Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


Григорий Померанцев больше не возглавляет Национальное агентство по туризму. Бывший менеджер AirBaltic проработал на месте, с которого уходит по собственной инициативе, чуть больше полугода. TUT.BY расспросил человека, на которого в белорусской туристической сфере возлагали большие надежды, о подробностях этого ухода.

Григорий Померанцев до прихода в Национальное агентство по туризму в Беларуси 15 лет работал в авиакомпании AirBaltic, два года был коммерческим директором в аэропорту Толмачево в Новосибирске, а также запускал бюджетные авиалинии в Грузии. В Минск приехал с должности председателя правления Рижского бюро по развитию туризма. Владеет белорусским, русским, английским, немецким и латышским языками.

Расценил приглашение на работу как знак доверия и желание перемен

Григорий Померанцев говорит, что приглашение на работу в Национальное агентство по туризму расценил как знак доверия и желание перемен.

— Казалось, пришло понимание того, что нужно что-то делать по-другому в туризме. Не применимо к моим способностям и качествам, а просто сам факт, что есть заинтересованность привлекать людей извне, людей не из госструктур и даже не изнутри страны, привлекать какой-то опыт иностранный — это позитивный сигнал. Я подумал, что время пришло, — рассказывает менеджер.

Собеседник не скрывает: у него есть бизнес в Латвии. А во многих странах руководителю госструктур запрещено иметь бизнес и счета за границей:

—  Я это озвучил, на что было сказано, что это не проблема, потому что я не являюсь работником министерства. Когда проходил процесс согласования, мне предложили договор, подписанный министром, на трудоустройство в качестве директора. Буквально за несколько дней до этого юрист показала мне копию антикоррупционного закона РБ, который гласит, что не только директор, но и начальник, имеющий подчиненных в структуре государственных органов, не имеет права иметь фирму и счета за границей. И на основании этой информации я отказался подписывать договор. Мне сказали, что это не проблема, что я могу работать как исполняющий обязанности директора — без контракта. Условия контракта и работы были для меня второстепенны. Мне было нужно понять ситуацию, заявить о шагах, какие необходимо сделать, чтобы туризм развивался.

«Куча бумаг и движений, которые вообще не имеют отношения к туризму»

Экс-глава Национального центра по туризму рассказывает, что время, проведенное в должности, было интересным. Удалось затронуть тему производственного туризма, тему брендинга — представления странового продукта. Но добавляет, что пришлось столкнуться и с чрезмерной волокитой на разных уровнях.

— Вы знаете, последний месяц, декабрь… Может быть, он не отображает полной картины, но 85% времени занимало варение в собственном соку, куча бумаг и движений, которые не имеют вообще никакого отношения к туризму. И ты понимаешь, что это все полностью парализует. Ты работаешь ради работы, ради освоения средств в конце года, ради необходимости потратить государственные средства во что бы то ни стало, потому что иначе они куда-то «исчезнут» и в будущем ты не получишь их. Плюс вообще настроение такое: сменился полностью состав бухгалтерский, потому что людям сложно работать на существующую зарплату с огромным объемом документооборота. Ты постоянно должен мотивировать людей, чтобы они работали и любили то, что они делают…

Григорий Померанцев с женой воспитывают троих детей.

Григорий Померанцев говорит, что Национальное агентство по туризму рассчитывало увеличить внебюджетные доходы, чтобы благодаря им сделать зарплаты сотрудников более привлекательными. Специалист видел решение вопроса в создании сети мощных туристических инфоцентров, которые бы занимались не только информированием, но и широкой продажей сувениров.

— Эта тема была озвучена еще в июне, когда я пришел, и с тех пор на всех уровнях, в том числе на уровне замминистра, решался вопрос о выделении нескольких квадратных метров на вокзале для создания первого такого туристического инфоцентра. Мы бы привлекали больше внебюджетных средств и наши сотрудники могли бы рассчитывать на зарплату выше, чем полтора миллиона белорусских рублей — это чистая ставка. На согласования ушло шесть месяцев. Слава Богу, сейчас процесс закончен, мебель собрана, привлекаем товароведа.

Либо отказываться от собственности, либо уходить

Григорий Померанцев отмечает, что его ставка тоже была полтора миллиона рублей. При трудоустройстве ему обещали 10 миллионов рублей гарантированных, плюс возможность роста заработной платы за счет внебюджетных средств.

— Но и 10 миллионов наскрести никак не удавалось. Со всеми надбавками выходило ну 5−5,5 миллиона рублей. Да, я мог брать деньги из внебюджета, но на этот момент это совсем небольшие суммы, которые зарабатывает Нацагентство за счет семинаров, аттестаций, сертификации туркомпаний. Это деятельность, которая не приносит больших доходов. Чтобы мне получить обещанную зарплату, нужно было все эти деньги, которые люди заработали, забрать себе. Поэтому меня еще моральный комплекс постоянно донимал: с одной стороны, мне обещана эта сумма и я ее могу изъять, а с другой стороны, это значит, что коллеги не будут получать премии за свою работу. Но дело даже не в этом: я прекрасно понимал, на что я иду. И я для себя поставил планку, что я готов достаточно протяженное время работать на маленькой зарплате, потому что у меня есть запасы.

Вопрос стал принципиальным, говорит Померанцев, когда его поставили перед выбором: он должен стать директором, а не исполняющим обязанности, а это означает, что нужно отказаться от своей компании за границей либо переписать ее на жену и закрыть заграничные счета.

— А это уже некие действия, связанные с инвестированием денег собственных. И здесь уже вопрос принципиальный: хорошо, ты готов работать за минимальную зарплату и не говорить об этом. Но если тебе, чтобы узаконить свой статус, нужно предпринять шаги, связанные с большими издержками, — тогда это все несерьезно. У меня выбор: либо отказываться от собственности ради того, чтобы стать директором, либо отказываться от этой работы и при этом сохранить то, что у меня было.

Григорий Померанцев рассказывает, что из Беларуси уезжать не собирается, здесь семья. Но он допускает, что теперь в его работе будет больше командировок.

0058648