Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


На прошлой неделе президент раскритиковал белорусские учебники. Дети жалуются — сложно, педагоги возмущаются — нелогично. С учителями, родителями и репетиторами TUT.BY решил разобраться, что не так с отечественными книгами.

Фото читалелей
Фото Оксаны, мамы четвероклассницы. Снимок тренажера по математике за 2 класс.

Минчанка Оксана, мама четвероклассницы Иры, вот уже несколько лет собирает коллекцию из ляпов в школьных учебниках. Первый «экспонат» появился, когда дочка была во втором классе. Тогда в тренажере по математике им попалась вот такая задача: «Игорь съел 6 мандаринов, Света — на 1 меньше, чем Игорь, а Володя — 15. На сколько мандаринов больше съел Володя, чем Вера и Света?»

— А вот еще пример из недавнего, тоже математика: «Два прямоугольника имеют одинаковую площадь. Длина первого — 4 см, ширина — 3 см…», — продолжает мама. — А под условием иллюстрация: фигуры с длиной в 24 см. Как хочешь, так и понимай.

Скриншот из учебника
Скриншот из учебника по математике для 4 класса. с. 29. Книга выпущена в 2014 году.

— Вы еще биологию за 6 класс не видели, — не сдерживает эмоций минчанка Ольга. В ее семье две ученицы — старшая — в 11 классе, младшая — в 7-м. — В прошлом году меньшая, которая хорошо учится, приносит учебник: «Мама, помоги». Я вот до сих пор помню: в мое время биология начиналась с ботаники. Учили корень, стебель, цветок. А теперь органоиды, пластиды, цитоплазма. В параграфе, бывает, встречается около 10 новых слов. Разве можно их зазубрить, когда раньше никогда не слышал. А всемирная история за 6 класс. В разделах о культуре столько имен!

К слову, наставники истории в пример такой нагроможденности приводят учебники 11 класса. Темы — культура стран США и Европы, наука и культура в СССР и России.

Скриншот из учебника
Скриншот из учебника «Всемирная история Новейшего времени 1945 г. — начало XXI в.» Тема — «Наука и культура в СССР и Российской Федерации». с. 145. Книга выпущена в 2012 году.

Ольга не скрывает: учебники по некоторым предметам такие сложные, что в их школе сами учителя предлагают покупать российские пособия. Английский, утверждает собеседница, ни одна из ее дочек не учила по белорусским книгам.

— В русских лучше набор упражнений, материал шире и доступнее изложен, — уточняет она.

Учитель: «На днях разбирали текст о клонировании, он интересный, но вы представляете его лексику?!»

Алена Викторовна, учитель английского языка, которая вот уже 12 лет работает с детьми, с родительницей согласна лишь частично. В начальных и средних классах, говорит педагог, пособия часто дополнялись и переиздавались, поэтому ошибки в них исправлены и заниматься можно.

— А вот в старшей школе — похуже, — делится наблюдениями собеседница. — Мне кажется, эти книги пишут те, кто мало знает о жизни в школе. Пособия рассчитаны на сильных учеников, но из моего опыта: в группе из 10 ребят человека четыре часто слабые. На днях мы, например, разбирали текст о клонировании, он интересный, но вы представляете его лексику?! Тезаурус перед ним — слов пять. Раньше — начинается Unit, затем 20−30 новых слов и устойчивых выражений, потом текст.

— Среди профессиональных репетиторов давно считается дурным тоном готовить детей по школьным учебникам, — продолжает коллегу репетитор по физике и математике Евгений Ливянт. — И дело не в ошибках и ляпах. Это вообще меньшее из книжных зол. Пособие переиздали — ошибки исправили. Беда учебников в том, что они часто нелогичны, написаны каким-то научно-бюрократическим языком. Учитель их не сразу поймет, не то что ребенок. Физика 9 класса — это механика. Чтобы браться за материал, ученик должен знать, что такое векторы, как их складывать, искать проекции на оси. Раньше векторы дети изучали на математике, а на физике мы могли спокойно проходить нужные темы. А как быть теперь, когда понятие "вектор" из курса математики исключили?!

