/

Перед Международным женским днем — 6−7 марта — в лесах и полях Минской области состоится приключенческая гонка «Зимнее о’Ливье». Мы провели с организатором гонки Алексеем Томашевым целый день, нашагали по еще заснеженному лесу 29 километров и выведали все тонкости проведения массовых соревнований.

Мы из Минска отправляемся электричкой на 07.12, и до прибытия на остановку Мезиновка у нас есть еще почти полтора часа, чтобы посидеть над картой, уточнить маршрут и составить расписание: сколько времени мы можем себе позволить на тот или иной участок леса. И это не лишнее: темнеет все еще рано, надо успеть выполнить побольше задач.

Вскоре после захода в лес мы сталкиваемся с первой такой задачей. Алексею прислали фотографию двух отдельно стоящих камней в лесу и расплывчатое описание, как их найти, нечто вроде «пятая просека справа, затем вторая просека слева, далее просто по лесу примерно в сотне метров от перекрестка». Есть подозрение, что эти два камня могут оказаться капищем — языческим святилищем. Отправляемся искать нужную просеку, быстрым шагом проходя их перекрестки. Каждое ответвление Леша помечает на схеме: карта для ориентирования должна быть максимально точной.

Пока что мы «бежим» по старой спортивной карте тридцатилетней давности, которая немного захватывает нужный нам лес. Но за долгие годы карта сильно устарела: появились новые тропинки и просеки, делянки-вырубки и даже дачный поселок. Поэтому схема нуждается в уточнении и «дорисовывании». Что-то Леша дополнил, детально изучая космический снимок и сопоставляя его с картой; что-то приходится пробегать вживую и потом переносить трек с навигатора на бумагу. Опыт картографии у Алексея есть: он рисовал карту для позапрошлогодней гонки «Курганы Славы». Так что теперь все пометки делает буквально на бегу. Кстати, спортивные карты отличаются от обычных туристских или топографических: лес «залит» не зеленым, а белым цветом; зеленый же цвет — участки худшей проходимости, перелески, а оранжевый — поля.

Два нужных камня мы так и не находим: то ли описание локации было не точным, то ли за годы камни увезли, то ли мы оказались не такими способными. Зато находим другую цепочку камней, выстроенных чуть ли не в ряд. Они лежат на границе леса и перелеска. На одной из довоенных карт на месте перелеска обозначено поле. Предполагаем, что во время запахивания этого поля камни свозили на опушку; а когда поле забросили, на нем выросли деревья, и камни теперь оказались зажатыми лесом.

Фото: Александр Лычавко, TUT.BY

Вполне возможно, что и два искомых нами камня тоже окажутся не капищем, а сельскохозяйственными «ископаемыми», так что от дальнейших поисков приходится отказаться. Тем более что и отведенное на них время заканчивается.

Дальше мы идем по лесной тропе к старому кладбищу. Это кладбище было при деревне, которая еще нарисована на карте 1933 года, а на карте 1978-го — уже отсутствует. Сейчас же на этом самом месте выросло нечто вроде коттеджного поселка или чьей-то огромной дачи с несколькими домами. Но вот от кладбища не осталось решительно ничего: даже ни одного камня найти не удалось. Впрочем, это нас не сильно расстраивает: мы знаем, что неподалеку можно найти руины погранзаставы.

Леша объясняет, почему для соревнований решил выбрать именно этот район:

— На меня большое впечатление произвели публикации Игоря Мельникова и этнографические исследования Глеба Лободенко о пограничье 1939 года. Эти люди много делают для сохранения нашей истории и развития культуры — гораздо больше, чем иные чиновники. После того как у меня засела в голове эта информация, остальное сложилось как мозаика: на сайте я прочел о ДОТах, карта для спортивного ориентирования клуба БГУ стала мне хорошим подспорьем в камеральных работах, а водяными мельницами я интересовался и ранее. В итоге у меня набралось достаточно материала для проведения гонки. В процессе исследования этого района я обнаружил и много других интересных объектов.

