Политика
Экономика и бизнес
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY

Общество


Трагедия, произошедшая в деревне Нацково Гродненской области, вместилась в несколько сухих строчек сводки МЧС: 8 марта 2015 года на пожаре погибли трое детей — 6, 5 и 3 лет, — оставленные без родительского присмотра. Однако эти скупые слова не могут передать страшную реальность того весеннего дня. Запах гари до сих пор доносится из полусгоревшего дома с заколоченными окнами в небольшой деревеньке Мостовского района.

Фото: Герман Сачук

В Нацково чуть больше 100 домов — почти все деревянные, на окраине — несколько колхозных домиков, построенных когда-то для работников сельхозпредприятия. Именно сюда почти 10 лет назад переехали Оксана Бежака с мужем, родителями и сестрой. Жили все вместе, работали на местной ферме. А когда женщина поняла, что беременна, попросили у руководства СПК отдельное жилище — уж слишком тесно было в колхозном домике. Молодой семье временно выделили тот самый деревянный дом. Но супруги не роптали — главное, что крыша над головой, — и с энтузиазмом принялись благоустраивать старую, но еще добротную хату.

Фото: Герман Сачук

Это потом местные жители скажут:

— Вой, плахой дом. Тут дзед два разы гарэў. І вось як трэці раз атрымалася з дзеткамі…

А пока молодая семья обживала дом: сделали ремонт, купили новую мебель. Прошло несколько лет — и по двору уже бегали две сестрички, Лиза и Ангелина, а догонял их младший братик Артемка — серьезный, розовощекий бутуз…

«Остерегали, оберегали, не уберегли»

Оксана встречает нас на пороге дома, в котором сейчас живет вместе с мамой. Сюда она переехала после трагедии. Худенькая, похожая на девочку, она как-то беззащитно улыбается и сразу говорит, что вспоминать о пожаре не будет. Слишком больно.

Просто приносит фотографии деток — то единственное, что ей осталось.

Фото: Герман Сачук

— К сожалению, их портретов осталось очень мало: все сгорело, собирали по друзьям и родным. А в доме почти ничего не сохранилось, — как будто извиняется Оксана и кивает куда-то в сторону сгоревшего дома.

С фотографий смотрят счастливые улыбающиеся дети. На них — такое простое деревенское малышовое счастье: выбежать на улицу с утра, играть во дворе, исследовать окрестности.

Троица, вспоминает мама, была очень резвой и часто получала выговоры за свои выходки от родителей. Папа пытался держать детей в строгости. Но куда там! После рабочих вахт в России, куда уезжал на заработки Дмитрий, он просто заваливал их вкусностями и подарками.

Фото: Герман Сачук

— Мы очень любили своих ребят. Остерегали, оберегали, но не уберегли… — бабушка Анна не пытается сдержать слез.

Какое-то время мы сидим в тишине, а я рассматриваю фотографии. Вот портреты с утренников, а вот общая, сделанная за несколько месяцев до трагедии, — младший Артем серьезный, а сестры улыбаются. Дети были в гостях у родственников — тогда и решили всех вместе сфотографировать. Вот, собственно, и все, что осталось на память маме о трех ее детях.

Фото: Герман Сачук

«А через несколько дней их не стало…»

— За несколько дней до трагедии они вдруг стали такие нежные, такие лааасковые, — нараспев, чтобы не разрыдаться, говорит бабушка. — Я везла их в садик в соседнюю деревню на автобусе. А они все обнимаются, целуют друг друга, а ведь раньше такого не было. Дальше больше — младший ребенок все не хотел меня отпускать, все всхлипывал: «Ба, останься, ба» — а у самого слезки катились по щекам. Я еще тогда подумала, что же такое, что же он так переживает. А через несколько дней их не стало.

Фото: Герман Сачук

Женщины все же не могут не вспоминать роковой вечер. Кажется, хронологию трагедии их память зафиксировала посекундно.

Фото: Герман Сачук

«Сообщение о загоревшемся частном доме в деревне Нацково Мостовского района поступило в службу „101“ 8 марта в 18 часов 37 минут от односельчан. К месту вызова выдвинулись пожарные расчеты из райцентра, а также из трех соседних деревень. Горели две комнаты жилого дома, наблюдалось сильное задымление. После тушения огня на месте пожара в жилой комнате на кровати были обнаружены тела двух малолетних девочек и мальчика. На момент пожара родители в доме отсутствовали».

Из сводки областного УМЧС

Фото: Герман Сачук

В тот день Оксана вместе с мамой пошли к родственникам в соседнюю деревню.

— Мы уже возвращались, а Дима зачем-то решил нас встретить. Ну сколько его не было, может, минут 40. Он на велосипеде поехал нам навстречу. Мы шли не очень быстро. По дороге свернули в лес, постояли, подышали воздухом. А Оксана почему-то домой идти не хотела, все говорила, что ноги не слушаются. Я еще тогда удивилась, но виду не подала. А потом мы услышали вой сирен. Пошли быстрее, увидели дым с середины улицы, — вспоминает бабушка. — Я кричала: «Там же дети, только бы не у нас!» И мы побежали вдоль улицы.