Задачи из архива Евгения Ливянта. По словам репетитора, несколько лет назад их предлагали решить пятиклассникам.

1. Найдите годовую амортизацию станка, если его стоимость составляет 300 млн р., плановый срок работы — 10 лет, плановые затраты на ремонт — 180 млн р., остаточная стоимость после 10 лет работы 32 млн р., расходы на демонтаж — 2 млн р.

2. Длина Янцзы на 509 км больше общей длины Цзялинцзяна, Ханьшуя и дважды учтённого Ялунцзяна, на 104 км больше удвоенной общей длины Ялунцзяна и Ханьшуя и на 4476 км больше длины Ялунцзяна. Найдите длины Янцзы, Ялунцзяна, Цзялинцзяна и Ханьшуя, учитывая, что общая длина Цзялинцзяна и Ханьшуя равна 2643 км.

Или вот еще пример из физики. Всегда существовала классическая схема изучения физики: 7−8 класс подготовительный курс, 9-й — механика, 10-й молекулярная физика и термодинамика, потом электричество и так далее. Так было и в советских учебниках, и в первых белорусских. Лет десять назад программу поменяли. И в 10 классе вместо молекулярной физики дети стали изучать сначала электричество и магнетизм, а молекулярную — перенесли в 11-й. Потом, к слову, все снова вернули на свои места.

— В третьей четверти 6 класса дети начинают изучать отрицательные числа: — 2, — 5, — продолжает Евгений Ливянт. — А в четвёртой уже берутся за отрицательные степени, например, 2-2. Школьники постоянно путают одно с другим. Более того, если материал про отрицательные числа можно объяснить с помощью примеров про температуру воздуха, то отрицательные степени — серьезная абстракция. Раньше их вообще то ли в 8, то ли в 9 классе изучали.

Репетитор: «Людям с учеными степенями, наверное, сложно представить, как это можно не понимать, что такое мораль»

Скриншот из учебника
Скриншот из учебника биологии за 10 класс. Книга выпущена в 2014 году.

На вопрос, почему происходят такие перемены, репетитор уверенно отвечает — постоянно меняется программа. Да и времени, чтобы сесть и, не отвлекаясь ни на что, писать книгу, у авторов, считай, нет.

— Посмотрите на составителей советских учебников — профессора, академики ведущих советских вузов и Академии наук. За каждым — большой коллектив помощников — доктора, кандидаты наук, аспиранты, студенты. Учебники создавались в рабочее время и люди получали за это неплохую профессорскую зарплату. А сейчас что?! — задается вопросом собеседник. — Форточка между парами — сел за учебник. Вот и выходит, что мы получаем нестройную систему. Но и это еще не все, ведь книгу читает рецензент. Вроде как он должен все исправить. Но что на практике? У меня есть знакомые сильнейшие преподаватели. Одна рецензирует русский, другая — математику. Они анализируют учебники, пишут замечания, в итоге пособие выходит — рекомендации не учтены. Они говорят, нам стыдно! Уберите хотя бы наши фамилии.

— Людям с учеными степенями, наверное, сложно представить, как это можно не понимать, что такое мораль и нравственность? — говорит репетитор Александр Луцевич. — Я окончил истфак БГУ, средний балл — девять, образование, думаю, неплохое, но и я не сразу мог разобрать эти определения. А ведь их нужно еще и детям объяснить. Ну не понимают школьники подходы к изучению общества. Почему их нельзя написать просто? Хотя бы с той позиции, что обществоведение не наука, а совокупность того, что нужно знать человеку для нормальной жизни.

Репетитор считает, что к книгам не стоит относиться очень категорично. Есть авторы и учебники, которые интересны учителям и понятны детям. Но перед тем как издавать новый учебник, предлагает он, нужно показать его педагогам и дать протестировать детям.

Скриншот из учебника
Скриншот из учебника «Обществоведение». Тема — «Основное понятие морали». Книга выпущена в 2009 году.

