Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


10 км по трассе, дальше немного по сельскому бездорожью, и вот она — Мекка для тех, в кого уже не верят ни родственники, ни друзья, ни врачи… Центр исцеления наркозависимых разместился в небольшой деревне Островчицы, в здании бывшей сельской школы. Оно долгое время пустовало, пока в белорусскую глушь в 1990-х неожиданно для всех не приехала немецкая семья Эгберта и Аниты Шооне. Миссионеры приобрели под Светлогорском полуразрушенную двухэтажку, отремонтировали ее и заселили наркоманов.

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY

Пока местные власти присматривались к загадочной немецкой душе, а жители в округе замерли в ожидании проблем от новых соседей, наркоманы на глазах превращались в нормальных людей. Результаты появились уже после первого года работы центра. А за 18 лет его существования от наркозависимости здесь избавились около 130 человек.

Дом, любовь, Соня и… 15 наркоманов

В 2008-м году семейству Шооне пришлось вернуться на родину. Сейчас их дело в Островчицах продолжают Сергей и Юля Пищало. Они проводят экскурсию по центру, демонстрируют комнаты для реабилитации, новую котельную, столовую и собственное подсобное хозяйство из двух коров, телят, нескольких десятков кроликов и кур. Летом к этому добавляются еще и грядки.

— У хозяйства двойная функция. Первая — прокормить нас всех, ведь живем мы на пожертвования и помощь от бывших постояльцев центра, но этих денег не всегда хватает. Вторая — исцелить. Трудотерапия — главная составляющая нашей реабилитации. Ведь только трудом и верой можно добиться результатов, — уверены супруги.

У обоих за плечами годы наркотиков, долгие месяцы лечения и реабилитации. Сегодня — дом, любовь и дочка Соня. А еще — 15 наркозависимых, с которыми они мирно живут под одной крышей.

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY

— 15 лет назад мы пришли сюда точно такие же — больные и разрушенные. Нас здесь приняли, полюбили, исцелили. Теперь наша очередь помогать, — говорит Юля. «Серебряная» медалистка и мамина дочка — она попробовала наркотики сразу после школы. Главный аргумент — это модно. Первые годы еще держалась, а потом совсем пропала.

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY

В это же время на другом конце Светлогорска пропадал ее будущий муж Сергей:

— Я уже в 13 лет клей нюхал, потом были травка, алкоголь. А когда мне стукнуло 15, прибежал старший друг и говорит: «Пошли быстрее, у нас в подъезде варят, ты же хотел попробовать!» К 16 годам я уже был законченным наркоманом.

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY

По соседству с Сергеем и Юлей расположена квартира еще одной сотрудницы центра. Рената живет здесь с мужем и тремя детьми. Средний — сын погибшей от наркотиков родственницы. Рената сама восемь лет сидела на игле. Вместе с ней — ее брат и все его друзья.

—  Мне тогда казалось, что нет в Светлогорске человека, который не употреблял бы наркотики. В нашу семью их принес брат. И мы вдвоем стали колоться. Бедная наша мама!

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY

Зависимость длиною в жизнь

Игорь — один из первых светлогорских наркоманов. Стаж употребления — более 20 лет. Вся его жизнь — это притоны и тюрьмы. В перерывах между отсидками Игорь успел даже жениться. На такой же, как и сам.

— Нашу пару знал весь Светлогорск. Хуже наркоманов в городе было не найти, — коротко рассказывает о своей жизни «до» мужчина. О том, что было «после», готов говорить часами.

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY

— Последний раз я вышел из тюрьмы, прихожу домой, а моя Лена какая красивая! Ясный взгляд, улыбка, в квартире чисто. Оказывается, пока я сидел, она вылечилась. Я долго не верил: как так, 20 лет колоться и вдруг бросить? Оказалось, что возможно, главное — очень захотеть. Мы вот захотели — и как потом зажили! Душа в душу. Все удивлялись — смотрите, говорят, Кондратьев с Кондратьевой идут трезвые! — вспоминает Игорь. Вот только длилось счастье недолго. Через три года после своего исцеления Лена умерла — дали о себе знать приобретенные за 20 лет наркозависимости болячки.

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY
Собственное натуральное хозяйство на территории центра — не только способ себя прокормить, но еще и вылечить. Трудотерапия — одна из главных составляющий реабилитации

Виктор принимал наркотики с 10 лет. Говорит, сегодня не осталось никого, с кем начинал — все уже давно на кладбище. На момент поступления в центр в планах молодого человека значилось просто выжить. Теперь прибавился еще один пункт — найти любовь. Тем более, что примеров тому множество. Только в прошлом году здесь сыграли три свадьбы.

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY

Кому много прощено, тот много любит

Тимофей, который еще полгода назад крепко сидел на спайсах, забирал у жены и сына последние деньги, чтобы купить дозу, сейчас излучает улыбку, говорит правильные вещи про жизнь и, кажется, разгадал главный секрет успешной работы центра.

— Понимаете, что удивительно. Я — наркоман, который воровал, обманывал, сидел в тюрьме, а они (работники центра. — Прим. TUT.BY) поселили меня рядом с собой, рядом со своими детьми. Они тебе так доверяют, окружают такой любовью и заботой, что подвести их ты уже не можешь.

В ответ на такое признание Сергей Пищало лишь улыбается и цитирует Библию: «Кому много прощено, тот много любит».

Фото: Елена Бычкова, TUT.BY