Политика
Экономика и бизнес
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY

Новость дня


Житель Светлогорска, заразивший ВИЧ-инфекцией жену, проведет два года в колонии усиленного режима. Приговор по этому уголовному делу оглашен в суде Светлогорского района. Особенность ситуации в том, что потерпевшая не считает себя жертвой. Она рассказала TUT.BY, что изначально знала о ВИЧ-статусе своего любимого и сознательно родила от него ребенка. Пока шли судебные разбирательства, пара узаконила отношения в загсе.

Суд Светлогорского района. Фото: Евгений Спевак
Суд Светлогорского района. Фото: Евгений Спевак

Суд: «Обвиняемый знал, что ВИЧ-инфицирован — он заразил свою сожительницу»

Дело слушалось в закрытом судебном заседании в суде Светлогорского района, рассказала TUT.BY официальный представитель Гомельского областного суда Наталья Пугачева.

— Обвиняемый знал, что он — носитель вируса иммунодефицита человека. О том, что он ВИЧ-инфицирован, его уведомили в установленном порядке в Светлогорской центральной райбольнице, — рассказала она. — Мужчина был предупрежден об уголовной ответственности, но тем не менее сожительствовал с женщиной и заразил ее вирусом иммунодефицита.

Наталья Пугачева отметила, что жителю Светлогорска инкриминировалась еще одна статья УК — «Причинение тяжкого телесного повреждения по неосторожности»:

 — 11 апреля в 6 часов утра между сожителями произошла ссора. Обвиняемый, будучи в состоянии алкогольного опьянения, взял на руки своего ребенка, которому было около полугода. Жена, переживая за малыша, пыталась его забрать, но отец продолжал тянуть ребенка к себе. По заключению судмедэкспертизы, ребенку причинены опасные для жизни тяжкие телесные повреждения. По совокупности двух преступлений суд назначил обвиняемому 3 года лишения свободы с отбыванием в колонии усиленного режима (3 года за заражение и 3 месяца ареста за причинение тяжкого телесного повреждения по неосторожности. - TUT.BY). В связи с применением закона об амнистии срок сокращен на один год.

Таким образом, мужчине предстоит провести два года в колонии усиленного режима и пройти курс принудительного лечения от хронического алкоголизма по месту отбывания наказания. Приговор в законную силу не вступил и может быть обжалован.

Потерпевшая: «Мы любим друг друга. За что его в тюрьму?»

Ранее мы рассказывали об этой истории: суд над 40-летним Валерием, заразившим ВИЧ-инфекцией 34-летнюю Светлану (имена по этическим соображениям изменены) начался в сентябре этого года. Светлана должна была выступать в суде в качестве потерпевшей, но она отказалась давать показания.

 — Если бы не ЧП с ребенком, мы жили бы до сих пор всей семьей, — говорит она. — Валерий пришел в тот день выпивший. Я держала на руках пятимесячного малыша. Муж захотел уложить его спать, взял за ножки, но я резко увернулась от него — в итоге у малыша случился перелом бедра со смещением. Это нечаянно получилось, он сам долго переживал.

Со слов женщины, врачи сообщили о травме ребенка в милицию. Это случилось в апреле, сразу же было возбуждено уголовное дело в отношении Валерия за причинение ребенку тяжких телесных повреждений. Светлана недоумевает, как так получилось, что через несколько месяцев, уже в августе, ни с того ни с сего ее гражданскому супругу вдруг добавили еще одну статью УК — «Заражение вирусом иммунодефицита человека», хотя Светлана по этому поводу заявлений в милицию не писала.

В Светлогорске мужчину судят за «умышленное заражение» жены ВИЧ-инфекцией, хотя она пошла на риск добровольно

Женщина говорит, что муж не был алкоголиком, на учете в наркологическом диспансере не состоял. Мог не пить по полгода и больше. Но после того как ребенок попал с травмой в больницу, он сразу же закодировался на пять лет, «с того дня ни грамма не выпил».

— Он ведь сам решил эту проблему, зачем суд назначил ему принудительное лечение от алкоголизма? — говорит она. — Могли бы его во всей этой ситуации штрафом наказать или какими-нибудь общественными работами, а они что сделали?

