Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Николай Мачекин, фото: Сергей Лозюк,

Корреспондент «Знаменки» с сотрудниками торговой инспекции Министерства торговли отправился на проверку в минское кафе Don Coffe’on. С понедельника оно приостановит свою деятельность до устранения недостатков. Когда заведение примет посетителей вновь — неизвестно. Don Coffe’on ждет контрольная ревизия.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"

В продовольственные магазины и на объекты общепита торговая инспекция выезжает каждый день. Пока добираемся к назначенному месту, начальник отдела контроля по городу Минску управления контроля потребительского рынка Наталья Василевская вводит в курс дела.

— Вопросов, по которым мы проверяем, очень много. Самые проблемные из них, как показывает практика, — сроки годности товаров и условия хранения. Думаю, сегодня нам понадобится несколько часов. Но потом нужно будет составить акт. А это не один час работы.

Подходим к кафе. Расположено оно на улице Зыбицкой, в центре города. Значит, дефицита в клиентах быть не должно. Уже на вывеске замечаем несоответствия требованиям.

— Указано, что кафе 1-й наценочной категории. В нашей стране используют классификацию по классам, а не категориям, — Наталья делает пометку в блокноте. — В остальном вопросов нет, прописано все необходимое: название юридического лица, номер лицензии, график работы.

Если верить вывеске, кафе сегодня открывается в 8 утра. Вот только попасть туда около 10 часов нам не удалось — двери закрыты. Через некоторое время появляется администратор, и мы можем войти. В небольшом коридорчике на стене — файлы с бумагами, это уголок потребителя. Придраться не к чему.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"

Пока дожидаемся руководителя, чтобы ознакомить с предписанием Минторга, осматриваем бар и изучаем меню. На барной стойке не находим таблички с надписью о запрете продажи спиртных напитков лицам до 18 лет.

С появлением директора специалисты Минторга приступают к работе. Для начала проверим бутылки с горячительным. На каждой должна быть акцизная марка и информация на русском или белорусском языках. Под барной стойкой обнаружили картонную коробку: в ней апельсины с обрезанной кожурой.

— Оказывается, их используют для декора и приготовления фреша. Но эти фрукты уже испорчены, хотя при правильном хранении могли бы дотянуть до 28 января, — Наталья Валерьяновна просит отнести находку на отдельный стол. — В помещении 20 градусов тепла, а храниться апельсины должны при температуре от плюс 2 до плюс 6 градусов. А у них к тому же поврежденная кожура.

Возле бара — небольшое складское помещение с холодильником. Но сок в картонных упаковках стоит почему-то на полках.

— Мы в кафе с самого утра, а пять пакетов уже вскрыты. Естественно, это просрочка. Невооруженным глазом видно, что упаковка вздута. Такая же история вот с этим молоком. Оно тоже открыто и не в холодильнике. Если такое молоко добавить в кофе — пользы для здоровья будет маловато.

Здесь же, в баре, находим чай, срок годности которого давно истек. Кстати, одна чашка напитка обойдется посетителю в 25 тысяч рублей.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"

Спускаемся на кухню. С первого взгляда претензий нет — чисто. Вчера в кафе был санитарный день. Но пакеты с кусочками хлеба, покрытого плесенью, сразу же портят картину.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"

— Такие хлебобулочные изделия не должны храниться со свежими. Плесень однозначно не вчерашняя. Покажите качественное удостоверение и накладные, — Наталья Василевская обращается к заведующей.

Наталья Василевская с управляющим кафе ищут дату производства хлеба
Наталья Василевская с управляющим кафе ищут дату производства хлеба

В это время заместитель начальника торговой инспекции Ольга Язвинская начала проверять содержимое холодильников и полок:

— Непонятные обрезки мяса в прозрачных целлофановых пакетах, как мне сказали, используют для приготовления бульонов. Но, скорее всего, это остатки от мясных блюд. Маркировка, как видите, отсутствует. А пирожные тирамису в креманках выкинуть пора давно. Если верить стикеру, десерту больше месяца, хотя храниться в готовом виде он может всего 48 часов.

Быстро находим очень просроченную колбасу. С февраля 2015-го употреблять ее в пищу нельзя.

— Для чего она вам? — интересуется у шеф-повара Наталья Валерьяновна, — в рассольники и солянки добавлять? Можете складывать в ящик и выносить в зал.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"

— И вот этот сыр возьмите. Плесень на нем явно не благородная. А ведь когда-то, возможно, была именно такой.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"

Противень с готовой пиццей тоже смущает специалистов из Минторга. Приготовить сегодня утром ее точно не успели бы, а значит, как минимум ночь она переночевала.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"

— Меня никто не может упрекнуть в необъективности, — рассказывает Наталья Василевская. — Просроченному товару не место на кухне. Если возникают спорные моменты — запрашиваем необходимые документы и выясняем.

В одном из холодильников находим молочные продукты в открытых кувшинах, а рядом в пластмассовом ведре отварной картофель.

— Заранее его нельзя готовить, — уточняет Наталья и обращает внимание на стоящие рядом весы: — Вижу, что они не прошли метрологический контроль. Отсутствует разноцветная голограмма, которая бы это подтвердила.

Открываем морозильную камеру для хранения овощей и фруктов. Заместитель начальника отдела выносит кастрюлю с отваренными колбасками и противень с «дзерунамі»:

— Кафе открылось в 10.05. А драники уже успели застыть — явно готовились вчера. Но чтобы избежать ответственности, их промаркировали стикерами с сегодняшней датой.

— А эти дрожжи используются для приготовления пиццы? — уточняет старшая проверяющая у шеф-повара и получает утвердительный ответ. — Так они же просроченные.

Отыскать столько недоброкачественных продуктов специалисты никак не ожидали. Столы на кухне шустро заполнялись просрочкой. На очереди — сосиски.

— Произвели их 26 июня, срок годности — 20 суток. Ноябрь на дворе.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"

Затем на стол выкладывают сельдерей, лук-порей, несколько ведерок моркови по-корейски. А на хлебе, который, кстати, тоже хранился в морозильной камере, дата выработки не указана.

— И на закуску — окорок сыровяленый, — выносит находку из холодильника Ольга. — Вчера-позавчера срок годности истек.

— Мой любимый фрукт тоже просрочен? — Наталья рассматривает физалис. — Да! И он. И никакой информации на русском или белорусском языках. Можно посмотреть качественные удостоверения на всю зелень?

— А это что? — показывает Ольга Язвинская что-то круглое странного цвета.

Опознать продукт из-за слоя плесени практически невозможно. Когда-то это был гранат.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"

Открываю холодильник с надписью «Рыба». На нижних полках нашлось место для контейнеров с замаринованным куриным филе. А ведь мясные и рыбные полуфабрикаты должны храниться отдельно.

— Недавно сломался один из холодильников. Это вынужденная мера, — оправдывается работник кафе.

Первая находка в морозильной камере для мяса удивляет. Противень с готовыми сырниками. Внизу — бадья с замороженной тыквой. По технологии поступать так с овощем нельзя.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"

— А эту баранину поставщики привезли для проработки, — комментирует владелец заведения Сергей.

— Но без качественных документов вы не имеете права ничего принимать, даже на проработку. А эта печень с истекшим сроком хранится в холодильнике с нормальным мясом. Должна быть отдельная камера для брака.

Здесь же находим несколько упаковок моцареллы. Замороженных. Хотя этот сыр замечательно хранится при температуре +4. Об этом написано на обертке.

— Нам предлагают замороженную лососевую икру, — шутит Наталья и выносит из камеры семь банок деликатеса. — Зачем ее замораживать, если она поступила в кафе всего месяц назад?! Сроки истекут только через пять месяцев.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"

И снова колбаса. Причем много, и импортная. Избавиться от нее нужно было в августе. Находим еще готовые блюда в одноразовых контейнерах и буженину из свинины. Она выпущена 15 августа, а срок годности — 20 суток. В этой же морозилке несколько подносов с замороженным хлебом и булками для тостов. И опять без маркировки.

— Нужно обязательно проверить куриные яйца, — Наталья возвращается в камеру для хранения овощей. — Так и думала. Срок годности истек. Больше шести лотков можно выносить из холодильника, уже не пригодятся. Перепелиные оставляем, они свежие.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"

Осмотр холодильников завершен. Сейчас специалистам торговой инспекции нужно описать все просроченные продукты, просмотреть необходимые документы и составить акт.

— Любой посетитель вправе потребовать качественные удостоверения на продукты, которые входят в состав заказанного блюда. Отказать не должны. Если возникают сомнения, не стесняйтесь об этом говорить и просить документы у персонала, — советует Ольга Язвинская.

Возвращаемся в зал. Начальник отдела контроля Наталья Василевская просит директора представить санитарные книжки всех сотрудников. На тот момент документов в заведении не оказалось. Наталья однозначно заявляет: кафе приостановит деятельность минимум на две недели. Хотя, конечно, устранить все недочеты могут и раньше.

Акт оперативной проверки кафе Don Coffe’on вместился на 15 листах. Там указаны все нарушения и суммы штрафов по каждому из них. Суммарный штраф составил более 19 миллионов рублей.

Фото: Сергей Лозюк, "Знамя Юности"