Политика
Экономика и бизнес
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY

Общество


«Обряд нэ прерывався. Кажны год збыралысь мужики по домах и робыли свечи», — вспоминает 90-летний Иван Геньбитский. Перед ним два десятка мужиков дробят диски пчелиного воска, греют воду, подвешивают на штангу фитиль с грузилом, готовясь исполнить древний обряд — изготовление братской свечи. Иван Константинович и сам бы с удовольствием принял участие в традиции, которая несколько веков передавалась из поколения в поколение, да вот только «вжэ рукы нэ робляць».

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Ивана Константиновича, которого по-уличному кличут Пиций, делать полутораметровую свечу научил отец, отца — дед, деда — прадед. «Лукьянцы» (ударение на последний слог. — TUT.BY) проводят этот обряд так долго, что никто уже не помнит, когда все началось. Но местные аксакалы убеждены: обычай уходит корнями вглубь на несколько веков, вплоть до XVI века.

«Еще предки предков… передавали этот обряд из рода в род. Мы помним, как его проводили наши родители. Ходили с ними и смотрели, как они это делали», — объясняет один из участников процесса Николай Кисель, которого к таинству приобщил отец.

С годами обряд обрел несколько иной смысл. Если раньше родовые братства, которые занимались пчеловодством, делали свечу, чтобы Бог благословил их труд, то теперь это уже не столько о меде, сколько о спасении души, мире и добре. Для местных обряд — еще и своеобразная дань предкам. Все-таки так жили их отцы, деды, прадеды. Так живут и они — остаются хранителями небольшой, но очень важной частички коллективной памяти этого края.

Только вот передавать знание некому: деревня умирает. Как говорят местные, «если раньше в Луке было 200 домов, то сейчас — 200 жителей», «если раньше школа работала в две смены, то теперь закрыта, а четверых детей возят в другую деревню».

«А шо внукы? Воны тупир по городах. Ну шо зробыш? Врэмя такэя», — сетует Иван Константинович.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Молодые уезжают в города, а старики остаются. Их силами обряд и поддерживается. Нет, он, конечно, не канет в Лету. Культработники давно задокументировали процесс, зафиксировали. При желании ему можно будет сделать «искусственное дыхание», написать сценарий, распределить роли и «оживить». Может быть, тогда со стороны он будет смотреться даже эффектнее. Молодые парни в вышиванках будут толочь воск, а в это время краснощекие девушки под гармонь и бубен будут развлекать колядками гостей, присевших за столом с картошкой, шкварками и пальцем пханой колбасой. Может, даже отреставрируют сельский Дом культуры, а то и вовсе построят новый в другой деревне, поближе к райцентру, чтобы было удобнее добираться. Все будет так же, но не так. Без этих дедушек в телогрейках и шапках-ушанках обряд потеряет главное — связь поколений. Ведь они собираются каждый год не потому, что «приехала группа», а потому, что так их учили отцы, деды, которых уже нет. И делают они это не для кого-то, а для себя. Искренне и душевно.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Ставим жертву Господу Богу»

Сам процесс изготовления одной свечи длится около часа. А вот подготовка к таинству занимает несколько дней. Вначале «братчики» обходят дома и собирают у православных верующих пожертвования на воск. Какой-то фиксированной суммы нет, каждый дает, сколько может.

«Наши предки вместо денег брали зерно, гречку, а потом до пчеляров заносили, а те в обмен давали воск», — объясняет Николай Константинович.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Накануне праздника мужчины собирались в доме и приступали к изготовлению большой свечи. Женщины могли смотреть за работой «братчиков», но в процессе им участвовать запрещено.

«Мы собираемся и рубаем воск на кусочки. Потом бросаем все в теплую воду, он размокает, и мы достаем и разминаем в руках, чтобы он был эластичный. Потом намазываем льняной фитиль воском и обматываем вокруг него куски воска», — продолжает собеседник.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Затем свечу кладут на стол, замазывают, накрывают доской, раскатывают, чтобы убрать все неровности, и дают остыть.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BYФото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«После Рождества Христова на Новый год (по юлианскому календарю. — TUT.BY) мы заносим свечу в храм, освящаем и ставим жертву Господу Богу, Матери Божьей Царице Небесной Пресвятой Богородице и всем святым», — добавляет Николай Кисель.

От свечи до свечи

13 января 2016 года «братчики» вновь собрались вместе, чтобы провести старинный обряд. В этом году традицию решили сделать центральным событием первого фольклорно-этнографического фестиваля «Братская свеча». Посмотреть на работу мужиков набился полный зал сельского Дома культуры: женщины, бабушки, журналисты и гости из латвийского города Икшкиле, города-побратима Столина.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

По лекалам предков мужики дробили воск, размягчали, клеили на фитиль и ровняли. Всего за несколько часов они изготовили три полутораметровые свечи. Одну передадут в Пинский хоспис, другую подарят народному мастеру Ивану Супрунчику, третью оставят в местной часовне. Зажигать свечку будут на время богослужений. По словам местных, хватает ее примерно на год.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Это наша жертва для наших прихожан и деток наших. Пусть горит во славу Господа. Чтобы он нас защищал, спасал, сохранял нас в добром здравии. Чтобы был мир на земле и благодать», — заключил Николай Константинович.