Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Двоеженство как явление в белорусской семейной практике. Если бы сейчас кто-то писал научную работу на подобную тему, то мог бы не просто ограничиться пространными рассуждениями и зарубежным опытом, но и описать реальную историю из жизни минчанки Зинаиды и ее мужа Александра. Только после его смерти жена узнала, что во время их 52-летнего законного брака супруг успел расписаться еще раз… с другой женщиной. И суды не нашли в этом противоречий.

Конечно, это будет история не только про любовь и парадоксы. Но еще и про пьянство, криминал и дележ наследства.

Фото с сайта nur.kz
Фото с сайта nur.kz

Сначала была любовь

В 1959 году два любящих друг друга человека — Зинаида и Александр — решили пожениться. И Быховский районный загс узаконил их отношения. В советской традиции не принято было затягивать с детьми после свадьбы — и через год у супругов родилась дочь.

И все у них было хорошо, пока Александр не получил повышение по службе и стал не просто инженером по технике безопасности, а главным инженером местного консервного завода.

— У него тогда сразу появилось много новых «друзей», которые приглашали его выпить. И довольно скоро эти пьянки стали постоянными, — вспоминает сегодня Зинаида.

Под градусом он часто совершал противозаконные глупости: дрался, дебоширил и бил окна… Усмирять мужчину нередко приходилось с помощью милиции. И за свои хулиганские выходки в 1968 году Александр получил первую судимость. Когда семейные скандалы стали постоянными, жена поняла, что дальше это продолжаться не может.

— В какой-то момент он уже начал продавать вещи из дома, чтобы купить себе выпить. Помню, как-то прихожу домой с работы — нужно ребенка покормить. А приготовить еду не на чем — он продал керогаз. И вилки с ложками выносил, и даже детские одежки, — вспоминает женщина.

Устав от такой семейной жизни, в 1968-м Зинаида повела мужа в суд за разводом. Иск был удовлетворен. Но брак все равно не расторгнут.

Дело в том, что по Кодексу о браке и семье для всех дел до 1 сентября 1999 года одного судебного решения для развода мало. Окончательно расторгнуть отношения супругов может только загс.

Выдержка из статьи 2242 Кодекса о браке и семье

Порядок регистрации расторжения брака по решениям судов, вступившим в законную силу до 1 сентября 1999 года.

Регистрация расторжения брака по решениям судов, вступившим в законную силу до 1 сентября 1999 года, производится органом, регистрирующим акты гражданского состояния, по совместному заявлению супругов или заявлению одного из них.

Но тогда до загса супруги так и не дошли. Зинаида говорит, что это не случайность: суд задумывался лишь в воспитательных целях для мужа.

— Несмотря ни на что, я его любила. И мне казалось, что после суда он испугается, что наша семья может распасться, и бросит пить. Настоящего развода я не хотела, — уверяет Зинаида.

Но задуманного эффекта не получилось — Александр продолжал пить. Справиться с этим не помогли ни смена места жительства с Быхова на Гомель подальше от привычных собутыльников мужчины, ни последующий переезд в Минск. Когда Зинаида окончательно поняла, что нормальной жизни ждать бесполезно, она с дочерью решила жить отдельно от супруга. После этого много лет они общались лишь по телефону.

Еще до того как супруги разошлись, врачи поставили Александру диагноз «хронический алкоголизм». До конца жизни он состоял на учете и в наркологическом, и в психиатрическом диспансерах.

— Я всю жизнь ждала, что Саша бросит пить. Могу признаться, что после него у меня больше не было отношений. И замуж второй раз я не вышла. Ждала его, — рассказывает сегодня Зинаида.

Как у законного мужа появилась вторая законная жена

Чем ее супруг занимался все это время, Зинаида узнает только после его смерти. Хотя и сам факт кончины мужа станет для нее неожиданностью. Женщина уверена, что родственники Александра специально скрывали от нее эту информацию. А все для того, чтобы она пропустила законные сроки, когда сможет претендовать на наследство.

— У меня день рождения 22 февраля. И Саша каждый год звонил меня поздравить. Но в том году этого не произошло. Подумала, наверное, в запое. Как придет в себя — позвонит, — рассказывает Зинаида. — Я после этого общалась с его родственниками. Спрашивала, как он там и почему не подходит к телефону. Они меня уверяли, что он просто пьет. И это уже в то время, когда его уже не было в живых.

О смерти своего мужа Зинаида узнала абсолютно случайно от общих знакомых. Спустя полтора года после того, как супруга уже не было в живых.

Через неделю после этого она пошла за наследством. Но ей сказали, что у нее ни на что нет прав. И дело оказалось не только в том, что все сроки вышли.

— Мне сказали, что я не могу претендовать на наследство, поскольку я не последняя жена. Я удивилась. Как так? Я же первая и единственная, потому что не была разведена, — говорит Зинаида.

Как потом выяснится, через 6 лет раздельной жизни с супругой, но при этом будучи в законном браке, Александр женился второй раз. В 1974 году загс Ленинского района Минска зарегистрировал союз мужчины с его двоюродной сестрой Валентиной. Закон запрещает союзы только с родными.

Но Зинаида уверена, что этот брак был фиктивным.

— Известно, что в этом браке Валентина даже родила ребенка. Но, правда, отцом записан не Александр, а другой человек, — раскрывают подробности того союза родственники Зинаиды. — Люди просто решили завладеть его квартирой.

