Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Елена Мельникова,

Олега Новицкого часто называют первым космонавтом в истории суверенной Беларуси: пусть гражданство у него российское, зато корни белорусские. Олег родился в Червене, здесь же закончил школу. Его карьера пошла вверх: отучившись, Новицкий стал военным летчиком, потом космонавтом — и полгода провел на Международной космической станции. Но мы застали Олега в родном Червене. «Вряд ли смогу выбраться сюда еще раз до полета», — с сожалением говорит космонавт. По плану Роскосмоса, 16 ноября он снова отправится на МКС.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Главная достопримечательность Червеня

Заснеженный Червень расположился в 64 километрах от Минска. Пожалуй, самый примечательный факт из его биографии: до 1923 года этот город назывался Игумен. Здесь живет 9752 человека, а главная достопримечательность Червеня — Олег Новицкий.

— Ребята, смотрите, кто к вам пришел, — директор СШ № 2 анонсирует второклашкам появление на уроке настоящего космонавта.

— Дед Мороз? — не уверены дети.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Это же Олег Новицкий, наш космонавт! — терпеливо объясняет директор.

Зато ребята постарше без проблем узнают бывшего выпускника. А Новицкий без обиняков признается: любимыми предметами в школе были физкультура и военная подготовка.

— Но стимул учиться был: я занимался футболом в спортивной школе. Получишь плохую оценку — на тренировку не пойдешь.

Когда в 2013 году Олег Новицкий находился на борту МКС, для школьников устроили конкурс «Напиши письмо космонавту». Стопку детских рисунков и сочинений передали на орбиту. Новицкий не только терпеливо отвечал на детские вопросы («Сколько звезд на небе?», «Почему инопланетяне зеленые?»), но и прямо из космоса позвонил тем, кто оставил свой номер телефона. Трубку поднял только один мальчик из Червеня. Остальные, наверное, испугались незнакомого номера с невиданным кодом. Что ж, только смелым звонит космонавт.

Сегодня в червенской СШ № 2 есть даже Музей космонавтики («А раньше здесь был кабинет стоматолога», — вспоминает Олег). На стене — детские фото Новицкого, в витринах — книга Юлии Новицкой «Голос сердца. Дневник жены космонавта», а еще настоящая космическая еда, перчатка и костюм, которые Олег носил в космосе.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Всего 167 экспонатов, основные — те, что передали вы, — с гордостью отчитывается директор. — Хотим посвятить вам отдельную комнату!

— Может, не надо? — смущается Олег Викторович. Ему, очевидно, не очень удобно, но директор полна энтузиазма.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Отвлекаемся на то, чтобы рассмотреть космическую еду. Вы знаете, что продуктов в тюбиках на МКС уже почти не осталось? Только мед и приправы. Все остальное в пакетах: обезвоженная пища, фактически порошок, куда осталось только добавить воды. И на орбиту могут прислать даже тигровые креветки!

— Недавно в рамках подготовки к полету нам устроили дегустацию, — улыбается Новицкий. — Неделю вместо обеда экипаж ходил в медуправление, где предлагали порядка двадцати блюд каждый день. Мы их пробовали и оценивали по девятибалльной шкале. Исходя из наших вкусовых приоритетов диетологи составят рацион для жизни на станции.

Впрочем, далеко не все исследования, с которыми космонавты сталкиваются в преддверии полета, такие приятные. Есть, например, сурдокамера: небольшая звуконепроницаемая комната с искусственным освещением, где нужно в полном одиночестве, но под камерами видеонаблюдения провести пять дней. В первый и последний ночью можно спать. Трое суток между — режим непрерывной деятельности: выполняешь физические упражнения и тесты без перерыва на сон. Делается это для того, чтобы убедиться: в случае экстренной ситуации на станции космонавт сможет работать как можно дольше. Такое задание можно и провалить: Олег вспоминает, как на второй день один из парней начал отмахиваться от несуществующей мошкары…

Но для Новицкого самым сложным оказались не пять суток в сурдокамере, а ожидание. С того момента, как он стал космонавтом-испытателем, до того дня, как очутился на МКС, прошло пять лет — и это еще повезло.

— Мой друг Макс Сураев первого полета ждал почти двенадцать лет. Раз за разом дублировать экипаж и все время оставаться на Земле очень тяжело. Космонавтика — дело хорошее, но уж больно редко летаешь.

Пушка, самолет, Новицкий

От школы движемся к центру Червеня. Чувствуется, что этот город Новицкий и вправду любит:

— Приезжаю, как только есть возможность. В ноябре собрались на отдых, и я сказал жене: давайте вы с дочерью в Эмираты, а я в Беларусь. Не вышло. Убедили, что семья должна отдыхать вместе.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

С Червенем космонавта связывает не только ностальгия: здесь по-прежнему живут мама, другие родственники и друзья Новицкого. Сам он переехал отсюда в 1988 году — и говорит, что с тех пор город сильно изменился. Вспоминаются мелочи. Памятник Ленину сместили с центральной площади. Футбольное поле застроили. На месте игрушечного сейчас магазин техники. Проезжаем мимо бывшего магазина спорттоваров: в детстве копил деньги, все равно хватило только на одну гантель. Но рано или поздно все разговоры с космонавтами непременно возвращаются к космосу.