Само название — «Зимнее о’Ливье» — указывает на территорию соревнований: мультигонка пройдет в ближних и далеких окрестностях деревни Ливье. Деревня эта, в свою очередь, тоже неспроста названа. Топонимический словарь объясняет ее имя так: «Вероятно, этноним (народ ливы, от этого Ливония, Ливонская война и т.д.). В русских летописях значится под названиями ливь, либь, любь. Несомненно, территория расселения ливов была раньше гораздо больше современной». Приключенческая гонка — это не просто с компасом бегать, это еще и историю узнавать.

Сейчас мы как раз идем искать руины заставы, расположенной вблизи старой польской границы. О существовании этой заставы мы знаем благодаря старым картам. Конечно, самих зданий наверняка не осталось: все-таки прошло уже три четверти века. Но хоть что-то, пригодное для постановки точки на дистанции, можно будет найти. После нескольких минут прочесывания зарослей находим остатки фундамента. Не зная, что это такое, можно было бы пройти и внимания не обратить на это небольшое возвышение.

Фото: Александр Лычавко, TUT.BY

Вокруг него видны относительно свежевыкопанные ямы. Леша считает, что это «черные копатели» могли ходить тут с металлоискателем и пытаться найти клады: оружие и другие ценные вещи. Не только спортсмены любят изучать старинные карты.

Дальше мы идем к реке, где когда-то был проезжий мост. По пути надо исследовать одну небольшую горку: место примечательное, и там стоит сделать контрольный пункт. На вершине горы обнаруживаем какую-то нору, а в норе — кусок кирпича и древесный уголь. Леша ложится на землю, просовывает руку в отверстие и начинает доставать один за одним несколько кусков кирпичей и угля.

Фото: Александр Лычавко, TUT.BY

Возможно, когда-то давно здесь стояла одинокая избушка, от которой осталась только печь, да и та уже давно оказалась погребенной под землей. А может, просто была отдельная печка для чего-либо. Или самогонный заводик. Определенно сказать нельзя, но то, что тут был какой-то очаг, — это точно.

Во время перекуса Леша показывает свои навыки в еще одном увлечении: балансировка камней (rock balancing). Суть упражнения описывается просто: установить камни друг на друга так, чтобы они не падали. При этом предпочтительно камни именно ставить, а не класть. То есть, если он продолговатый — то поставить его нужно «на попа» — на острый конец. Повозившись, можно найти такую точку, в которой камень «устаканится».

Фото: Александр Лычавко, TUT.BY

По словам Леши, для «каменных» тренировок он искал старые водяные мельницы, часть из которых теперь станет контрольными точками в соревнованиях.

Всего организаторы рассчитывают успеть «заготовить» сто контрольных точек. Пока что готово две трети из них, но до старта соревнований еще остается время. Всего над постановкой заданий и работой «в поле» работают девять человек. Сегодня, чуть позже, к нам присоединятся дизайнер дистанции Екатерина Пестова, дизайнер технических этапов Валентина Дорошко и секретарь Владимир Маковский. Если попытаться сосчитать все время, которое организаторы потратили на полевые вылазки, то получается примерно 25−30 человеко-дней. Иными словами, будь организатор один, ему бы пришлось в одиночку целый месяц ходить по лесам и полям. Компанией, конечно, получается быстрее, да и безопаснее: сегодня мы еще будем осматривать ДОТы, и там нужно иногда использовать веревку. Ко времени, потраченному на ходьбу по лесам, нужно добавить еще примерно месяц, который организаторы провели, изучая карты и сайты и обрабатывая полученный в ходе экспедиций материал: отрисовывали карты, систематизировали данные, готовили схемы этапов и т.д.

Спрашиваю, какие удачи и разочарования постигли организаторов во время их вылазок. Леша рассказывает:

— Самое большое разочарование — это снесенная год назад церковь в Найденовичах 1777 года постройки. Очень больно видеть, как разрушается наше культурное достояние, уродуются древние постройки, а государство отказывается вставать хотя бы на защиту нашего наследия, не говоря уже о реставрации. С другой стороны, очень приятно было при исследовании местности находить объекты, хранящие нашу историю, или особенно красивые точки. Но самое интересное и неожиданное — котлован недостроенного орудийно-пулеметного полукапонира. Согласно документам, в этой местности законсервировано семь объектов. До недавнего времени было известно о пяти из них. Во время одной из вылазок местные жители подсказали мне расположение котлована недостроенного ДОТа. Они мне объяснили, как его найти, и после некоторых блужданий я его обнаружил. Так что сейчас, с учетом котлована, известно уже о шести ДОТах. Возможно, участникам соревнований посчастливится найти и последний — седьмой ДОТ, или хотя бы узнать место, где его собирались построить.