Второй брак просуществовал недолго и в 1977 году был расторгнут. Только Зинаида не понимает, как ее муж, уже будучи в браке, смог узаконить еще одни отношения.

Из Ленинского районного загса Минска, который и сделал Александра двоеженцем, в суд даже пришло письмо о том, что они также считают этот брак недействительным.

— Потом в суде выяснилось, что в заявлении, которое они подавали в загсе, Александр указал, что ранее в браке не состоял. Хотя там был и другой пункт, что он разведен, — рассказывает Зинаида.

Женщина пыталась не признать второй брак супруга через суд. Но у нее ничего не вышло.

Выдержка из решения суда

В то же время суд отказывается признавать прекращенным и первый брак Александра. Мотивация — статья 34 Кодекса о браке и семье. Мол, брак прекращается вследствие смерти одного из супругов. И суду здесь нечего добавить.

Рассуждая, как так получилось, женщина винит желание родственников супруга завладеть его столичной квартирой. По завещанию жилплощадь Александра после смерти отошла его племяннице.

— Я не исключаю, что Саша вообще не знал, что он женился второй раз. Потому что все те годы, что мы не жили вместе, мы общались по телефону. И он никогда не говорил про эту вторую свадьбу. Он всегда говорил, что у него есть только мы с дочерью, — уверяет Зинаида.

Спор за наследство

Как узнала Зинаида, в 1999 году ее муж написал завещание на свою сестру и племянницу. Она считает, что именно они скрывали от женщины смерть мужа.

— Когда она оформляла наследство, то обманула нотариуса и указала, что лиц, имеющих право на обязательную долю, нет. И это при том, что с этой племянницей мы лично общались, — рассказывает Зинаида.

По закону, даже при наличии завещания, наследники первой очереди могут претендовать на четверть имущества.

— У нас есть сомнения, что и завещание было составлено законно. Мой муж более 40 лет страдал хроническим алкоголизмом. И за свою жизнь он 24 раза лежал в психиатрической больнице и более пятидесяти — в наркологическом диспансере. Поэтому есть сомнения, что он отдавал отчет своим действиям, — считает Зинаида. — Второй момент заключается в том, что при составлении завещания у нотариуса должен был присутствовать сторонний свидетель. Его подписи в документах есть. Но женщина, которой они принадлежат, на суде заявляла, что никогда в жизни в такой процедуре не участвовала.

Есть у супруги Александра сомнения и в том, что подписи под завещанием супруг ставил самостоятельно.

— Из-за того, что он много лет пил, у него тряслись руки. А почерк на документах — ровный, — сомневается женщина в подлинности документов.

Все эти подписи были сделаны Александром примерно в одно и то же время только под разными документами

Но специальная экспертиза с этими доводами не согласилась. Правда, и специалист, сделавший заключение, больше не работает в Госкомитете судебных экспертиз.

Когда диалога с наследниками по завещанию у Зинаиды не получилось, она решила добиваться правды через суд. Она требовала признать второй брак своего супруга недействительным, а оставленное им завещание и последующую дележку наследства — незаконной.

По всем требованиям ей было отказано. Не помогли ни адвокаты, ни экспертизы. Чтобы все оплатить, родственникам Зинаиды пришлось влезть в несколько банковских кредитов.

Выдержка из решения суда

— Суд сказал, что раз мой муж уже умер, то, значит, нечего и признавать второй брак недействительным. А срок, когда я с дочерью могла претендовать на наследство, истек. А то, что мы не обратились вовремя — наша вина, так как нам никто не запрещал с ним общаться и таким образом узнать о его смерти сразу, — рассказывает Зинаида.

На суде ответчицей выступала племянница Александра, которой и досталось наследство. По ее словам, Зинаида более 30 лет не интересовалась жизнью своего супруга, хоть ей никто и не мешал этого делать. А появилась лишь тогда, когда дело дошло до дележки наследства.

Выдержки из решения суда

Зинаида усматривает во всей этой истории мошенническую схему, которую ловко провернула племянница ее мужа. Но милиция отказывается возбуждать по этому факту уголовное дело.

Решение суда не устроило не только истицу, но и прокуратуру.

— Данное решение суда является незаконным, необоснованным и подлежит отмене, — написал в кассационной жалобе зампрокурора Партизанского района Минска Александр Гуринович.

Представитель прокуратуры обращает внимание на то, что юридически Зинаида является супругой умершего, поскольку брак между ними не прекращен в установленном порядке.

— Суд отказал в удовлетворении требований о признании второго брака недействительным, мотивируя это тем, что на момент рассмотрения спора союз между Александром и Валентиной расторгнут. И поэтому невозможно признать недействительным то, чего юридически фактически не имеется. Данные выводы суда несостоятельны, — добавляет Александр Гуринович. — Судом не дана надлежащая правовая оценка доводам истицы о том, что она не могла узнать о своих правах на наследство, поскольку данный факт от нее скрывался.

Выдержка из кассационного протеста прокуратуры

«Поскольку брак между Александром и Валентиной был расторгнут Логойским отделом ЗАГС Минской области, а не решением суда, то данный факт не является основанием для отказа в иске о признании брака недействительным, учитывая, что юридически Александр вступил в брак с Валентиной, находясь в законном браке с Зинаидой».

Но женщина все-таки собирается добиваться правды до последнего и готовит новый иск. На ее сторону стала и прокуратура, которая подает кассационные протесты против судебных решений. Если они не будут отменены, то в белорусской семейной практике появится первый случай законного двоеженства.