• Популярное

  • Другие новости

Общество


Ксения Ельяшевич,

Минский городской суд 12 января приступил к пересмотру дела об убийстве гандболиста Романа Лукашука. Предыдущий приговор, напомним, отменил Верховный суд. По нему за убийство на 6 лет заключения был осужден житель Борисова Максим Урубухов. Теперь он снова на скамье подсудимых.

Новый процесс ведет судья Сергей Бондаренко, который в начале заседания сразу же уточнил у обвиняемого, считает ли тот себя виновным.

— Понимаете, я не помню того, что произошло…

— Признаете вину? — повторил свой вопрос судья.

— Ну, нет, — ответил мужчина в клетке.

Напомним, почти все обвинение фактически основывается на показаниях самого Урубухова.

Он снова рассказал суду: в те сентябрьские выходные он приехал в Минск из родного Борисова, чтобы отдохнуть. Вместе с друзьями сняли на сутки квартиру, купили продукты и спиртное. После застолья отправились в город развлекаться. Так парень попал в клуб «Мулен Руж». За вечер, вспоминает, выпил примерно 300−400 граммов спиртного (пиво, джин, водка).

— Вышел на улицу примерно в пять утра. <…> С кем-то у меня произошел конфликт. С кем, не помню. И описать ничего не смогу — был пьяный. Конфликт был, меня ударили, я упал. Ударили в голову. Была ссадина на лбу, на свитере была полоса черная, как будто кто-то ногой ударил, — пытался что-то вспомнить обвиняемый.

Милиция приехала за ним на работу спустя неделю после происшествия. Правоохранители, говорит Урубухов, ему заявили: есть видео, где отчетливо видно, как он бьет Лукашука. А спортсмен сейчас в тяжелом состоянии в больнице.

— Я сказал им, что не помню. Они мне: на видео все видно, потом посмотришь. Но в итоге ничего не показывали, — вторит мужчина на судебной скамье.

После этого разговора его отпустили под подписку, он вернулся домой. Но подробно о случившемся семье не рассказывал: боялся волновать беременную супругу.

Обвиняемый меняет показания: «Теперь сижу — терять мне нечего»

А потом началось расследование. Во время нескольких допросов в деле «всплывали» новые подробности, под которыми подписывался Урубухов. Сейчас в суде он настаивает: со многим соглашался, так как следователи указывали, что все записано на камеры. Другое, что не мог вспомнить, высказывал в виде предположений. Например то, что «мог ударить Лукашука». Сейчас он многое опровергает.

Якобы ничего не помнящий, он, однако, даже участвовал в следственном эксперименте.

— Как вы могли показывать что-то, если события не помните? — удивляется судья.

— Не могу объяснить, — задумывается на минуту Урубухов. И после тихо добавляет: — Показывал, как написали в протоколе…

Фото взято с сайта: handball.by
Фото взято с сайта: handball.by

Напомним, трагический инцидент с игроком минского СКА и сборной Беларуси по гандболу Романом Лукашуком произошел 7 сентября 2014 года у входа в столичный клуб «Мулен Руж». По версии следствия, 23-летний спортсмен повздорил с другим посетителем за место в очереди на такси. От удара Лукашук упал и получил (при ударе о машину такси и асфальт) тяжелые травмы, а спустя несколько дней скончался в больнице, не приходя в сознание.

Суд Московского района Минска согласился с аргументами стороны обвинения и в марте 2015-го осудил 27-летнего жителя Минской области Максима Урубухова по ч. 3 ст. 147 Уголовного кодекса Беларуси (Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). Приговор — 6 лет лишения свободы в колонии усиленного режима.

1 декабря судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда рассмотрела протест заместителя генпрокурора Беларуси на принятые судебные решения. Верховный суд пришел к выводу, что вынесенный ранее приговор по делу «нельзя признать законным и обоснованным», поэтому он подлежит отмене. А дело — пересмотру.

На многочисленные нестыковки в деле (и записях с камер наблюдения у клуба) указывал отец погибшего спортсмена, потерпевший по делу Александр Лукашук.

