Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Дмитрий Умпирович,

Озера Вослепно и Выдрица расположены в одной части Городокского района, но словно с разных планет. Вослепно затеряно в лесу, но мы добрались к нему даже тогда, когда снега было по колено — по расчищенным тропинкам. Выдрица — образец запустения и бесхозяйственности: груды мусора, заросшие берега. Пару лет назад от этого водоема отрекся хозяин. Не потянул новые арендные ставки. Почему арендаторам не интересны озера? Ответы на этот вопрос искала «СБ Беларусь Сегодня».

Десять лет назад на арендаторов едва ли не молились. Придет, мол, хозяин — и сбросит местная власть бремя забот о водоемах: следить за порядком, бороться с браконьерами, облагораживать, зарыблять будет кому и без нее. Но потом арендаторов стали считать едва ли не захватчиками. Впрочем, подобный имидж они создали себе сами: конфликтовали с рыбаками из окрестных деревень, едва ли не подчистую вычерпывали рыбу, а о собственных обязательствах забывали.

В 2013-м таких хозяев призвали к ответу — постановлением Совета министров повысили арендную плату. С символической и непоколебимой в течение едва ли не 7 лет ставки в 2 с небольшим тысячи рублей за гектар до суммы в 0,1-0,2 базовой величины. То есть сразу в несколько раз. При этом ужесточили санкции за обход законодательства. Облисполкомы, предвкушая возможность пополнить свой бюджет, эти ставки увеличили еще вдвое.

— Если раньше водоемы в нашей стране арендовали более 200 субъектов хозяйствования, то сейчас их количество сократилось на четверть. Цифры теперь такие: 142 арендатора и пользователя, Национальные парки в том числе, «присматривают» за 267 озерами общей площадью 83,2 тысячи гектаров (это около 54% от общей площади), а также участками рек и каналов длиной в 1100 километров, — приводит данные заместитель директора Института рыбного хозяйства Национальной академии наук Владимир Костоусов.

Специалисты уверяют: в первую очередь отсеялись те, для кого содержание водоемов было «добровольно-принудительной» повинностью и кто смотрел за ними по остаточному принципу — сельскохозяйственные предприятия, лесхозы, ПМС. Выжить в условиях возросших требований должен был сильнейший, самый добросовестный. Только, увы, в набат стали бить и такие.

Ухоженное озеро Вослепно — в аренде у Лужеснянской сортоиспытательной станции плодово-ягодных культур. К его директору Леониду Шитику, заверили в Городокской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира и районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды, претензий нет. Наоборот, замечают там: все бы были такими же ответственными! Станет ли кто-то еще гнать за 70 километров технику в лес, чтобы расчистить 20 километров лесных дорог, везти дрова, постоянно обкашивать берега?

Озеро Вослепно вскоре может остаться без хозяина. Арендатор Леонид Шитик переживает - убытки

Но и этот облюбованный рыбаками водоем площадью 185 гектаров вскоре может остаться бесхозным. Причину Леонид Шитик характеризует лаконично: убытки. По предварительным подсчетам, они составят около 10 млн рублей в год:

— Большого дохода озеро не давало никогда. Пользу тем не менее арендаторы приносили немалую: создавали рабочие места, загружали заказами рыбозаводы — закупали у них мальков на зарыбление. Вот мы, например, только в прошлом году потратили на эти цели 15 млн: в Вослепно появились карп и толстолобик. Добились того, чтобы озеро стороной обходили браконьеры.

Но мое озеро относится к категории лещево-судачьего — это самый дорогой для арендатора класс водоема. Согласно рыбоводно-биологическому обоснованию я его должен зарыбить судаком — рыбой, которой в наших рыбхозах днем с огнем не сыскать. К тому же, увы, за 8 лет аренды судак мне не попался ни разу. Почему бы тогда Вослепно не перевести в разряд более «дешевого» водоема?

Неофициальным «хранителем» озера Вослепно можно назвать Григория Сивого, жителя ближайшей деревни Козловичи. Только что, расчистив рыбакам дороги и намотав десятки километров по заснеженному лесу, он припарковал трактор в своем дворе. О планах Леонида Шитика отказаться от аренды не знает, поэтому всем доволен:

— Больше же работать здесь негде: колхоз давно развалился, поблизости, правда, есть лесничество. Я и сам лесником был, но сейчас ноги подводят. Нам грех жаловаться. Директор не обижает: фрукты привозит, рыбу, солярку…

Водоемы кормят не столько арендаторов, сколько дают рабочие места жителям окрестных деревень. Задача Григория Сивого — расчистить дорогу для рыбаков

На более чем 150 городокских озер нынче осталось двое арендаторов. Угодья унитарного предприятия «Поозерье» — на озере Плав — тоже порадовали достаточно развитой инфраструктурой. Хозяева не скрывают: изначально — при заключении договора аренды на 10 лет — финансовые расчеты и требования к ведению рыболовного хозяйства показывали возможность получения прибыли, пусть даже и небольшой.

