Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


История борисовского дома, где шесть человек отравились газом, получила продолжение. В редакцию TUT.BY обратилась Анастасия (имя по просьбе героини изменено. — Прим. TUT.BY), хозяйка квартиры на четвертом этаже в том самом подъезде, где произошла трагедия. У женщины до сих пор проблемы со здоровьем, и она считает, что так и не получила квалифицированной помощи.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— В тот день у меня было высокое давление, болела голова, звенело в ушах, — вспоминает возмущенная Анастасия. — Услышав, что соседи, скорее всего, отравились угарным газом, я просила врачей проверить, нет ли и у меня интоксикации, они отказались. Хотя до этого я разговаривала с диспетчером, которая уточнила: у нас такие анализы делают.

По словам собеседницы, в день трагедии она обращалась к медикам трижды. Первый раз Анастасия вызвала скорую в десять утра.

Второй — после полудня. На скорой ее увезли к неврологу. Врач осмотрела, но патологий не выявила и предложила укол — анальгин, папаверин и димедрол, от которого Анастасия отказалась.

— Я сказала, что в квартире стоит неприятный запах, и возможно, мне плохо из-за него, но доктор не обратила на это внимания или не услышала, — продолжает собеседница. — Медик предположила, что у меня начинается ОРЗ, отправила в поликлинику и предложила показаться лору. Лор патологий тоже не выявил.

Вечером, узнав о трагедии с соседями, она позвонила в скорую третий раз, просила проверить кровь на отравление угарным газом.

— В анализе отказали, брать кровь на биохимию тоже не захотели, — продолжает женщина. — Я объясняла, что соседи отравились угарным газом, но врачи сказали: если бы это был угарный газ, я бы умерла. Позже доктор позвонил реаниматологу, который, осмотрев меня, поддержал коллегу: мол, если бы это был угарный газ, я бы уже умерла. Специалист сказал, если я очень настаиваю, то меня могут госпитализировать, но для этого с аппарата реанимации нужно снять пожилого человека. Я написала отказ. Все, что мне в итоге предложили, выпить много воды, чтобы вывести все токсины. Больничный открыли с 28 января. Диагноз — вегетососудистая дистония, но я буду его оспаривать.

В понедельник, 1 февраля, рассказывает Анастасия, в Борисовской ЦРБ ее осмотрели еще раз. 2 февраля она ложится в Минскую областную больницу.

— Биохимию мне сделали только в субботу, — возмущается Анастасия. — Мне по-прежнему очень плохо, голова кружится, гудит. По лестнице могу спуститься, только если держусь за поручень. После трагедии столько дней прошло, а перед нами никто не извинился. Проверить мужа и сына, которые в этот день тоже находились в квартире, даже не предложили.

Возмущенная отношением врачей, Анастасия направила жалобы в Борисовскую ЦРБ, рай- и облисполкомы, районную прокуратуру, Минздрав, госконтроль. Борисовчанка просит дать правовую оценку действиям медработников, сотрудникам «Борисовмежрайгаза», ЖЭУ-3, которых она в тот день столько раз предупреждала о странном запахе. Сегодня, 2 февраля, Анастасия ходила на прием к мэру Борисова, где присутствовал и главврач. Градоначальник пообещал, что в течение двух дней в ситуации разберется.

Главный врач Борисовской ЦРБ Александр Герасименок комментировать ситуацию TUT.BY отказался.

«Угарный газ не пахнет, но люди часто говорят, что чувствовали непривычный запах»

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Анастасия и ее супруг уверены: в день трагедии чувствовали «сладковатый запах», хотя угарный газ не пахнет. Мы попросили прокомментировать слова женщины работника скорой помощи города Бобруйска, который в своей практике сталкивался с подобными ситуациями.

— Угарный газ не пахнет, но когда люди в деревенских домах «угорают», они часто говорят, что чувствовали какой-то непривычный, неприятный запах, — говорит врач скорой помощи Бобруйска Константин Толстоногов. — В 2012 году мы выехали на вызов: в доме родители нашли мертвую дочь-подростка. Тело у пациентки было розовым, я сразу даже подумал: обычный обморок. Никто не мог толком понять, что происходит: травм нет, но и эффекта от реанимации — тоже. Где-то через полчаса я и коллеги сами почувствовали слабость — ноги стали ватными, уши заложило. В доме, заметили, газовая колонка. И хотя папа утверждал, что она исправна, стало понятно — в квартире угарный газ. Состояние мамы к тому моменту было уже таким, что отцу пришлось выносить ее из квартиры на руках.

По словам специалиста, при отравлении угарным газом содержание кислорода в организме понижается. Болит голова, сердце работает с перебоями, повышается давление. Люди думают, это обычное недомогание и не придают этому особого значения.

— Скажу, что жизнь Анастасии и ее семье спасло лишь то, что они хорошо проветривали помещение.

Ответить, почему спустя столько дней после трагедии борисовчанке не полегчало, специалист не взялся: «Все очень индивидуально, к тому же человек пережил сильнейший стресс».

Результатов официальной экспертизы о причинах трагедии в Борисове пока нет.

0058648