Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Белорус Дмитрий Галковский в 1952 году оказался в эпицентре одного из пяти мощнейших цунами 20 века. Он и теперь неохотно вспоминает события, которые произошли с ним, рядовым моряком советского флота, более 60 лет назад на Курильских островах: «На борт больше не поднимусь и за большие деньги. А вот на пляже бы полежал, хотя на море с тех пор ни разу не был».

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

В ночь на 5 ноября мощное землетрясение у побережья Камчатки и Курильских островов вызвало цунами огромной силы. За несколько часов три волны высотой до 18 метров уничтожили город Северо-Курильск и около 15 поселков. Океан стал могилой для, по разным оценкам, от 2,3 до 50 тыс. человек. В советской прессе об этом не было ни строчки. Союз готовился отмечать 35-летие Октябрьской революции.

«У нас не было выбора»

Небольшой зеленый домик с резным крылечком в центре Костюковичей затерялся среди соседских, более новых. О том, что здесь живет свидетель истории, бывшей за семью печатями, мало кто знает. Стук в калитку, лай собаки — 86-летний Дмитрий Андреевич выходит из сарая.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

«Проходите, — он по-джентльменски пропускает меня вперед, усаживает в кресло, предлагает чай. — Даже не знаю, почему вы так мной заинтересовались. Я просто доживаю свой век».

На кровати — памятная медаль от МЧС России «Маршал Василий Чуйков», памятный адрес и синяя майка. Их Дмитрию Андреевичу вручил начальник Костюковичского РОЧС Владимир Петрусевич в День 25-летия МЧС Российской Федерации за безупречное служение делу гражданской обороны, предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайной ситуации, качественное выполнение служебных обязанностей и в связи с 83-летием со дня образования Гражданской обороны.

«Не носил еще, — улыбается пенсионер, разворачивая подарки. — Может, майка летом пригодится. Да-а, пришлось мне тяжёла за эту медаль».

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Дмитрий Андреевич окончил двухгодичное ремесленное училище в Климовичах — сам он оттуда. Причем был одним из первых его учащихся. Недолго поработал токарем в местной сельхозорганизации, как в городе появился вербовщик.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

«На работу людей тогда вербовали. Я согласился работать токарем в Николаевске-на-Амуре. Нас в семье было 7 детей, мы голодали. А я был старшим — нужно было зарабатывать деньги. Вот и поехал так далеко», — объясняет пенсионер.

Оттуда же его призвали в армию. Дмитрия Андреевича вместе с тысячами призывников сначала отправили в Комсомольск-на-Амуре, затем — в город Советская Гавань на берегу Татарского пролива.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

«Там нас собралось 25 тыс. человек — и призывники, и те, кто демобилизовался. Нас кормили 6 военных кухонь. А если забыл, где твоя палатка, — не найдешь: это же целый город, — вспоминает дедушка. — Призывников месяц проверяли, чтобы выбрать самых крепких и здоровых — только таких отправляли в море, потому что какая там медицинская помощь? И выбора у нас не было, где служить. Я прошел испытания. По Татарскому проливу мы вышли в Охотское море и Тихий океан. По дороге призывников развозили на Курильские острова: военные были, наверное, на каждом из них».

Два года «под водой»

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Рядового Галковского назначили мотористом. Два года он выполнял команды капитана: полный ход, малый, стоп, назад. Море видел нечасто — «был под водой», в машинном отделении.

«Помню, хотели подорвать наш корабль японцы. Мы шли по нейтральным водам к Охотскому морю. Задраили все люки так, что не хватало воздуха. Двое умерли — задохнулись», — вспоминает Дмитрий Андреевич и задумчиво глядит в окно. Замолкает.

Фрагмент политической карты мира. СССР.
Фрагмент политической карты мира. СССР.

Затем он сбивчиво рассказывает, как приходилось бороться — с волнами, с самим собой, помогать товарищам: «Я качку нормально переносил, а других, с виду таких крепких хлопцев, так выворачивало — страшно было смотреть. В шторма, конечно, не раз попадали, особенно в заливе. Но я их не видел, ощущал только, как судно ходит ходуном. Было и такое, что бросало от стены к стене».

Рядовой Галковский служил на легких судах — катерах, самоходных баржах. На пароход попасть не хотел, хотя мог. Возможно, решение оставаться на прежнем месте и спасло ему жизнь в ночь на 5 ноября 1952 года.

«Люди кричали не своими голосами»

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Редкие кадры черно-белой хроники о цунами 1952 года на Курилах.