— В озеро Плав мы произвели финансовые вложения на перспективу: с целью сделать его рыбным и популярным. Оно зарыблено щукой и толстолобиком. При этом надо понимать, что зарыбление начинает себя экономически оправдывать только через 3 года. В дальнейшем планировали заполнить водоем белым амуром и обеспечить условия для зарыбления карасем и карпом.

Но кто же знал, что после заключения договора правила игры начнут меняться: не раз возрастет арендная плата, изменятся правила ведения рыболовного хозяйства, поменяется экономическое положение и так далее?

В результате мы еле сводим концы с концами, терпим убытки и не имеем финансовой возможности выполнить предъявляемые требования. Не позволяют установленные квоты на вылов рыбы, условия ее реализации и нынешняя ценовая политика. Казалось бы, в трудное время арендаторам должны помочь выстоять: дать возможность поддерживать водоем в порядке и сохранить рабочие места, но нет…

Что важнее: подойти к делу рачительно или любым способом пытаться ухватить лишнюю копейку? Как относиться к арендаторам: как к незаменимым помощникам или как к "рвачам"? Здесь, думается, нужен компромисс, как поддержать небогатых, но добросовестных. В КГК заверили: в первой половине года они совместно с Госинспекцией охраны животного и растительного мира при президенте вплотную займутся проблемами арендаторов.

Справка «СБ»

У одного из бывших арендаторов — ОАО «Витязь», которое в Городокском районе отвечало за крупное лещево-судачье озеро Вымно площадью 724 гектара, — редакция попросила калькуляцию доходов и расходов.

Минимальные расходы — 270 млн рублей: годовая аренда — 60 млн рублей; зарыбление (по квоте — 1 тонна в год) — 60 млн рублей; топливо на расчистку территории — 50 млн рублей; минимально возможная заработная плата — 2,1 млн рублей: 4 человека х 12 месяцев = около 100 млн рублей.

Максимальные доходы от озера, для которого установлена ежегодная квота вылова в 20 тонн рыбы, — 260 млн рублей: стоимость 10 тонн проданной рыбы, выловленной промысловым способом: 10 тонн х 20 тыс рублей = 200 млн; стоимость проданных путевок (для озера разрешена реализация 2 тысяч, ограничение улова — 5 кг на каждую): 2.000 × 30.000 (максимальная стоимость путевки для конкретного озера) = 60 млн рублей.

Вопросы ребром

Как выжить арендаторам?

Татьяна Титова, начальник отдела контроля за охраной и использованием объектов животного мира Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при президенте:

— Наши водоемы нужно использовать немного по-другому: они не настолько полны рыбой, чтобы получать доход от ее продажи. Поэтому на арендованных реках и озерах стоит развивать сопутствующие услуги, вкладывать еще и в инфраструктуру, разрабатывать "фишки", способные привлечь не только рыбаков, но и их семьи.

Чтобы аренда озер не была убыточной, специалисты советуют развивать вблизи водоемов инфраструктуру

Почему в рыбхозах не купить мальков судака, сига, сома, щуки и других видов рыбы?

Виктор Мельник, заместитель директора ГО «Белводхоз»:

— Этот вопрос решаем: реконструируем питомники. Щука и сом есть в рыбхозе «Днепробугский». Сом, правда, пока в небольшом количестве. Им только-только начали заниматься. Это перспектива. Начинаем на базе рыбхоза «Селец» эксперимент с выращиванием сига. Другое дело, что половозрелой рыба становится далеко не в первый год. Осетр, к примеру, — на восьмой. Белуга — еще позже. А вот карпом, белым амуром, толстолобиком обеспечим без проблем.

Если в водоеме не сыскать судака, можно ли скорректировать категорию озера?

Владимир Костоусов, заместитель директора Института рыбного хозяйства НАН:

— Это проблематично. Пересматривать тогда нужно Республиканскую комплексную схему размещения рыболовных угодий в целом и утверждать ее на уровне Совмина. К слову, если озеро лещево-судачье, это не означает, что судака там будет кишмя кишеть. Просто он здесь маркирующий вид. В основе же определения ставок — количество биомассы рыбы на гектар площади. В лещево-судачьем озере эта биомасса достаточно высокая и хорошего видового состава.

Судак — действительно выгодный вид, но озера в Городокском районе довольно бедные по кормовой базе, поэтому здесь его никогда не будет столько, сколько в Вилейском водохранилище, водохранилище Селец или озере Дривяты. И все же зарыбить Вослепно судаком можно: переселить его, скажем, из соседнего Вымно, взяв специальное разрешение Минприроды, как это делали в 1970-1980-е годы.

Читайте также:

Особенности платной рыбалки. Как в Новолукомле рыбаки воюют с новым арендатором озера