Оказалось, что полыхает именно их дом.

Фото: МЧС Беларуси
Фото: МЧС Беларуси

Фото: Герман Сачук

Лиза обняла братика и сестричку и накрылась одеялом

Мама и бабушка бегали по двору и кричали, звали детей, заглядывали в сарай, а Дима бросился в горящий дом и выбежал с Ангелиной на руках. Девочка, вспоминают они, как будто обняла отца. Он рухнул с ней около колодца и зарыдал, завыл. На миг Оксана подумала, что средняя дочь жива и просто испугалась, поэтому молчит, поэтому не двигается, поэтому… Но девочка была уже мертва.

Когда пожарные нашли детей, оказалось, что старшая, 6-летняя Лиза, накрыла младших собой и накрылась одеялом. Так все вместе и лежали. Внутри дома обгорело все. Светлые волосы детей превратились в темную паклю.

— Мы отмыть их не могли. Так и хоронили в закрытых гробиках…

Фото: МЧС Беларуси
Фото: МЧС Беларуси

Позже экспертиза установит: причина пожара — поджог. Дети нашли спички и начали баловаться с огнем. Очагом возгорания оказался платяной шкаф, на котором папа хранил сигареты и те самые спички. Каким образом детям удалось до них добраться — загадка. А выбраться после возгорания они не смогли, потому что дверь была закрыта на замок.

— Они же такие шебутные были. Все время норовили выскочить на улицу в одних кофточках. А было же холодно. Ангелина недавно болела, и вообще у нее была сильнейшая астма, мы столько с ней по больницам помыкались, — вспоминает Оксана. — Любой ветерок — и она сразу простывала. Поэтому Дима их и закрыл. Может быть, если бы они выбили окно, может быть, если бы мы шли быстрее

Фото: МЧС Беларуси
Фото: МЧС Беларуси

Молодая женщина каждый день задает себе вопросы, можно ли было все предотвратить.

— Я думаю, от судьбы не уйдешь, — кажется, этой фразой Оксана пытается примирить себя с действительностью жизни без детей.

Она часто бывает на кладбище. Почти каждую неделю — через сугробы по колено или грязь она проходит несколько километров до деревенского погоста, где на самой его окраине расположена могила. Под одним крестом — три имени и одна дата смерти. Оксана привычным движением смахивает снег с венков и долгое время стоит молча.

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

— Они мне снятся. Во снах танцуют, водят хороводы и смеются… И в жизни они были веселые, жизнерадостные. Ангелина танцовщицей хотела стать: она так плавно двигалась!

«Жить с этим тяжело, но приходится»

— Мы не знаем, за что это все нам, ведь семья была нормальная, не пьющая, не скандальная и работящая. Многие говорили о нас неправду, якобы мы постоянно оставляли детей одних. Но такое случалось очень редко, когда надо было срочно куда-то отлучиться. Если бы мы только знали, что так получится, то никогда… не оставили бы… — все время плачет бабушка.

Нормальной семьи больше нет. Супруги не смогли вместе пережить эту трагедию и разошлись.

— Не смогли мы просто вместе дальше жить. И в деревне этой остаться не смог. Уехал на родину — в Минскую область. Детей вспоминаю каждый день. Чтобы забыться, работаю с утра до самого позднего вечера. Прихожу домой и просто валюсь от усталости. Знаете, они ж были моим смыслом жизни. Всякое, конечно, бывало в нашей жизни, но я их сильно любил и всегда из поездок привозил гостинцы. Я виноват в этом всем. Только я и буду жить с этим дальше, каждый день вспоминая их, — Дмитрий тяжело вздыхает. Мы говорим с ним по телефону.

Оксана тоже хочет жить подальше от того места, где произошло несчастье. Она даже водителя автолавки просит подъезжать ближе к ее нынешнему жилью, потому что иначе ей приходится проходить мимо дома, где произошла трагедия. Испытание не из легких.

Фото: Герман Сачук

Молодая женщина некоторое время молчит, а на прощание негромко добавляет:

— Мне очень хочется, чтобы такие трагедии не повторялись. Жить с этим тяжело… Очень тяжело, но приходится.


Наверное, завершать этот страшный текст должен был профилактический комментарий МЧС — в ведомстве трагедию в деревне Нацково называют самой страшной в 2015 году. Спасатели бы вновь и вновь умоляли родителей не оставлять спички в доступных детям местах, а самих детей — одних дома. Никогда. По крайней мере, пока они такие маленькие. Вы снова и снова читали бы эти профилактические строки — и поступали так, как удобно вам. Не надо. Просто посмотрите видео — оно бьет вглубь родительского сердца.

Видео: отрывок из фильма «Цена мгновения» МЧС

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/скачать видео (20.67 МБ)