То, что многое Урубухов не помнил и показывал, лишь предполагая, никому не пояснял. Говорит, «боялся, еще хуже будет», «возьмут под стражу, а у меня беременная жена», хотя был «единственным кормильцем семьи». Когда его все-таки приняли решение арестовать, то «менять показания уже смысла не было». А в суде не передумал, «надеялся, что все будет нормально, может, меня не посадят или меньший срок дадут».

А что теперь? «А теперь сижу [до пересмотра дела он уже начал отбывать наказание] - терять мне нечего», — говорит Урубухов.

Из-за чего у него произошел конфликт у клуба и с кем именно? Сказать не может и теперь. Помнит только, что его ударили. Чтобы сам — нет. Да и был ли вообще конфликт? Урубухов тоже не может сказать точно.

Если допускать, что все эти слова правда, то почему обвиняемый решил оговорить себя? Пока это пытались понять судья, прокурор, потерпевший и адвокат обвиняемого, в зале рыдали родные Урубухова. А тот только растерянно повторял: не помню.

— Вас кто-то принуждал давать недостоверные показания? - уточнял адвокат Урубухова.

— Нет.

— На вас оказывалось какое-то давление при проведении допросов?

— Сказали только, что если не подпишу, снимут подписку. <…> Если буду говорить, что ничего не помню, будет только хуже.

— Сегодня в суде вы можете вспомнить: наносили вы удар или нет?

— Не помню.

— А что вам наносили удар?

— Да, я помню.

— Помните, что вас ударили, что ехали [после клуба на такси] домой, а как вы ударили — нет. Может, удара не было? - подключился судья.

— Я точно сказать не могу — не помню.

— С чего вы взяли, что вообще был конфликт? - задал уточняющий вопрос потерпевший, Александр Лукашук.

— Потому что ударили меня…

Отец убитого гандболиста: «На всех видео видна безучастная охрана клуба, которая наблюдала убийство»

Потерпевший по делу, отец гандболиста Александр Лукашук, настаивает на своем: осужден невиновный, а в конфликте замешаны другие спортсмены, которые тоже отдыхали в клубе той ночью. Убийство было совершено из-за внутренней конкуренции в команде, считает он.

Мужчина обратил внимание суда на тот факт, что следователи не позволили ему ознакомиться с материалами расследования своевременно — в итоге он изучал их во время суда. Жалобы в прокуратуре не рассмотрели, так как дело быстро передали в суд.

— Когда начал анализировать видео [с камер наблюдения у клуба «Мулен Руж"], то оказалось, что совершенно не того человека задержали. <…> Они [участники конфликта на записях] в совершенно разной одежде. <…> Показания ключевых свидетелей полностью опровергаются видео <…>, — указал на основные нестыковки потерпевший.

Он также высказал упрек в адрес охранников «Мулен Руж».

— На всех записях видна безучастная охрана клуба, которая наблюдала убийство и то, как увозили [на машине] Романа. <…> Возможно, если бы скорую вызвали, ребенок был бы жив!..

Медики позже установили: тяжелые последствия развились из-за неправильной транспортировки пострадавшего. У спортсмена был вывих шейного позвонка — но знакомые почему-то повезли его домой, а не вызвали скорую. Все это сопровождалось опасными манипуляциями. У парня за это время попросту умер мозг. Потом остановилось и сердце.

Потерпевший Александр Лукашук настаивает, что на видео с камер наблюдения есть ответы на все вопросы. Просто записи изучали невнимательно, а выводы расходились с показаниями свидетелей.

— Заявляли ли вы ходатайство об идентификации лиц на видео? — уточнил адвокат Урубухова.

— Следователи сказали, что все [ходатайства] будут отказные, — уверяет Александр Лукашук.

— А на суде?

— Нет, не заявлял.

— Как вы считаете, людей возможно идентифицировать?

— Я считаю, что да.

— По мнению суда [предыдущего], это невозможно, — делает адвокат отсылку к предыдущему процессу. Тогда во время заседаний после просмотра видео некоторые участники открыто говорили, что не могут различить конкретных людей.

— Да, невозможно, если не хотеть там что-то увидеть, — отвечает Лукашук.

Адвокат обвиняемого завершил допрос кивком в знак согласия.

Заседания по данному уголовному делу продолжатся в суде Минского городского суда. TUT.BY будет следить за процессом.