Тем временем мы подходим к еще одной интересной точке — бывшей комендатуре, которая, как и осмотренные нами ранее руины погранзаставы, находится примерно в двух километрах от бывшей границы. Здесь мы обнаруживаем несколько фундаментов разной степени видимости, а вот от еще одного отдельно стоящего домика никаких следов нет.

Фото: Александр Лычавко, TUT.BY

Недалеко от просеки обнаруживаем вот такую штуковину — надо думать, тоже находка одного из «черных копателей».

Фото: Александр Лычавко, TUT.BY

Тем временем через заболоченный лес мы отправляемся осматривать доты. Какие-то из них видны с дороги, другие — спрятаны глубоко в лесу. Здесь к нам присоединяются Валя и Володя с Катей. В одном из ДОТов сделают технический этап: надо будет с помощью альпинистского снаряжения залезать внутрь и бродить по этажам. А может, и по крыше сооружения. Внутри ДОТов зияют провалы в полу, местами на нижние этажи нет скоб-трапов (лестниц). В одном из нижних помещений стоит вода, в другом ДОТе вода есть только в колодце. Зарисовываем план внутренних помещений ДОТов и тщательно помечаем на нем все отверстия, выходы, лестницы и проемы: дизайнер технических этапов Валя потом продумает, как сделать этот «камерный» этап не только сложным, но и интересным, на квест похожим.

Фото: Александр Лычавко, TUT.BY

Фото: Александр Лычавко, TUT.BY

В гонке будет несколько категорий (классов) — каждый может выбрать себе по силам. Контрольное время в разных категориях — от 8 до 24 часов. Если вы выбрали Про-класс на 24 часа — то не значит, что надо непременно бегать и на велосипеде ездить целые сутки: все 100 контрольных точек посещать необязательно, — кто-то может пройти лишь необходимый минимум и успеть раньше дедлайна.

— В Трек-классе контрольное время — 18 часов, и мы считаем, что за это время участники «намотают» более 50 километров пешком, хотя можно будет и ограничиться только самыми интересными точками и пройти 35 км за 8−10 часов, — рассказывает дизайнер этапов Катя. — Часть контрольных пунктов на дистанции имеют определенный исторический и культурный контекст. Участие в велоэтапах не означает, что будешь только по дорогам и тропинкам ездить: по чаще и вдоль лесных ручьев побегать тоже придется. На пеших этапах разрешено пользоваться лыжами. Сейчас мы об этом говорим с легкой улыбкой, но ведь буквально накануне гонки все может кардинально измениться и завалить снегом все окрестности.

На маршруте будут три пункта, где участники смогут увидеть судей: это базовый лагерь, судейский пункт и технический этап в одном из ДОТов. В базовом лагере организаторы приготовят горячий чай для участников, а на судейском пункте обещают еще и накормить.

Намотав по лесу почти три десятка километров, мы выходим на лесную опушку, где почти 80 лет назад проходила граница. Где-то здесь стоял пограничный столб № 745, речка Волка еще не была превращена в канал, а деревня Живица стояла на правом ее берегу. Остальные деревни в окрестностях уцелели, и в самой крупной из них — Полоневичи — 6 марта, в 10.30, будет дан первый старт соревнований «Зимнее о’Ливье».

Фото: Александр Лычавко, TUT.BY
Валентина Дорошко стоит в буржуазной Польше, а Алексей Томашев — в Советской Белоруссии. Прямо между организаторами проходит бывшая государственная граница СССР
{banner_819}{banner_825}
-10%
-50%
-20%
-20%
-10%
-14%
-50%
-50%
-50%
-50%
0063408