Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Главное управление юстиции Гродненского облисполкома решило отказать в регистрации «Движению матерей 328». В это общественное объединение собирались войти родители и супруги осужденных за наркотики. Официальный статус им нужен был для того, чтобы наладить более плотный диалог с властями, правоохранительными органами и судебной системой. Пока эти люди общаются и обсуждают свои проблемы лишь через социальные сети. Сегодня в их группе 725 человек.

«Движение матерей 328» задумывалось как социально-просветительское. Это инициативная группа по созданию общественного объединения и указала в поданной в исполком заявке 2 декабря 2015-го. Они собирались оказывать материальную и психологическую помощь осужденным и их семьям, а также помогать с информационной и юридической поддержкой.

В уставе движения также говорится о том, что среди прочего объединение собирается заниматься и благотворительностью. Это стало одним из поводов для областного управления юстиции для отказа в регистрации.

«Название Объединения (социально-просветительское общественное объединение „Движение матерей 328“. — TUT.BY) не соответствует положениям Устава, предусматривающим помимо социально-просветительской еще и благотворительную деятельность», — говорится в официальном ответе.

Вторая претензия властей — тоже к названию. Если точнее, то к цифре «328». По мнению управления юстиции, в данном контексте она не соответствует требованиям законодательства.

«328» — это номер так называемой наркотической статьи Уголовного кодекса, по которой родственники членов движения отбывают наказание.

«В этой связи простое сопоставление словосочетания „движение матерей“ и цифры 328 ведет к резонному вопросу,  каким образом движение матерей соотносится с незаконным оборотом наркотиков, — не поняли в Гродненском облисполкоме. — Положения Устава на этот вопрос не отвечают».

Последний момент, который не позволил управлению юстиции узаконить новое общественное объединение, — его символика. К документам был приложен еще не зарегистрированный логотип.

Председатель инициативной группы по регистрации «Движения матерей 328» Лариса Жигарь называет все причины отказа в регистрации формальными. Она считает так еще и потому, что после подачи заявления на регистрацию государственная пресса Гродно начала информационную кампанию против движения.

23 декабря в газете «Гродзенская праўда» высказался старший помощник прокурора области Вячеслав Игнатик. Цели новой организации он открыто не разделяет и говорит, что горе тех родителей, чьи дети подсели на иглу, куда серьезнее, чем тех, у кого родственники сели в тюрьму по 328-й статье. А название «Камо грядеши?» — как призыв задуматься, правильную ли позицию заняли активисты движения.

«Инициатор и уже избранный председатель правления „Движения матерей 328“ не та несчастная женщина, чье чадо стало наркозависимым и готовым отдать последние гроши на приобретение дурмана. Это мать одного из тех „несчастных“ и „угнетенных“ правоохранительной системой, кто оказался причастным к распространению и сбыту „товара“, почувствовал вкус легких денег и получил за это большой срок», — пишет старший советник юстиции Вячеслав Игнатик.

Позже в «Гродзенскай праўдзе» появилась еще и точка зрения читательницы Натальи Симоненко, которая поддержала представителя прокуратуры и выступила с критикой «Движения матерей 328».

«После публикации статьи „Камо грядеши?“ (материал, написанный старшим помощником прокурора Гродненской области. — TUT.BY) поступают звонки от наших читателей, которые разделяют позицию ее автора», — добавляется в конце публикации.

Лариса Жигарь говорит, что ни с ней, ни с другими матерями редакция не связывалась. Она обращает внимание, что газета неправильно трактует цели движения.

— Мы не говорим о том, что наше дети невиновны, что всех необходимо оправдывать и отпускать в зале суда. Проблемы заключаются в работе следствия и в том, что наказание часто несоразмерно преступлению. Нельзя всем давать одинаковые сроки, — озвучивает свою позицию председатель «Движения матерей 328».

Родители осужденных обращают внимание и на другие жесткие нормы антинаркотического законодательства: их дети не могут претендовать ни на УДО, ни на амнистию. А наркозависимые еще и не имеют права получать образование или профессию в колонии. Не так давно представители движения озвучили эти проблемы перед депутатами парламента.

Читайте также:

«Хуже, чем есть, уже не будет». Матери осужденных за наркотики хотят пересмотра сроков для детей