— Рассказывали ли жена и дочь, что чувствовали, наблюдая за вашим отлетом на Байконуре? Страх или гордость?

— Больше страха. Гордость приходит потом, когда ты возвращаешься на Землю. А так… Это же баллистическая ракета, которой тебя «выстреливают» в космос. Когда-то я сам пускал ракеты в землю, а тут на них летать приходится.

Олег Новицкий служил на Северном Кавказе. Об этом он рассказывает по дороге к еще одной городской достопримечательности, неофициально посвященной Новицкому. Это бомбардировщик Су-24, который не так давно установили на въезде в Червень.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Но я на таком не летал, я управлял Су-25, — поправляет Олег Викторович.

За самолетом — пушка, излюбленное место встречи рассвета выпускников трех школ и одной гимназии Червеня. Новицкий называет ее непривычной. Оказывается, раньше здесь стояла «сорокопятка». Как-то ее забрали на парад в Минск, но вернули уже другое орудие. Может, просто перепутали?..

Руководство астронавта по жизни на Земле

Вместе с Олегом Новицким на МКС был канадский астронавт Крис Хэдфилд — тот самый, что стал звездой интернета благодаря каверу на Space Oddity Дэвида Боуи. В прошлом году на русском языке вышла его книга «Руководство астронавта по жизни на Земле». В том числе Хэдфилд описывал в ней множество традиций, которые соблюдаются на Байконуре — вроде коллективного просмотра «Белого солнца пустыни» (по описанию канадца, «русский фильм, главный герой которого чем-то напоминает Лоуренса Аравийского»).

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Почему именно «Белое солнце пустыни»? Там же нет ничего о космосе.

— Версий много, — отшучивается Новицкий. — То ли кому-то этот фильм понравился, то ли другого не было.

Хэдфилд писал и о том, что важное место в тренировках занимает так называемое моделирование непредвиденных обстоятельств, то есть смерти астронавта. Мол, в присутствии самого «мертвеца» и даже его жены проговаривается, как поступить с трупом, как быстро он будет разлагаться на МКС и как отбиться от журналистов.

— Первый раз об этом слышу, — искренне удивляется Новицкий.

Тогда проверим еще один невероятный факт из книги: правда, что космонавты взлетают в памперсах?

— Те, что из НАСА — да, — усмехается Олег Викторович. — У наших менталитет другой, мы к памперсам не готовы.

— А перед полетом нужно выпить глоток ракетного топлива с конструкторами корабля?

— Это же глоток чистого спирта. Необязательное действие, потому что не каждый иностранец может с ним справиться. Я, кстати, тоже пить «сок ракеты» отказался.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

На Байконуре сейчас модно получать благословение священника: размашисто окропит водой всех астронавтов вне зависимости от вероисповедания. Еще одну традицию Хэдфилд назвал «получить пинок под зад от высокопоставленного чиновника».

— Есть такое, — смеется Олег Викторович. — Когда космонавты, уже в скафандрах, поднимаются по трапу, кто-то из сопровождающих слегка дает тебе коленкой под зад. Толчок вверх! Нас заранее предупреждают: оборачиваться и давать сдачи не надо.

Червень из космоса

Подъезжаем к спортивной школе, где занимался будущий космонавт. Им, как известно, нужно быть в идеальной физической форме. В год астронавты проходят четыре медкомиссии, но все равно перегрузки переносить тяжело.

— Сначала тебе очень плохо: лицо опухает, начинается насморк. Потом привыкаешь. Возвращаешься обратно, и опять плохо. Но чем лучше физподготовка, тем быстрее приходишь в форму.

Хотя с Земли представить это сложно, в жизни на орбитальной станции хватает рутины. У космонавтов очень много работы: нужно проводить эксперименты, поддерживать работоспособность МКС. В субботу и воскресенье выходные, но на станции нужно еще пропылесосить! И даже встреча Нового года в космосе может получиться весьма прозаической.

— Российский Новый год наступил в 23.00 по станционному времени, так что мы закончили работу, открыли консервы, взяли сок… Но уже в 0.30 по Москве сломался туалет: пришлось ремонтировать.

Я знаю, что Олег Новицкий брал с собой на борт МКС белорусский флаг и флаг Червеня. Из космоса он рассмотрел и даже сфотографировал Минск. Может быть, и Червень с орбиты видно?

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

— Город маленький, неконтрастный, тем более зимой. Было тяжело, но я нашел! — улыбается космонавт.

,