Когда шли судебные разбирательства, Светлана с Валерием расписались в загсе — 15 сентября они стали законными мужем и женой.

— Я ждала оправдательного приговора. Для меня все происходящее — шок. Мы любим друг друга, за что его в тюрьму? Получается, сейчас все проблемы в нашей семье лягут на меня? Таким образом защитил меня наш гуманный суд? — у Светланы много вопросов, скорее риторических. — Теперь вместо того, чтобы тратить деньги на ребенка, я вынуждена оплачивать услуги адвоката и покупать передачи мужу в тюрьму.

Суд Светлогорского района. Фото: Евгений Спевак
Суд Светлогорского района. Фото: Евгений Спевак

Женщина говорит, что они с мужем шли в суд на оглашение приговора и думали, что все будет нормально.

— Мы даже не попрощались как следует, были уверены, что Валеру оправдают. Но еще до того, как зачитали приговор, я увидела конвойных в зале и сразу поняла: раз они здесь — значит, все. Мужа увели. На следующий день его в 6 утра отправили в Гомельский СИЗО. Два года колонии — слишком суровое наказание…

Адвокат обвиняемого Светлана Бобученко говорит, что во всем мире ВИЧ-инфекция не считается смертельным заболеванием, если принимать лечение и вести соответствующий образ жизни.

— В моей практике и раньше были дела подобного рода, но в них возбуждение уголовных дел инициировали сами пострадавшие. Там совсем другая история, а этот случай я бы отнесла к разряду неординарных и неоднозначных, — рассказала TUT.BY Светлана Бобученко. — Вред причинен не обществу, а конкретному человеку — женщине, которая настаивает на том, что потерпевшей себя не считает. Мы не согласны с оценкой доказательств по данному делу, считаем приговор незаконным и намерены обратиться с кассационной жалобой в вышестоящий суд.

Общественные организации: «В статью 157 УК требуется внести поправки»

Председатель Белорусского общественного объединения «Позитивное движение» Ирина Статкевич (Минск) рассказала, что после того как история Валерия и Светланы была опубликована на TUT.BY, в объединение звонили люди, которые поддерживают необходимость изменения законодательства, касающегося статьи 157 Уголовного кодекса.

— История Валерия и Светланы вызвала большой резонанс. Нам были звонки и от юристов, один из которых имеет опыт по изменению законодательных статей. Он проинструктировал нас в этом плане, и мы намерены обратить внимание парламентариев на то, что 157-ю статью следует модифицировать с учетом времени, в частности, внести в нее поправки относительно дискордантных пар (пары, в которых один из партнеров ВИЧ-положительный, другой — ВИЧ-отрицательный — TUT.BY), — рассказала она.

Есть региональная сеть правовой помощи людям, живущим с ВИЧ, которая объединяет несколько стран. Недавно на одной из встреч, проходившей в Украине, обсуждали светлогорский случай, говорит Ирина Статкевич. Выяснилось, что подобные ситуации встречались в России и Украине. Участники общественных объединений этих стран также пришли к мнению, что назрела необходимость защищать дискордантные пары на законодательном уровне.

В то же время председатель БОО «Позитивное движение» уверена, что человек, скрывший свой диагноз от партнера и умышленно заразивший его ВИЧ-инфекцией, должен нести наказание по всей строгости закона. Но в данной ситуации, отметила она, мужчина предупредил женщину о своем ВИЧ-статусе. Несмотря на это, она решила родить от него ребенка, то есть осознанно вступила в отношения с ВИЧ-позитивным. Супруги не учли, что, согласно действующему законодательству, инициатором возбуждения подобного рода уголовных дел могут выступить государственные структуры — милиция, медучреждения.

Тем временем, TUT.BY стало известно, что Региональная сеть правовой помощи людям, затронутым эпидемией ВИЧ/СПИД (объединяет 29 организаций из 9 стран региона Восточной Европы и Центральной Азии) будет оказывать семье Валерия помощь — вести правовое сопровождение этого дела вплоть до Верховного суда и международных организаций по правам человека.