«В тот день я оказался на самом дальнем острове — Шумшу. Командовал нами генерал Дука (Михаил Ильич — Герой Советского Союза, ветеран Великой Отечественной войны. — Прим. TUT.BY). 4 ноября я вез его с Парамушира на Шумшу — это около 5 км. Шли на катере. Вдруг море зашевелилось, закипело, земля слегка затряслась. На Шумшу все солдаты выскочили, а потом песни запели, когда поняли, что это не враг наступает. Тогда обстановка на островах напряженная была, мы были в постоянном ожидании сигнала о тревоге. Мы ведь жили под землей — в бункерах. Там и моя койка была — с адресом, именем. Так мне и не пришлось даже побыть возле нее — я на катере остался ночевать. Поэтому выжил», — вспоминает Дмитрий Андреевич.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/скачать видео (5.8 МБ)

Рядовой Галковский не видел, как шла волна — было темно. Он только слышал, как надвигается цунами. Потом полетели бревна, хлам, раздался треск. Легкий катер подняло на самый гребень волны, а потом он «ухнул» вниз. Вода разорвала легкое судно на части.

Белоруса и некоторых его сослуживцев спас большой корабль. Их накормили, обогрели, внесли в списки выживших. Большая часть людей погибла. Скорее всего, многие из них утонули в тех самых подземных бункерах, полагает пенсионер.

«Страшно было. Помню, как люди кричали не своими голосами: „Спасайте!“. А кто спасет? Пойди ты пособирай их по Тихому океану, — качает головой Дмитрий Андреевич и говорит, что практически ничего не помнит ни о том дне, ни о последующем месяце. — Помню только, что спросил, как мне в часть попасть. А мне сказали, что части моей больше нет: все погибли, знамя утонуло. Как отправляли с островов, не помню, в себя пришел только во Владивостоке. Меня комиссовали. Ноги травмировало, но я передвигался, хотя было больно. Кажется, еще палец на руке был сломан».

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Галковский говорит, что не знал, что о цунами молчали, а информацию — засекретили. Но его никто и не просил скрывать, где он был и что пережил: «А кто скажет? Командиры ведь утонули».

Цунами 1952 года едва не развязало ядерную войну. В Северо-Курильске была погранзастава, на островах размещались советские военные базы и ударные части, направленные против США и Японии. После удара первой волны с одного из военных кораблей пришла паническая телеграмма, из которой не было ясно, что происходит. Москва решала, ядерный ли это удар. Однако командующий военно-морским флотом убедил, что это связано с землетрясением, которое ощущалось в Петропавловске-Камчатском.

Фото с сайта earth-chronicles.ru

Фото с сайта earth-chronicles.ru

Фото с сайта earth-chronicles.ru
Фото с сайта earth-chronicles.ru
Через несколько часов волна цунами достигла Гавайских островов в 3000 км от Курил. Наводнение на острове Мидуэй (Гавайи, США), вызванное Северо-Курильским цунами.
Фото с сайта earth-chronicles.ru
На месте бывшего Северо-Курильска. Июнь 1953 года

«Земля белорусу ближе»

Не дослужив положенных еще 1,5 года, Дмитрий Андреевич вернулся в Климовичи, «очухался — и на работу устроился». Сначала — в деревне Высокое Климовичского района экскаваторщиком. Потом работал на спиртзаводе. После познакомился с будущей женой.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

«Из Днепропетровска свояк в Климовичах был. Вечером, как сейчас помню, помылись, а он и говорит: „Пойдем. Друг приехал на машине — поедем знакомиться с хорошей девушкой“. Она работала медсестрой в Костюковичской больнице, — с улыбкой вспоминает пенсионер. — С тех пор мы вместе. Переехал я за ней сюда… Умерла моя Ольга Архиповна. Давно».

Дети — двойняшки Ирина и Виктор — часто навещают старика. Дочь каждый день приходит в обед. Дмитрий Андреевич говорит, что она очень ему помогает и поддерживает. А сам пенсионер на досуге собирает трактор.

«С жалеззем вожусь — самоделки собираю, — не без гордости говорит дедушка и ведет в сарай. Сторожевой пес Рекс радостно бросается навстречу хозяину, лижет ему руки. У будущего трактора Дмитрий Галковский смущенно переступает с ноги на ногу: — Ну вот, что-то вроде получается. Не знаю, будет ли он работать, но планирую на нем огород пахать. К весне хочу собрать».

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Бывший моряк признается, что после армии ни разу не был на море. Да и не очень хочет — разве что на пляже отдохнуть.

«Океан мне не снится. Буду доживать на земле — она белорусу ближе», — прощается у калитки Дмитрий Галковский. Напоследок интересуется погодой на ближайшее время — переживает, что его любимую вишню ветер сильно треплет: «Она каждый год ягод много дает. Очень вкусные — сладкие, крупные. Вы приезжайте, я угощу».

А еще добавляет, что он не единственный белорус, который пережил цунами на Курилах. Просто о таких, как он, не знают и в школах не рассказывают.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

,