— У меня в практике был интересный случай. В свое время я преподавала математику в школе, к уроку готовилась не только по учебнику, но и лопатила кучу других книг, а также советские пособия, — вспоминает репетитор Ольга Постникова. — Был момент, когда я заболела и на мое место поставили студентку-пятикурсницу. Так вот, когда она объясняла материал строго по учебнику, мальчишка-пятиклассник спросил: «А вы что, готовились только по нашей книжке?»

По словам репетитора, этот случай — отличный индикатор того, как дети воспринимают учебники.

— Сейчас поменялась программа в 1, 5, 10 классах, — продолжает Ольга Постникова. — У моей знакомой дочь учится в мультипрофиле, ей выдали сразу две книги по математике — 10 и 11 класс. Занимаются они теперь так: то в начало одного учебника перепрыгнут, то в конец другого. Представьте, как в таком случае сложно готовиться учителю.

Репетиторы говорят, что еще одна проблема наших книг то, что их часто меняют. Причем зачастую не переиздают или дополняют, а пишутся заново, порой даже новым составом авторов. В итоге проблемы, которые были в одних книгах, проскакивают в другие.

— Возьмите советские учебники. Они по 20−30 раз переиздавались и дополнялись, а у нас редко второе переиздание найдешь, — говорит Евгений Ливянт. — Российские учебники почему считаются хорошими?! Потому что в них сохранили подачу материала, как в советских пособиях. Я не помню, чтобы за последние лет 50 у коллег-соседей в учебниках по физике были серьезные изменения. Да и вариантов одного и того же учебника у них выпускается много. У школ есть возможность выбирать, по какому заниматься. Между авторами бешеная конкуренция. А у нас все идет как госзаказ: появился учебник - и все должны им пользоваться.

Фото читалелей
Фото из архива Ольги Постниковой. Загадка для первого класса. Репетитор говорит, что правильного ответа не знает до сих пор.

Автор: «Из-за бесконечных потоков информации склад ума у детей меняется».

У создателей пособий свое видение проблемы. Мы пообщались с Валерием Герасимовым, автором учебников по математике для 1−6 классов. Кроме того, он уже более 20 лет преподает этот предмет в школе. Наставник уверен: чтобы написать действительно качественный учебник, нужно много времени. Говорит, когда готовил пятый класс, взял отпуск за свой счет на два месяца.

— В идеале учебник по математике, да и любому другому предмету, должен быть таким, чтобы дети его читали и понимали. Если пособие подходит для самообразования — это высший класс, — рассказывает Валерий Дмитриевич. — Материал должен излагаться последовательно и просто. Именно в этом и был большой плюс советских учебников. Возьмем ребят 7−9 классов. Информационная перегрузка у них сейчас огромная, они не будут сидеть, читать долгие тексты, которые для них написали академики. Составители, к сожалению, это не всегда учитывают. Отсюда к авторам и столько претензий. Из-за бесконечных потоков информации склад ума у детей меняется. Мир вокруг они воспринимают живее, поэтому в учебниках должно быть больше схематизации, а не сплошных текстов.

К любому определению ребенка нужно подвести. А у нас как?! Открываешь параграф, а там готовое правило и пару упражнений на закрепление. Книги должны строиться так, чтобы, проанализировав какие-то факты, ребенок сам вышел на определение. Это, конечно, дольше. Но такое правило останется в памяти на всю жизнь. Согласитесь, ведь те же интегралы — мелочи, которые большей части человечества и не нужны. Задача математики не в том, чтобы научить решать сложные уравнения, а в том, чтобы научить моделировать ситуации и только затем их решать. Математика должна быть привязана к жизни. С первоклашками мы, например, не просто сравниваем — 2 меньше 5, мы идем в зоопарк и считаем, на сколько медведей там меньше, чем обезьян. Красим клеточки, появляется столбчатая диаграмма. Так мир воспринимается проще.

Пока готовился текст, Минобразования объявило, что до 2020 года планирует издать 299 учебных пособий, 185 из них — совершенно новые.

0058648