый день приходится пропускать через себя горе других, здоровья не добавляет.

— Знаете, некоторые до своей льготной пенсии и не доживают. Праздников нет, выходных тоже, ночью могут вызвать на задание… Это постоянные стрессы. Я вот уже лет тридцать не могу забыть один случай. Я приехал на пожар, а там из дома вынесли три детских трупика. Так они у меня до сих пор перед глазами, — вспоминает Леонид Никитич. — Здесь у тебя, с одной стороны, вместо сердца должен быть камень. Но и с каменным сердцем в милиции тоже нечего делать — ты человека не поймешь. Поэтому нужно находить компромисс. Это сложно.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Леонид Сычев уверен: бывших милиционеров не бывает. Он шутит, что даже после увольнения «звезды остаются пришитыми к телу». Сегодня он — председатель ветеранской организации Бобруйского УВД, потому что и после выхода на пенсию «совесть не позволила оставить работу в милиции».

— На годы моей службы пришелся и Афган, и Чернобыль… И мне приходилось отправлять туда ребят. Сейчас они пенсионеры, некоторые там получили инвалидность. И мне неудобно, что я их отправлял, а сам здесь оставался. Но меня руководство не отпускало, — рассказывает Леонид Никитич. — Я в какой-то мере в долгу перед этими ребятами. И я с ними буду, пока будет позволять здоровье. Боюсь, что если останусь в стороне, то на меня люди будут пальцем показывать.

Но сегодня все совсем наоборот. Леонид Сычев в Бобруйске — уважаемая личность. И местные, даже никак не связанные с органами внутренних дел, признают, что если бы в милиции все брали с него пример, то престиж людей в погонах был бы куда выше.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY